Борис Финкель: «Мы получали по 100 долларов и считали себя миллионерами»

Бывший нападающий сборной Украины Борис Финкель в Германии не только играет в футбол, но еще и судит матчи

Фото из личного архива Бориса ФИНКЕЛЯ (крайний слева в нижнем ряду)

Не так давно Борис ФИНКЕЛЬ отпраздновал свой 50-летний юбилей. Бывший форвард Буковины, Днепра, винницкой Нивы, Черкасс и национальной сборной Украины вот уже почти два десятка лет проживает в Германии — и  до сих пор продолжает играть в футбол. Борис Аркадьевич не представляет себя без любимой игры, но теперь она для него скорее хобби. Основная профессия легендарного форварда с футболом совершенно не связана.

В интервью zbirna.com наш сегодняшний герой рассказал о первом чемпионате Украины, зарплатах игроков и своей нынешней жизни в футболе.

«Меня часто спрашивают о Коноплянке и Ярмоленко»

— Борис Аркадьевич, вы живете в Германии, но за украинским футболом следите?

— Слежу только за результатами.

— Чем сейчас занимаетесь?

— По выходным тренирую команду своего города Амберг, играю в ее составе. Если проводить параллели с украинскими реалиями, то мы выступаем в первенстве области.

— Расскажите о своей команде.

— У нас единственная команда, в составе которой играют исключительно выходцы из бывшего Советского Союза — из Украины, России, Казахстана. Называется она Siemens, хотя к известному концерну никакого отношения не имеет. Ни одного немца у нас в коллективе нет. Все ребята — любители, никогда ранее футболом не занимались, начали играть только здесь.

— С Бюдерихом, который не так давно возглавлял Андрей Воронин, пересекаться доводилось?

— Нет, он играет намного выше уровнем. Мы выступаем в округе 50—60 км.

— Вы недавно отпраздновали 50-летний юбилей, но до сих пор выходите на поле. Откуда берете силы? Кто вдохновляет?

— Никогда не пробовал жить без футбола. Не могу представить себя без этой игры. Собственно, поэтому и пошел учиться на рефери, последние 12 лет еще и обслуживаю матчи в качестве арбитра. Карьеру я закончил еще в Украине, в 2000 году, перед отъездом в Германию. Думал, что играть больше не буду. Но в свободное время нужно чем-то заниматься, получилось, что начал играть снова. 

— Читал, что вы не только в поле играете, но еще и в воротах. Это так?

— Да, если раньше был нападающим, то сейчас я — либеро, но и в ворота иногда становиться приходится.

— В качестве рефери вы тоже обслуживаете матчи любительских команд?

— Да, но чуточку выше уровнем. Матчи чемпионата Баварии.  

— Ярмоленко и Коноплянка пользуются популярностью в Германии?

— Безусловно! Все их знают, меня даже на работе о них спрашивают. Думаю, они добьются успеха в Германии, хотя им будет непросто. Здесь нужно постоянно демонстрировать свой высокий уровень. Если в Украине можно было чередовать хорошие и плохие матчи, то в бундеслиге огромная конкуренция. Даже если ты сыграешь на среднем уровне, тренер может попробовать на твоей позиции кого-то другого.

«В Германии живу как нормальный европеец»

— А в Германии помнят Воронина, Максимова, Скрипника, которые выступали в бундеслиге ранее?

— Воронина не очень, а вот Скрипника и Максимова — больше. Я живу недалеко от Нюрнберга, тут еще Полунина хорошо помнят, он здесь играл. Многие удивляются, почему Скрипник тренировал Вердер, а я работаю как обычный человек и играю на первенство жэка, как у нас говорят.

— У вас нет желания применить свой футбольный опыт и стать тренером?

— У меня есть тренерская лицензия. Я имею два высших образования — одно математическое, другое физкультурное. Когда я приехал в Германию, была возможность подтвердить свой диплом, сдать экзамены, но у меня на тот момент была проблема с языком. А спустя пять-шесть лет, когда я уже свободно владел немецким, я прошел тренерские курсы. Имею лицензию категории А. Она не дает права тренировать большие команды, но на уровне Баварии работать можно. Просто я решил пойти другим путем, стать обыкновенным немцем. Получил здесь новую специальность и живу как нормальные европейцы: работаю пять дней в неделю, а на выходных занимаюсь футболом.

— Где вы работаете?

— Я — программист. Три года учился, теперь программирую машины.

— В Украине есть проблемы с посещаемостью матчей и интересом к футболу в целом. Как думаете, что стоит нашим футбольным функционерам перенять у немецких коллег, чтобы на стадионах прибавилось болельщиков?

— У функционеров ничего не получится. В 90-е люди приходили на стадион, забивали его полностью, даже если мы играли против Житомира или Винницы. Люди получали удовольствие, тогда был интерес к футболу. Это было событие для всего города. Сейчас этот футбол в Украине никому не интересен…

Я был на прошлой неделе в Штутгарте, там половина города в красно-белых футболках, да и в округе их можно встретить. У них рядовая игра, с Ганновером. Но весь регион живет футболом. Я живу в 50-тысячном городке, у нас есть шесть любительских лиг. Даже если вы приедете в деревню, где проживает 200—300 человек, то найдете там футбольную команду, полностью всем обеспеченную. 

Когда я только приехал в Германию, играл за одну любительскую команду. Она имела два футбольных поля, полностью весь инвентарь для тренировок… Люди здесь помешаны на футболе. Если мальчишку приглашают в академию Нюрнберга, его отец будет возить сына за 100 километров, только бы ребенок занимался. Они здесь живут футболом, а в Украине живут другими проблемами. 

«Спиридон научил играть в карты и по девушкам бегать…»

— На заре своей карьеры вы ненадолго отправились в Молдову. Почему именно туда?

— Я служил в армии, в те времена можно было договориться. В Заре (Бельцы) был начальник команды из Черновцов. На тот момент я служил в спортроте в Ивано-Франковске, встретил его, он мне предложил попробовать поиграть у них.

— В Заре вы выступали бок о бок с будущим ассистентом Мирчи Луческу в Шахтере — Александром Спиридоном…

— Да, Спиря играл в той команде. В карты меня научил играть, по девушкам бегать. Но вообще он хороший мужик. Не знаю, какой он сейчас, после стольких лет на такой должности, но тогда он был хорошим футболистом и человеком. Мне в то время было 19 лет, а им всем под 30.

Днепр-1995. Фото из личного архива Бориса ФИНКЕЛЯ (в верхнем ряду четвертый слева)

— Вы поиграли в самом первом чемпионате независимой Украины. Как можете охарактеризовать уровень высшей лиги на тот момент?

— Тогда был еще хороший уровень, в командах были высококлассные футболисты. Вот организации практически не было, нельзя особо сравнивать. Все произошло неожиданно, никто не был к такому готов. Та же Буковина выступала в первой союзной лиге. Для нас, молодых пацанов, которые пробовали себя в первой или второй лиге, было неожиданно попасть сразу в вышку, где мы противостояли Динамо, Шахтеру, Черноморцу, Днепру. Было невероятно интересно. Мы даже после первого круга занимали второе или третье место. Каждый матч был как праздник.

— Что могли себе позволить футболисты в то время?

— Практически ничего, если сравнивать с нынешними временами. Мы получали зарплату 100 долларов, но считали себя миллионерами. Если выиграешь у Динамо или Днепра, то получишь двойные премиальные. Они тогда составляли 50—100 у.е. У меня в Германии тоже спрашивают: «Вы играли в высшей лиге, наверное, были миллионером»? Просто в бундеслиге игрок среднего уровня имеет зарплату не менее 600 тысяч евро в год. У нас же все было скромно, но, повторюсь, мы считали себя миллионерами. Я зарабатывал где-то 300—400 долларов и считался кормильцем в семье, ведь моя жена, будучи медсестрой, получала 15—20 долларов. 

— В Буковине вы работали с легендарным Ефимом Школьниковым…

— Мне с ним часто приходилось сталкиваться на протяжении карьеры. Первый раз — когда я был еще совсем молодым пацаном, после армии. Как человек он был очень порядочный. Как тренер он был больше организатор. Не могу сказать, что мы разучивали тактические схемы. Он мог организовать команду, привести нужных игроков, распланировать сборы. У него со всеми футболистами были хорошие отношения. Если Ефим Григорьевич обещал, то обязательно делал…

Богдан ЛЕОНЧУК

Продолжение следует.

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения