Александр Романчук: «Привезли меня на кладбище, а я говорю: «Рано мне еще сюда…»

Предлагаем вашему вниманию вторую часть эксклюзивного интервью с экс-защитником национальной сборной Украины Александром Романчуком

Фото Николая БОЧКА

В первой части беседы Александр Романчук рассказал о своем периоде в Десне, переходе в Динамо, выступлениях за Арсенал и Днепр, а также текущих делах. Сегодня — вторая часть беседы.   

«Рад за Юрия Семина и своего кума Тараса Михалика»

— Зимой 2008 года Юрий Семин вернул вас в Динамо. Что можете сказать об этом специалисте?

— Он очень много времени уделяет тактике, старается с каждым общаться. Очень скрупулезно подходит к индивидуальным беседам с футболистами. Тогда я был уже в сознательном возрасте, приглашался в сборную. Не скажу, что сборы при Семине были тяжелыми, он вместе с Винченцо Пинколини умело дозировал нагрузки. Чувствовал, когда нужно дать нагрузку, а когда нет. Некоторые тренеры считают, что необходимо за сборы обязательно набегать определенный километраж, у Юрия Павловича такого не было. Очень рад, что он выиграл чемпионат России с Локомотивом. Тем более мой кум, Тарас Михалик, стал чемпионом вместе с ним.  

— Он, судя по всему, находил подход к Алиеву и Милевскому?

— Да, за счет индивидуального подхода. Именно при Семине эти талантливые футболисты раскрылись. Он смог найти какой-то ключик к ним. Много разговаривал с Сашей и Темой, и они его не подвели. Милевский был лучшим бомбардиром чемпионата, а Алиев обратил на себя внимание Локомотива.

— Бывало, что Юрий Павлович с кем-то открыто конфликтовал?

— Он эмоциональный, мог на тренировке так кричать, что всем не по себе было. Едва не выгонял кого-то с поля. Но все это эмоции. Много Жене Хачериди доставалось от Юрия Павловича, а также от его помощника Олега Лужного. Он тоже помогал подсказывать (смеется. — Прим. авт.).

— Тогда в Динамо за физподготовку отвечал итальянец Винченцо Пинколини. Его многие критиковали в прессе. Как футболисты относились к нему?

— Конечно, никто из футболистов не любит тренеров по физподготовке, но все понимали, что эту работу нужно сделать. Некоторые упражнения он привез из Италии. Но я не могу сказать, что у него были какие-то сильные нагрузки, как, например, даже в Динамо-2 при Онищенко. Конечно, ветераны были от него не в восторге. Они не понимали, зачем нужны те или иные упражнения после игр. Но в целом все было хорошо.

Фото Николая БОЧКА

«Повторы эпизода с травмой в Алчевске не могу смотреть до сих пор»

— Город Алчевск с какими чувствами вспоминаете?

— Матч в этом городе непросто вспоминать. Там я получил самую тяжелую травму в карьере. Повторы того эпизода не смотрю до сих пор (в матче Кубка Украины Сталь — Динамо Романчук получил двойной перелом ноги в столкновении с защитником алчевцев Дмитрием Назаренко. — Прим. авт.).

— Где вам оказывали помощь?

— В Алчевске тогда вообще не было современных машин скорой помощи. Приехал какой-то УАЗик, как с войны. Мы вылетали из Луганска, меня на этой машине повезли в аэропорт, а ребята отправились туда автобусом. Ехали в аэропорт, а приехали… на кладбище. Я говорю водителю: «Рано мне еще сюда, у меня же только нога сломана». А он не туда повернул, говорит, я в Луганске был семь лет назад, откуда я знаю, где тут аэропорт.

Занесли меня в самолет, раскрутили сиденья, чтобы я лежал. Прилетели в Борисполь, и там меня уже на «скорой» отправили в больницу. Сутки пролежал на вытяжке, а затем мне сделали операцию. Тяжело было, как только все это произошло, в голову полезли всякие мысли. Я ведь только начинал играть, а тут такое. Слава Богу, что после этого смог восстановиться, поиграл даже в сборной.

— После той жуткой травмы доводилось общаться с Дмитрием Назаренко?

— Нет, мы не пересекались как-то. На него зла я не держу. Там такой момент был, даже не знаю, как такое получилось. Ребята говорили, что он заходил в раздевалку, извинялся, но я смутно все помню.

— Восстановиться после такого непросто как физически, так и психологически. Кто вам помогал?

— Моя семья. Я тогда еще жил с родителями.

Фото Николая БОЧКА

«В ноге до сих пор стержень и три болта»

— Та травма как-то беспокоит спустя 10 лет?

