Игорь Лучкевич: «Надеин сказал: «Играй как умеешь»

В первой части разговора с экс-полузащитником сборной Украины Игорем Лучкевичем мы вспомнили его клубную карьеру

Не многие из футболистов и тренеров запорожского Металлурга на протяжении практически всей своей карьеры отличались стабильной игрой, а впоследствии — качественной работой, заслужив только лестные высказывания в свой адрес. Но то, что такие люди есть, уже дает основания надеяться, что из пропасти, в которую угодил Металлург, клуб сможет выбраться. Одним из таких является Игорь ЛУЧКЕВИЧ.

— Игорь, ты помнишь свою первую игру за Металлург?

— Конечно, помню. Я дебютировал в основном составе в домашней встрече с московским Торпедо в 1991 году. Тогдашний главный тренер запорожан Игорь Надеин, давая установку, сказал коротко: «Играй как умеешь». Здорово поддержали ветераны — Олег Таран, Сергей Башкиров, Юрий Сивуха и другие. Мне было 17 лет, и то, что мне доверили сыграть в основе, стало авансом.

«Обидно, что до конца не смог реализовать свой потенциал»

— Значит, игроком основного состава ты почувствовал себя не сразу?

— При Надеине меня сложно было назвать футболистом основы, хотя я выходил как на замену, так и с первых минут. А вот уже в бытность главным тренером Анатолия Куксова, когда начал проводиться чемпионат Украины, я стал стабильным игроком стартового состава. В то время шел процесс смены поколений, и костяк команды постепенно сформировали те, кто стал чемпионом, а затем серебряным призером еще юношеского первенства СССР. Помимо меня, это Илья Близнюк, Сергей Ключик, Алексей Антюхин, Виталий Семенов, Андрей Максименко, Павел Шкапенко.

— В период становления украинский футбол лихорадило. Не пожалел тогда, что выбрал этот путь?

— Нет, никогда в жизни у меня не было и мысли жалеть о выбранном пути. Было огромное желание играть в футбол, о каких-то материальных благах я даже не помышлял. Обидно только, что так и не смог до конца реализовать весь свой потенциал. Но сложилось так, как сложилось.

— На заре футбольной карьеры у Игоря Лучкевича были интересные предложения?

— Да, предложения, как и у всякого подающего надежды футболиста, были. Но я чувствовал, что во мне заинтересованы в Запорожье, где подобралась очень хорошая команда. Мы были дружны, и мне просто хотелось играть в футбол. Я этим наслаждался.

«С Юрием Семиным мы нашли общий язык»

— Но в Запорожье ты все равно надолго не задержался, и переход в ряды донецких одноклубников стал на то время одним из самых резонансных в истории запорожского футбола…

— Если честно, я ушел только потому, что на тот момент не видел особой перспективы, оставаться значило топтаться на месте. Годом ранее у меня было много предложений, от которых голова шла кругом. Самым настойчивым был чемпион России — Локомотив. Несмотря на травму голеностопа, я поехал в Москву на переговоры, прошел медицинское обследование, встретился с президентом ФК Валерием Филатовым и главным тренером Юрием Семиным. Мы нашли общий язык, обо всем договорились и клубы. Вернулся домой, собрал вещи и даже купил билет в Москву! Однако в последний момент… Словом, неожиданно возникли не зависящие от меня обстоятельства, и переход не состоялся.

— Контракт с Металлургом действовал?

— Да, еще полгода я принадлежал клубу. Но получилось так, что я отыграл не только эти полгода, но и следующие. Команда тогда подобралась очень приличная. Уже освоились талантливые ребята из Виктора, блистал наш лучший бомбардир Михаил Поцхверия, казалось, вот-вот — и мы выстрелим, но желание штурмовать вершины, видимо, не совпало с возможностями, и когда зимой мне позвонили из Донецка, я ответил согласием.

— Какая игра стала для тебя самой памятной за запорожский Металлург в тот период?

—Таких поединков было много. Мы обыгрывали на выезде Динамо (2:1), запомнился матч в Тернополе против Нивы, где мы буквально разнесли хозяев в пух и прах, выиграв — 6:1, конечно, памятны дерби с Днепром.

— Запорожский болельщик всегда был своеобразным, и на служебном входе Центрального стадиона Металлург футболистов иной раз благодарили непечатными выражениями. Тебе доставалось?

— Болельщик везде одинаков: команда выигрывает — тебя носят на руках, проигрывает… Особенно показателен в этом плане Львов. Когда Карпаты выигрывали — в раздевалке было не протолкнуться, мол, все причастны к победе. Но стоило зелено-белым проиграть — и все, рядом никого не было. На мой взгляд, если человек поддерживает команду, он должен поддерживать ее всегда, в любой ситуации.

«Мирон Маркевич во Львове собрал личностей»

— В Донецке ты надолго не задержался, а вот во Львове, можно сказать, стал своим, в некоторых матчах даже выводил Карпаты на поле с капитанской повязкой…

— Львов — очень красивый город. Особенно там нравится моей супруге. Мне же, к сожалению, он больше запомнился больницами — уж очень часто за период выступлений в Карпатах мне досаждали травмы.

— Злой рок, что ли?

— Вот именно. Перед тем как перейти в Карпаты, я изучал еще несколько предложений, в том числе и от Днепра и московского Торпедо. Склонялся к тому, чтобы принять приглашение днепрян, — все-таки рядом с домом. Однако Карпаты звали очень настойчиво, поэтому уехал во Львов, где Мирон Маркевич подобрал очень серьезный коллектив! Что ни фамилия — личность! Шаран, Паляница, Мизин, Гецко, Беньо, Ковалец, Назаров, Вовчук, Стронцицкий, Чижевский и другие. Но я сыграл всего семь матчей — и пошел на операцию. Восстановился только через год. Все это время руководство Карпат добросовестно выполняло все обязательства передо мной, хотя на тот момент еще не было понятно, смогу ли я вообще играть в футбол. Спасибо руководителям львовского клуба — они меня серьезно поддержали.  

— Игорь, а ты сам верил в то, что после столь серьезных травм и длительного лечения вернешься?

— Было огромное желание. Когда я оказался вне футбола, то не мог думать ни о чем — все мысли были только о том, что очень хочу вернуться на поле. Своей жизни без футбола я не представлял. Конечно, возвращение однозначно не состоялось бы, не будь рядом со мной моей семьи — без такого крепкого, надежного тыла ни о каком футболе не могло бы быть и речи. Когда же я возвратился на поле, заиграл, вышел на определенный уровень, и у меня появились предложения, я в знак уважения продлил контракт с Карпатами, за которые в общей сложности выступал почти шесть лет.

— А как возник вариант с возвращением домой?

— Достаточно неожиданно. Конечно, я мечтал вернуться и играть в Запорожье, ставшем для меня родным. На сборах в Турции, когда львовян принял Иван Голац, я получил тяжелую травму. Через четыре месяца, когда набрал форму, наставник не видел меня в составе. Я на полгода поехал в аренду в Таврию, к Анатолию Заяеву, которому, Царство Небесное, очень благодарен.  Закончилась аренда — вернулся во Львов, но мы с руководством не нашли общего языка в вопросе продления контракта. Я взял билет на поезд Львов—Запорожье и поехал домой. Еще по дороге были звонки с предложениями отправиться на просмотр в Россию, однако я настолько устал психологически, что решил прежде всего приехать домой и только потом принимать какие-либо решения. Долго думать не пришлось — не успел я доехать, как раздался звонок из Запорожья с предложением вернуться в Металлург. И вскоре я уже летел с командой на сбор, по возвращении с которого подписал контракт.

«В Украине на футболиста часто смотрят сквозь призму возраста»

— Некоторые специалисты считают, что после 30-ти лет игрок уже не может стабильно выступать на высоком уровне…

— Отвечу вопросом на вопрос — а если бы они не знали возраста исполнителя, а смотрели только на игру, каково было бы их мнение? Все доказывается игрой. Посмотрите, сколько возрастных игроков выступает в английской Премьер-лиге, немецкой бундеслиге, итальянской Серии А… У нас, к сожалению, зачастую смотрят на футболиста сквозь призму возраста. А должен быть один критерий — футбольное поле.

— Не только по моему мнению, но и по мнению болельщиков, историков футбола, журналистов, Игорь Лучкевич оставил заметный след в истории запорожского Металлурга, будучи одним из рекордсменов клуба по числу матчей, проведенных в чемпионатах Украины…

— Металлург однозначно стал краеугольным камнем в моей карьере игрока. Потому что именно здесь я стал футболистом, и эта команда всегда будет в моем сердце. Тем более что она оказалась и последним клубом в моей игровой карьере. Но заканчивая как игрок и переходя на тренерскую работу, смотришь на футбол по-другому. У тренера совсем другие обязанности, можно сказать, обязательства перед футболистами, руководством и перед самим собой. А что касается рекордного количества игр, то до публикаций в прессе я и не знал, на каком месте нахожусь…

 Игорь ПАВЛЕНКО

 Продолжение следует.

Владимир Езерский: «Переговоры с руководством Динамо вел пять минут»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения