Богдан Шершун: «Заслуживал поехать на чемпионат мира»

28.11.2017 07:30

Фото cskanews.com

Экс-защитник сборной Украины Богдан Шершун вспомнил памятные вехи своей карьеры и порассуждал о настоящем национальной команды После того, как Богдан ШЕРШУН стал в 2000 году серебряным призером юниорского чемпионата Европы, на перспективного игрока положили глаз многие скауты не только украинских грандов, но и зарубежных. Спустя два года футболист Днепра перебрался в московский ЦСКА, с которым в сезоне-2004/2005 сумел завоевать главный клубный трофей в своей карьере — Кубок УЕФА. Предлагаем вашему вниманию первую часть интервью с экс-защитником национальной сборной Украины.

«Джибриль Сиссе был разгильдяем»

— Богдан, вы закончили карьеру три года назад. Не соскучились по профессиональному футболу? — Действительно, с профессиональным футболом я распрощался три года назад, но после этого еще играл и поддерживал форму в любительской команде в чемпионате Хмельницкой области. Ну а окончательно закончил где-то год назад. И вот теперь появилась новая возможность — поиграть за сборную ветеранов и таким образом продолжить карьеру. Так что пока у меня режим нон-стоп. — Игры за ветеранов помогают держать себя в тонусе? — Конечно, ведь у нас две тренировки в неделю. Плюс игры каждые выходные. Я уже говорил ранее в интервью — такое ощущение, будто бы возобновил карьеру. Переезды, гостиницы, общение… — Как считаете, насколько вы себя реализовали как футболист? — Могло быть лучше, а могло и хуже. Жаловаться грех. — Ваша серьезная карьера началась с юниорского Евро-2000? — Еще до этого Евро я принимал участие и в континентальных отборочных турнирах, и в финальной части в Шотландии. Туда мы пробились со сборной U-16 во главе с Анатолием Бузником. Чудом тогда не вышли из группы. Россию обыграли, с Израилем сыграли вничью и уступили хорватам. Вот тогда и началась моя настоящая карьера. Касательно же самого Евро, сборную U-19 тренировал Анатолий Крощенко, и цикл для нас выдался удачным. Начали мы с U-18, закончили уже как U-20. Два года это все длилось. На самом Евро-2000 стояла задача попасть в пятерку, а мы взяли серебро. И через год поехали на чемпионат мира в Аргентину, где раскрылся талант Савиолы, он тогда стал лучшим бомбардиром, а аргентинцы — чемпионами. — Из сборной Украины, которая взяла серебро континентального первенства, кто реализовал себя в наибольшей мере? — Выделялся Белик, который забивал много важных голов. Он удачно сыграл и на Евро, и на чемпионате мира. Забивал через себя. Но все равно, я думаю, что у него все могло быть еще лучше. У Алексея был вариант с Ювентусом, но Шахтер переподписал с ним контракт после чемпионата мира и не отпустил в Италию. — А из той сборной Франции, которая противостояла вам в финале, кого-нибудь помните? — Я как-то хотел посмотреть их состав, но нигде не смог найти. Помню только одного Джибриля Сиссе. Он был еще тем разгильдяем. Перед самим финалом, помню, вышел на балкон — смотрю, а он в халате стоит, с девушкой. Я думаю, что если бы он более серьезно относился к футболу, у него была бы более яркая карьера. С его-то данными и скоростью… — Удачное выступление на Евро привлекло к вам внимание со стороны серьезных клубов? — Да, мною тогда интересовались немецкие клубы. На том Евро с нами был селекционер из Днепра, он мне и сказал. Но клуб из бундеслиги не смог договориться по цене с владельцем Днепра. Какая конкретно была команда — не знаю.

«Победа в Кубке УЕФА — вершина карьеры»

— И все-таки вы оказались в зарубежном клубе — в московском ЦСКА… — От них пришло более конкретное предложение. Все произошло внезапно. У меня оставалось еще полгода по контракту с Днепром, уже собирался на сборы — и тут звонят из ЦСКА. Говорят — приезжай, поговорим. Новый тренер Валерий Газзаев хочет тебя подписать. — После Днепра попасть в ЦСКА — разница сильно ощущалась? — Очень сильно. Она была заметна в отношении руководства к команде. В ЦСКА футболисты вообще ни о чем не думают. Будет ли зарплата, как ее получить. Там только о футболе думаешь. Квартиру сам клуб находит, остальные моменты тоже клуб решает. — Если сравнить Газзаева и Кварцяного, которые славятся жесткими физическими нагрузками, с кем было тяжелее работать? — С Газзаевым, все-таки задачи стояли максимальные — в каждой игре побеждать. Тяжело было, еще и соперники вдвойне мотивированными выходили. А в Волыни все иначе. Один матч выиграли, потом ничья, поражение, ничего страшного. Задачи другие совсем. — Какие самые тяжелые упражнения у Газзаева? — Шесть по 1200. Фартлек такой у нас был. 1200 метров бегали по кругу на время. 1200 пробежали, три минуты отдохнули, и опять 1200. Очень тяжелая нагрузка. — Победа в Кубке УЕФА — самая яркая страница вашей карьеры? — Если посмотреть на все мои награды — тогда да. Это определенная вершина в футболе. Выше только Лига чемпионов. — Можете сравнить те чемпионаты Украины и России, когда вы были в ЦСКА, и нынешние первенства? — Когда я переходил, то разница была существенная, в пользу РФПЛ. Когда вернулся в Днепр, ситуация начала выравниваться и чемпионат Украины подтягивался. Уже можно было конкурировать. В Украине было шесть-семь конкурентоспособных клубов. А сейчас пропасть еще больше увеличилась. — Чемпионат Украины выигрывали только три команды, а российское первенство шесть… — Вообще чемпионство Таврия — это дело случая. Считаю, что в Украине есть только два клуба, которые постоянно сражаются за самые высокие места. А в России корону примеряли и Спартак, и ЦСКА, и Зенит, и Локомотив, и Рубин, и даже Алания. — Сейчас поехали бы играть в Россию? — Нет, это было бы неправильно. Именно по политическим причинам. Раньше об этом не было и речи, а сейчас все иначе. — С кем дружили, будучи армейцем? — С Роланом Гусевым, до сих пор поддерживаем связь, виделись буквально месяц назад. С Игнашевичем хорошо общаемся. Ещенко сейчас в Спартаке, мы с ними вместе за Днепр и Арсенал выступали. — Акинфеева не поздравляли с тем, что он прервал свою страшную серию в Лиге чемпионов? — Все над этим смеются, а вот я не понимаю. Пусть посчитают, сколько он сыграл матчей в Лиге чемпионов, сколько сейвов сделал. Он против всех топ-команд сыграл. Ни один вратарь, кроме Шовковского, из бывших стран СССР такого результата не показал. Акинфеев еще молодой, как для вратаря, ему еще играть и играть. Посмотрим, сколько он еще сухих матчей на ноль проведет, тогда и подобьем статистику.

«Бил из-под Де Росси, Буффон не доставал…»

— Чем был примечателен ваш дебют за сборную Украины, который состоялся в матче против Македонии? — Запомнилось все, каждый момент. Это все-таки первая игра за сборную, другой уровень. Волновался — новые тренеры, Олег Блохин… — Что говорил Олег Владимирович перед матчем? — Установок не давал. Он лишь сказал: «Я тебя в состав, а ты из состава». Дело в том, что когда выдавали форму, я взял номер не из первых 11-ти, а 14-й, в честь своего день рождения. А Блохин увидел и говорит: «Почему берешь 14-й? Это же номер запаса». Но я все-таки оставил 14-й номер. — Какое в целом впечатление произвел Блохин? — Хороший мотиватор. На него имя работает, Золотой мяч. Он пользуется этим в общении с игроками. — С какими мыслями выходили играть против чемпионов мира — сборной Италии? — У них, что не футболист, то звезда. Я мог забить в том матче, пробивал головой из-под Де Росси, Буффон не доставал. Видел уже мяч в воротах, и тут он попадает в полевого игрока сборной Италии… Так обидно было, мог огорчить чемпионов мира. — Помните, за что желтую карточку получили в том матче? — Честно говоря, не припоминаю… — Вы тогда Тони срубили в центре поля. — Не помню такого момента, но вполне допускаю, что было так. Помню, что нам тогда Оддо и Тони забили во втором тайме. Запомнился и Пирло. У него сумасшедшое видение поля, казалось, что он затылком может пас отдать. Пирло не поднимает голову и отдает точно в ноги, а Индзаги и Дель Пьеро очень здорово открываются, у них отличное взаимопонимание. Пиппо постоянно на грани офсайда играл, даже боковому судье тяжело определить, было ли вне игры или нет. Выйти с этими людьми на поле и поиграть против них — это уже достижение в футбольной карьере. Все-таки не каждый день играешь против лучшей сборной планеты в официальном матче. — Как считаете, после того, как вас перестали вызывать в сборную, был ли шанс вернуться? — Да, на матч против Франции в отборе к Евро-2008 должен был ехать, и на Фареры лететь, я был в расширенном списке. Я считаю, что за сборную должен был больше поиграть, на чемпионат мира поехать. Не знаю, почему меня не взяли. Мы тогда с Днепром за второй круг в чемпионате Украины три мяча со стандартов пропустили. Но Блохин меня не взял, а взял Яценко и Чигринского после молодежного Евро. Их даже на поле не выпустили, они ведь необкатанные были, в чемпионате немного матчей отыграли. Очень обидно было, что не поехал. Уверен на 100 процентов, что заслуживал поехать на чемпионат мира. — Вернемся в нынешнее время. Сейчас в сборной есть традиция — новички перед дебютным матчем должны спеть песню. А у вас были какие-то обряды посвящения? — Нет, у нас такого не было. Эту традицию, по-моему, ввели в Челси и Шевченко, вероятно, оттуда взял эту идею. Тогда таких церемоний не было, много игроков вызывали, но никак нас не посвящали. — Это хорошо, что в последнее время Шевченко вызывает больше новичков? — А разве есть другие варианты? Сборная же не выигрывает матч за матчем. Если люди, которые на выходят поле, не могут дать результат, значит, нужно рассматривать других, экспериментировать. — Какие слабые стороны у нынешней сборной? — Я считаю, что есть несколько проблемных позиций. Нет забивного нападающего, каким был в свое время Шевченко. Да и в принципе, сейчас в Украине нет нападающих, которые выделялись бы. А как без нападения выигрывать? Попробовали Коломойца, сейчас уже активно говорят о Мораесе. — Как относитесь к натурализации? — Спокойно отношусь. Если футболист на две головы сильнее, почему бы его не задействовать. Но одно дело, когда один-два бразильца на поле, а другое — если их станет 11 человек. Это была бы уже не сборная Украины. Никита ДМИТРУЛИН Продолжение следует Вячеслав Шарпар: «Хотел сделать колесо, но нога поехала…»

Лента новостей