— Нет, но до сих пор у меня там стоит стержень и три болта. Не хочу лишний раз делать хирургическое вмешательство, поэтому и не вынимаю их. На самом месте перелома появилось что-то вроде грыжи, но мне ничего не мешает. Надеюсь, в старости не будет беспокоить (смеется. — Прим. авт.).

— Пока вы восстанавливались, Динамо добралось до полуфинала Кубка УЕФА и завоевало чемпионство. Тогда в Киеве была одна из сильнейших команд в XXI веке?

— Не могу так сказать. Динамо с Андреем Ярмоленко в составе тоже было очень сильным. Сравнивать мы не можем, это не один и тот же период, не те же люди. Тогда был такой футбол, в наши дни — другой.

— Какой была игра молодежной сборной Украины под руководством Алексея Михайличенко? На что он делал ставку?

— Он старался играть в динамовский футбол, для нас это было знакомо. Акцент на фланги, на скорость, на физические качества. Нужно было бежать, подавать в штрафную.

— В финальной части Евро-2006 (U-21) вы заняли первое место в своей группе, обойдя Голландию, Италию и Данию. Что больше всего запомнилось из тех матчей?

— Первая игра с голландцами, когда мы одержали победу. Они были явными фаворитами, но мы смогли выдержать, проявили характер и добились результата. Это подтолкнуло нас к хорошему выступлению во всем турнире. Мы и так знали, что можем бороться на равных со всеми, а эта победа дополнительно придала уверенности в своих силах.

С итальянцами было интересно. В их составе было много классных игроков, которые впоследствии стали звездами. Мы тогда проиграли, а единственный гол в компенсированное время забил Джорджио Кьеллини. У голландцев блистал Хунтелар, у португальцев — Нани, Кварежма. Сильный турнир был.

«За удаление в финале молодежного Евро меня никто не упрекал»

— В полуфинале вы выбили в серии пенальти сербов…

— Было очень тяжело, напряженный матч. В их составе играли Бранислав Иванович, Душан Баста, Мирко Вучинич, Милош Красич, а ворота защищал Владимир Стойкович. Они играли в силовой футбол, были габаритными ребятами. Иванович сейчас здоровый, а тогда был ровно таким же. Я же был в два раза меньше.

— Часто вспоминаете финал Евро-2006?

— Слава Богу, что посчастливилось сыграть в финале. Конечно, вспоминаю свою красную карточку. Мы первыми создали моменты, если бы их реализовали, неизвестно, как бы закончился финал. А так мы уступили голландцам.

— В раздевалке партнеры «пихали» за удаление?

— Нет, такого не было. Мы понимали, что добились хорошего результата, прошли всю дистанцию. Конечно, обидно проигрывать решающий матч. Тем более, в Португалии нас так поддерживали, как не поддерживают некоторые команды в Украине. Трибуны были полными. После каждого матча нас встречали много фанатов у гостиницы, где мы жили. Было приятно играть в такой атмосфере.

Фото Николая БОЧКА

«Максу Калиниченко пришлось меня успокаивать»

— После молодежного чемпионата Европы Чигринский, Пятов и Милевский отправились на чемпионат мира с национальной сборной. У вас был шанс попасть в ту команду?

— Даже не знаю. Если не попал, значит, где-то недотягивал до того уровня. Молодежная сборная — это шанс попасть в национальную команду.

— Вы дебютировали в национальной сборной в феврале 2007 года, в матче против Израиля. Эмоции переполняли?

— Не то слово. Я тогда играл на фланге с Максом Калиниченко. Смотрел на его игру по телевизору, а тут мы вместе на поле. Первые десять минут не знал, что делать, просто бегал. Он говорит мне: «Да остановись ты уже, успокойся». Старался помогать везде. Конечно, этот матч врезался в память. Еще недавно я был в «молодежке», а тут играю со звездами.

— Какой из матчей в сине-желтой футболке считаете лучшим в карьере?

— Матч со сборной Бразилии оставил отпечаток, потому что я против Дани Алвеса играл. Против нас вышли Тьяго Силва, Пато, Робиньо.

— В поединке с бразильцами вы поменялись футболками с Дани Алвесом?

— Да, получилась интересная история. Я тогда в Металлисте играл, Тайсон попросил передать свою футболку одному из бразильцев, своему другу. Матч закончился, я подошел к Дани Алвесу и на своем суперанглийском, практически на пальцах прошу передать футболку другу Тайсона. Тот подумал, что я прошу его футболку, снял и вручил мне ее, а затем пошел звать товарища Тайсона.

— За национальной сборной сейчас следите? Какое будущее, на ваш взгляд, у команды Андрея Шевченко?

— Молодежь заметно прогрессирует. Сейчас они более ответственно относятся к своему делу. У них появился такой шанс, общий уровень чемпионата упал, поэтому есть возможность практически у всех попасть в национальную сборную. Нужно только работать. Посмотрите, сколько наших ребят выиграли трофеев в Европе. Все они привлекаются к матчам сборной. Конечно, жалко, что не попали на чемпионат мира, но значит, пока что так суждено.

«Маркевич делал все правильно»

— В Металлист вас приглашал лично Маркевич?

— Мне звонил Красников. Кстати, впервые еще в тот период, когда у меня был перелом ноги. Потом я играл в Арсенале, он позвонил, спросил, не хотел бы я перейти в Металлист. В тот период уже начались непонятные ситуации в клубе, хотели убрать Грозного. Я сказал, что если договорятся с Игорем Михайловичем, то я не против. А Маркевич, думаю, общался с Красниковым.

— Тренировочный процесс у Мирона Богдановича совершенно не похож на динамовский?

— Он вообще не похож ни на чей. У него свой подход. Очень много индивидуальной работы. Ты мог прийти на тренировку и, например, отрабатывать штрафные, вместо того, чтобы тренироваться в общей группе. Нельзя сказать, что он загонял физически. Но все равно, он делал ставку на владение мячом. Все упражнения — с мячом. А если и были какие-то бега, то только с мячом. Это давало результат, учитывая его результаты и в Металлисте, и в Днепре, с которым он дошел до финала Лиги Европы. Значит, он делал все правильно.

— Сергей Валяев говорил, что в Металлисте легионерам было позволено слишком многое. Это так?

— Конечно, у них были какие-то привилегии. За ними следил Красников, он их приглашал. Я вообще считаю его сильнейшим менеджером в украинском футболе. К латиноамериканцам было немножко другое отношение, они приехали в другую страну, за тысячи километров от их дома. Впервые увидели зиму. Он им позволял многое, но и они благодарили его за это своей игрой. Да, были конфликты и с Тайсоном, и с Сосой, не без этого. Он хотел быть с ними строже. Но затем все конфликты гасились, дальше такого уже не было. Конечно, украинцам было обидно, ведь им такого не разрешали.

«В Волынь позвал Демьяненко»

— Какой из матчей в Лиге Европы запомнился больше всего?

— Наверно, плей-офф, матчи с Байером. Тогда у нас был самый именитый соперник из всех возможных. Стадион в Леверкузене великолепный.

— Вы получили вызов в сборную Украины, будучи игроком Металлиста, но перед Евро-2012 отправились в Волынь. Почему сделали такой шаг?

— У меня стало меньше игровой практики, Мирон Маркевич начал наигрывать других футболистов. Мне позвонил Анатолий Демьяненко, предложил перейти в Луцк. Я согласился, думал, что это шанс попасть на Евро-2012. Но на первой же предыгровой тренировке я получил травму, из-за которой пропустил практически всю весеннюю часть сезона. Три месяца лечился.

— Вы неоднократно лестно отзывались о работе Олега Лужного. Чем вас подкупает стиль этого тренера?

— У него такие эмоции бывали во время матчей, что хотелось закончить с футболом. Кого-то одного поймает и все. Было непросто играть на бровке возле Лужного. Но его подход к работе мне нравился. Я люблю больше тренировки на «физику». Возможно, что где-то не хватало техники, компенсировал «физикой». Он мог давать две легкие тренировки в неделю, а две — очень тяжелые. Но вся нагрузка была дозированной. Мне нравилось, я хорошо себя чувствовал. Олег Романович собирал на тренировку на следующий день после игры, затем давал выходной, а следующую тренировку назначал через день вечером. Вероятно, он перенял такую практику у Арсена Венгера в Арсенале. Хотя многие у нас дают отдохнуть сразу после игры.

— Давайте составим символическую сборную из партнеров Александра Романчука.

— Начнем с вратаря. Выберу Стаса Богуша. Пару центрбеков составят Тарас Михалик и Юра Беньо. Из левых защитников я поиграл с Несмачным, Эль-Каддури, а еще Фининьо — очень техничный футболист. Но в свою сборную возьму Андрея, отдам привилегии украинцу. Справа — Вова Езерский. В опорной зоне Анатолий Тимощук, пускай я с ним и не так много играл. К нему в пару — Сергея Закарлюку. В атакующей тройке у меня будут Сергей Назаренко, Максим Калиниченко и Ваня Кривошеенко. Форварда выбрать сложно, я немного поиграл и с Шевченко, и с Ребровым, и с Шацких. Но я выберу Артема Милевского, против него реально очень сложно играть.

Богдан ЛЕОНЧУК

Сергей Валяев. Часть 2. «За поражение от Динамо нам заплатили премию»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения