Интервью из прошлого. Юрий Максимов: «…А начинал я у Веремеева»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото fcdynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — трехкратный чемпион Украины, обладатель Кубков Украины и Германии Юрий Максимов. В начале 1998 года центральный полузащитник сборной Украины осваивался в своей новой команде — бременском Вердере.

Поздним вечером 5 октября 1996 года, наверное, при всем желании трудно было бы найти в Украине более популярного человека, чем он. Удар полузащитника сбор­ной Украины под занавес отбороч­ного матча мирового первенства против португальцев, направлен­ный по замысловатой траектории в верхний угол «бессарабских» во­рот, в которых застыл, как вкопан­ный, Витор Байя, заставил наполненную чашу Олимпийского на мгновенье замереть в оцепенении, а спустя миг взорваться неистовым восторгом. Похоже, впервые за многие годы наши футболисты на радостях ринулись к ликующим трибунам всей командой. И повел их за собой автор победного гола — Юрий Максимов — несмотря ни на что, даже ценой желтой карточ­ки. Еще не раз после этого на раз­ных стадионах континента его фамилия вспыхивала на табло, но то мгновенье неповторимо…

Честно говоря, трудно будет бу­дущей весной представить дина­мовскую полузащиту без вездесу­щего и неуступчивого в единобор­ствах белокурого Макса. Но, что де­лать. Такова футбольная реаль­ность. Сегодня Юрий Максимов — игрок бременского Вердера, и предстоит ему искать признание уже в бундеслиге…

— Юра, поскольку времени на разговор у нас маловато, навер­ное, сразу же стоило бы расспро­сить тебя о нынешней твоей жиз­ни в Германии.  все же давай вернемся к истокам футбольной биографии Юрии Максимова. Такой себе экспресс — «Херсон — Бремен»…

— Действительно, вырос я в Херсоне. Лет с восьми начал зани­маться в местной ДЮСШ. Футбол любил до беспамятства — сам мя­чи красил, зашивал их, а когда по телевизору показывали матчи с участием киевского Динамо, для меня это был настоящий праздник. Мне очень повезло с первым тренером — Сергеем Гри­горьевичем Веремеевым. Кстати, он родной брат известного в прошлом игрока, а ныне одного из на­ставников сборной Украины Вла­димира Веремеева. В детстве я был шебутной и несколько раз бросал футбольную секцию — то на велоспорт убегал, то еще куда-то. Но каждый раз Сергей Григорьевич находил нужные слова, убеждая меня в том, что мое при­звание футбол, и я возвращался. Наверное, все-таки он уже тогда видел во мне кое-какие задатки и берег меня долгие годы. Помню хотели меня как-то в харьковский спортинтернат забрать, но Григорьич не отпустил. Школьные годы пролетели незаметно, и при­шло время идти в армию. Правда, к девятнадцати годам я уже успел провести несколько матчей за херсонский Кристалл, выступав­ший тогда во второй союзной ли­ге. Считаю, мне очень повезло, что и на время службы не расстался с футболом А то, кто знает, как бы все дальше сложилось…

Понача­лу местом службы мне определи­ли Николаев, но оказался я в Се­вастополе — в СКЧФ. «Служил» вместе с Валерой Погореловым, играющим сейчас в одесском Черноморце, Сашей Евтушком, Андреем Тарахтием, многими ре­бятами, представляющими сей­час российские клубы. Словом, «компания» у нас была прилич­ная. Месяца за четыре до «дембе­ля» меня забрали в севастополь­скую Чайку. А вскоре после од­ного из сборов Николай Павлов, много впоследствии сделавший для моего профессионального роста, пригласил нас с Валерой Погореловым в симферопольскую Таврию. Там я и отыграл два года. Вскоре Николай Петрович по каким-то причинам покинул пост главного тренера Таврии и переехал в херсонский Крис­талл, став начальником команды. Спустя некоторое время там ока­зался и я. Отыграл в родном горо­де сезон, стал даже лучшим бомбардиром, забив 27 мячей. Потом с Николаем Петровичем отправился в днепропетровский Днепр. Три года там пробыл, получил приглашение в сборную Украины, а потом — и в киевское Динамо…

— Помнится, тогда вокруг вы­садки днепропетровского «де­санта» в Киеве много шуму бы­ло…

— Недавняя ситуация, возник­шая в Днепре, во многом близ­ка с той, которая постигла коман­ду три года назад. Футболисты обеспечивали хорошие результаты, а платы за свой труд не полу­чали. Помню во втором круге мы выиграли 11 игр, а премиальные нам не платили целых полгода. За эти месяцы сумма набежала при­личная — порядка 7—8 тысяч долларов. Но возвращать нам зара­ботанные деньги никто не спе­шил, думали, мы будем сыты обещаниями. Вот и решились на пе­реход в Динамо. 

— Прошлой зимой в твоей футбольной жизни был доволь­но тяжелый период. Ты во чтобы то ни стало решил тогда уйти из Динамо, ездил на «смотрины» в несколько клубов. А в итоге продолжительное время вынуж­ден был поддерживать форму отдельно от команды…

— Мне к тому времени уже ис­полнилось 28 лет. И из Динамо мне хотелось уйти не потому, что мне не нравилось играть в этой команде. Просто я понимал, что с каждым годом мне все труднее будет найти хороший клуб за гра­ницей. А ведь, чего греха таить, окунуться в мир западного футбо­ла — мечта едва ли не каждого футболиста. Первый раз я ездил на «смотрины» в английский Саутгемптон, возглавляемый Гремом Сунессом. Вроде бы после моего недельного пребывания в Англии клуб готов был меня ку­пить. Однако стороны не сошлись в трансферной сумме. Потом воз­ник вариант с Вулверхэмптоном, боровшимся за право вый­ти в премьер-лигу. Но и там по некоторым причинам не сложилось. К тому же команда так и не выпол­нила поставленную задачу. Хотя теперь я не жалею, что еще год поиграл в Украине. Все-таки здо­рово выступили в Лиге чемпионов, сборная в Европе «засветилась». Другое дело, что нас попросту не пустили на чемпионат мира.

— Помню, проскальзывала информация, что заманчивые предложения поступали тебе и раньше. От австрийского Рапи­да, от Алании…

— В случае с венцами от пере­хода отказался я сам — не слиш­ком устраивали предложенные Рапидом условия. А вот с владикавказцами я уже даже кон­тракт подписал, причем так сло­жились обстоятельства, что встреча с наставником Алании Валерием Газзаевым и подписа­ние документов состоялись в Гер­мании. Но, видимо, судьбе было угодно распорядиться по-своему, и Динамо я покинул только че­рез год, причем отправился в со­всем другом направлении.

— Юра, а когда ты впервые услышал, что твоей персоной интересуется Вердер?

— После матча в Бремене между сборными Германии и Украины, когда мы уступили — 0:2. Причем тогда ко мне прояв­лял интерес еще один клуб бундеслиги — Кайзерслаутерн. Агенты этих клубов и домой мне звонили, и Валерий Васильевич говорил, что есть предложения. Кайзерслаутернцы хотели заполу­чить меня обязательно летом, пе­ред стартом чемпионата. Однако Динамо предстояло выступление в Лиге чемпионов, и президент клуба счел необходимым еще на полгода оставить меня в команде. В конце концов Вердер оказал­ся понастойчивее и терпеливее, предложив к тому же Динамо за мой переход более крупную сумму. И когда стало известно, что киев­ляне пробились в четвертьфинал Лиги, мне дали «вольную».

— До зимнего перерыва в чем­пионате бундеслиги ты успел провести четыре матча и не толь­ко забил победный мяч на выез­де в ворота Мюнхен 1860, но и, по версии авторитетного Киккера, был признан лучшим игроком той встречи. Получается, ос­воился без проблем…

— Поначалу было непросто. Никого из партнеров не знаешь даже по имени, имеешь смутное представление об особенностях игры каждого в команде, в конце концов к тем же мячам нужно привыкнуть. К тому же дебютиро­вал я, в прямом смысле, прибыв с корабля на бал: 27 ноября за Динамо играл против Эйндховена, а уже 29-го в футболке Вердера вышел на поединок против Штутгарта. Уже в тре­тьей встрече против Ганзы от­дал голевую передачу. Ну, а даль­ше ты знаешь… Меня уже даже фартовым стали в команде назы­вать. Ведь после провального старта концовку первого отрезка сезона бременцы провели значи­тельно лучше и ушли на перерыв, деля с Ганзой и Дуйсбургом 6—8-е места.

Там даже из поражения никто не делает проблемы. Помню, как-то проиграли мы, и иду я из раздевалки на традиционный ужин команды после матча, опустил го­лову, переживаю. А на меня смот­рят с удивлением. Не расстраивайся, мол, уступили — ничего страшного, играли-то ведь непло­хо. В следующий раз выиграем… Такой вот менталитет. Хотя, с ле­гионеров спрос особый. Сыграл неудачно — поблажек от прессы не жди, получишь сполна. Даже не представляю, как бы я там один, без Вити Скрипника, при­жился. Нам, кстати, на трениров­ках даже на русском запрещают общаться, чтобы я быстрее осва­ивал немецкий язык.

— Тебя, в отличие от Виктора Скрипника, которого присмот­рел Дикси Дернер, в команду приглашал уже новый наставник — Вольфганг Зидка…

— Он молодой тренер и пытает­ся следить за современными тен­денциями развития футбола. К примеру, уже несколько раз про­водил тренировки «по Лобановскому», интересуется методикой подготовки Динамо, собирается в Руйт поехать, где готовятся ки­евляне. И вообще выступление чемпиона Украины в Лиге чем­пионов вызвало в Германии широ­кий резонанс. Иначе, чем «Динамо-машина», команду там никто не называет.

— Ты уже практически год не отдыхал. А вообще где отпуск любишь проводить?

— Перерыв в тренировочном процессе, главным образом, вы­падал на зимний период, поэтому почти каждый год с семьей ездил в Эмираты.

— Чемпионат Германии возоб­новляется в последние дни янва­ря, но Вердер приступает к подготовке уже с первых дней нового года…

— После участия в традицион­ных рождественских турнирах с 5 января команда на две недели уехала на сбор в Испанию, а уже 21 января в Бремене сыграем товарищеский матч с киевским Ди­намо. Что любопытно, в команде футболист может сам выбрать бо­лее приемлемый для него вариант подготовки. Хочешь — работай в зале, если, к примеру, болит голеностоп и не подходит искусственное покрытие, бегай на улице кроссы.

— Теперь-то тебе вдали от до­ма будет полегче — все-таки се­мья рядом. С Татьяной вы уже давно вместе?

— Она тоже из Херсона. Позна­комились на дискотеке. Правда, номер своего телефона не остави­ла, сказала, что сама позвонит. Вот однажды и позвонила… Уже семь лет прошло, как мы создали семью. Растим двух сыновей — старшему Юре — 6 лет, а Ильюша пока со­всем крохотный — ему еще и пяти месяцев не исполнилось.

— Похоже, придется тебе вы­ходить на поле, пока не «созреет» еще один Юрий Максимов…

— Пока об этом говорить рано. Юра больше увлекается компью­терными играми. В этом деле я уже за ним порой не поспеваю. Хо­тя, кто знает, может со временем он и «переключится» на футбол.

— К приезду семьи уже все подготовил?

— Да, в дом со дня на день дол­жны завезти мебель, заказал се­бе и автомобиль — «мерседес». Пока подыскивают. Вообще меня поразила дружелюбность, с кото­рой меня приняли в команде. Каждый пытается, чем может, по­мочь. Бруно Лаббадиа, к примеру, решил вопрос с мобильным телефоном. Все формальности сам уладил, я только деньги отдал. Как говорят мои партнеры по команде, поможем тебе во всем, только вот на футбольном поле ты должен все доказывать сам.

В Вердере никто не обраща­ет внимание на то, сколько ты пи­ва выпил или выкурил сигарет. Никто не прячется, словом, про­фессионалы сами знают, что каж­дый себе может позволить. Хо­чешь в карты играй, хочешь сига­рету выкури. Это у нас: не успеют футболиста где-то с бутылкой пи­ва увидеть, уже клеймо алкоголи­ка вешают. Да мы по сравнению с ними — «подшитые»…

— Но все же дыма без огня не бывает…

— Не буду говорить за кого-то, а у меня проблем с режимом ни­когда не возникало. Мог после иг­ры пива выпить, если какой-то праздник, к примеру, чей-то День рождения, сигарету-другую выку­рить. Не более того…

— А как тебе Германия в це­лом?

— Умная страна. Там одним из основных приоритетов являет­ся закон. У нас же людям еду за­частую не за что купить, а в Вер­ховном Совете в это время с пе­ной у рта решают показывать Санта-Барбару по телевизору или нет. Мама моя, к примеру, всю жизнь «пропахала», и лишь за два года до выхода на пенсию ей дали трехкомнатную квартиру. «Зачем она мне, сынок, сейчас, ведь лучшие годы уже позади», — жалуется она. Да и не только пожилых людей государство по­ставило на грань выживания. Об­щаюсь с бывшими футболистами — с Виктором Консевичем, Же­ней Яровенко — людьми, много лет поигравшими в футбол. Зара­ботали люди какие-то деньги, а сейчас остались ни с чем. Все, что на сберкнижках хранилось, в одно мгновенье обесценилось. Как такое может быть в Герма­нии?

— Юра, в Вердере, как и в Динамо, и в сборной тебя ис­пользуют на позиции опорного «хава». Место в центре полуза­щиты «врожденное» или «приви­тое»?

— С самого детства играл на этой позиции.

— А кто твои самые закадыч­ные друзья?

— В первую очередь — Сергей Коновалов. Хотя дружен со многи­ми — с Пашей Шкапенко, напри­мер. В Днепре много ребят оста­лось. Вообще считаю, что в днеп­ропетровской команде прошли мои лучшие футбольные годы.

— Ни на что не намекаю, но карьера игрока не вечна…

— Даже и не знаю, чем займусь в будущем, пока об этом не думаю. Может, вернусь в родной Херсон, детишек буду тренировать. Ведь в последнее время возникают нела­ды со здоровьем. Голеностоп, пос­ле удара Йенса Новотны, до сих пор побаливает, хотя с тех пор прошло уже больше полугода. Причем, по иронии судьбы «въехал» он меня именно в Бремене, когда встреча­лись наши сборные. А тут еще шов на пахе разошелся. Но я нос не вешаю, с болячками как-то разберем­ся, ведь я-то не наигрался еще..

Юрий САЙ, 16.01.1998

Интервью из прошлого. Олег Протасов: «Одно вакантное место иностранца в Верии берегу для себя»

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения