Тарас Кабанов. Часть 2. «Вернул 25 000 долларов и получил свободу»

Экс-нападающий Карпат Тарас Кабанов вспомнил перипетии своей карьеры и рассказал, чем занимается в настоящее время

Фото Евгения КРАВСА

В первой части беседы экс-нападающий Карпат, Кривбасса, запорожского Металлурга и ряда других коллективов Тарас КАБАНОВ рассказал о своих выступлениях за ведущую команду Галичины, переезд в Кривой Рог и уход из запорожского клуба. Предлагаем вашему вниманию вторую часть интервью с форвардом, сыгравшим один матч в составе национальной сборной Украины.

 «Наше сотрудничество с Кварцяным прекратилось через три недели»

— И кто проявлял наибольшую активность после того, как вы получили в Запорожье статус свободного агента?

— Ужгородское Закарпатье, мне несколько раз звонил главный тренер Игорь Гамула, говорил, что перед командой поставлены серьезные задачи… Я даже поехал с закарпатцами на сбор, и все шло к подписанию контракта. Но буквально за несколько дней до начала сезона в Луцке на меня вышли представители Волыни, сказали, что меня хочет видеть рулевой Виталий Кварцяный. После встречи с ним я кардинально поменял свои планы, хотя уже через месяц об этом сильно жалел. Когда согласился узаконить свои отношения с Волынью, то сразу связался с Гамулой, извинился, сообщив, что решил продолжить карьеру в родном Луцке. Он с пониманием воспринял эту новость, пожелал успеха…

И поначалу в Волыни все складывалось вроде бы нормально. Кстати, получил я и так называемые подъемные за переход.

— Речь наверняка о тех 25 000 долларов, которые вы заплатили запорожскому Металлургу, чтобы стать свободным агентом…

— Совершенно верно, но уже после стартового гостевого поединка перволигового первенства Украины Волыни в Овидиополе я был очень разочарован обстановкой в раздевалке. Лучане победили со счетом 5:1, но создавалось впечатление, что с таким счетом мы были разгромлены: Кварцяный сорвался на крик, летали бутылки с минералкой… К тому же, мне не нравились те нагрузки, что были на тренировках и, поверьте, бег в бронежилетах — это только цветочки. Не удивительно, что после занятий хватало сил только, чтобы добраться домой до кровати. А Виталий Владимирович потом еще удивлялся, почему в календарных матчах нам не хватает свежести.

Хотя я был честен перед собой, как и все, сцепив зубы, делал все, чтобы не подвести тренера. Однако развязка в наших отношениях наступила довольно неожиданно. Лучане проводили кубковый матч в Гореничах против Ирпеня, и Кварцяный заменил меня уже на 16-й минуте. А после финального свистка ко мне подошел администратор и сказал, что Кварцяный недоволен моей игрой, я уже не в команде и чтобы самостоятельно ехал в Луцк, а завтра возвратил подъемные. Мне ничего не оставалось, кроме как из Киева на маршрутке добираться домой.

«Не видел смысла продолжать терпеть издевательства»

— Но ведь известно много случаев, когда Кварцяный, поостыв, менял свое решение. А у вас не возникало желания встретиться с ним и объясниться?

— В моем случае этого не произошло… Утром я пришел в клуб, вернул 25 000 долларов, и мы с Волынью разошлись. Что касается объяснений с Кварцяным, то я не видел в этом смысла. Что, продолжать терпеть издевательства? Нужно уважать себя. Кстати, в своей автобиографической книге Кварцяный написал, что поспешил, отказавшись от моих услуг.

— Однако вы долго без работы не оставались…

— Вскоре меня нашел Игорь Яворский, с которым наши пути пересекались в Карпатах, когда он помогал Ивану Голацу. Возглавив ФК Львов, он искал форварда таранного типа, и я согласился помочь. С каждым туром «горожане» прибавляли и начали реально претендовать на выход в Премьер-лигу.

— Однако, по достоверной информации, тогда это не входило в планы клубного руководства, и чтобы прервать ваш взлет, оно решило… уволить Яворского.

— Знаете, не мне об этом судить. Яворский так и не удосужился проинформировать, из-за чего его уволили, а вскоре на дверь указали и тем футболистам, которых он приглашал. Среди них оказался и ваш покорный слуга. И я был вынужден впервые сам заняться своим трудоустройством.

Фото Евгения КРАВСА

«В Александрии помог устроиться Юрий Панькив»

— И с чего начали?

— Со звонка вратарю Александрии Юрию Панькиву, с которым мы вместе выступали за Карпаты-2. Прежде всего, поинтересовался, как у «горожан» дела с нападающими и дал понять, что если имеются проблемы, то я готов попытаться исправить положение. На следующий день Панькив встретился с главным тренером Владимиром Шараном и тот сказал, чтобы я приезжал…

— Вы выступали за Александрию полтора сезона, пробились с «горожанами» в класс сильнейших, постоянно играли в основе, забивали, но после первого круга вдруг куда-то исчезли.

— Это довольно поучительная история, где мне тоже не хватило дальновидности. Меня в Александрии все устраивало: финансовые условия, микроклимат в команде. Я пользовался авторитетом у болельщиков и готов был там остаться. Однако за несколько туров до завершения первого круга мне позвонил знакомый агент и сказал, что поскольку у меня заканчивается контракт с Александрией, то есть вариант с возвращением в Карпаты. Когда я спросил, откуда эта информация, то в ответ услышал, что от одного из клубных руководителей — Юрия Дячука-Ставицкого.

Если откровенно, сразу возникли сомнения, так как когда я в свое время уходил из Карпат, у меня были натянутые отношения с Дячуком-Ставицким. Но все же я привык верить людям, и в один из выходных поехал во Львов. Во время встречи Дячук-Ставицкий убеждал, что Карпаты на меня очень рассчитывают, к тому же из Львова значительно ближе к Луцку, где проживала моя семья, чем из Александрии… Когда я вернулся в Александрию, при встрече Владимир Шаран сказал, что клубное руководство готово предложить мне новый контракт, на что я ответил, что это запоздалое решение, ибо уже дал согласие на переход в Карпаты. Хотя на фуршете после окончания первой части сезона президент ФК Николай Лавренко, поблагодарив за работу, сказал, что если вдруг не получится в Карпатах, то меня ждут в Александрии…

Тем временем начался отпуск и через неделю я начал названивать агенту, который способствовал переговорам с Дячуком-Ставицким, чтобы узнать, когда мне приезжать во Львов для подписания контракта. Тот подозрительно долго не выходил на связь, пока где то через две недели сам не позвонил и сообщил, что в Карпатах передумали меня приглашать. Конечно, было обидно, но я все же сильно не расстраивался, ибо помнил о словах Лавренко. Однако когда связался с директором клуба, то оказалось, что Владимир Шаран в команде уже не работает, а сменивший его Леонид Буряк приехал со своими нападающими. Вот так я и оказался, образно говоря, у разбитого корыта.

Фото Евгения КРАВСА

«В Беларуси проживал в захудалой гостинице»

— И трудоустроиться удалось аж в Беларуси…

— Да, была в моей карьере такая команда — Белшина из Бобруйска. Однако об этом периоде особо и не хочется вспоминать. Хотя на финансовые условия грех было жаловаться, но тренироваться ездили в другой город и каждый день только на дорогу тратили по полтора часа, проживали в захудалой гостинице.

К счастью, обо мне вспомнил Игорь Яворский, согласившийся стать у руля тернопольской Нивы, хотя я его сразу предупредил, что в лучшем случае он может рассчитывать на меня только в первом круге. К этому времени я уже стал многодетным отцом и нужно было больше внимания уделять семье.

— И все же, согласитесь, вы довольно рано распрощались с большим футболом — в 31-летнем возрасте. Может, давали знать о себе старые травмы?

— Да нет, слава Богу, они обходили меня стороной. Просто появилась убежденность, что лучшие свои матчи я уже сыграл, а тут еще начали названивать друзья с предложением общими усилиями открыть в Луцке несколько кафе. Вот я и принял решение возвращаться домой.

— На ваш взгляд, вы сумели реализовать себя в футболе?

— Не совсем. Вот если бы в свое время посчастливилось перейти в именитый Днепр, то мне, в частности, было бы проще пробиться в национальную сборную Украины…

— Но вам ведь удалось сделать это, выступая за середняка отечественной высшей лиги — Карпаты?

— Да, удалось дебютировать, но не закрепиться. Знаете, тогда все шло по восходящей: в составе молодежной сборной Украины выступал на мировом чемпионате в Аргентине, хотя там феерил Алексей Белик, и я лишь в матче с Китаем выходил на замену. Затем, в 2002 году впервые получил вызов в национальную сборную, но из-за травмы не смог сыграть в товарищеском поединке с Ираном. И только в январе 2004 года таки состоялся мой дебют в главной команде страны в гостевом матче с Ливией.

Конечно, та поездка мне запомнилась навсегда. Прежде всего, неожиданным антуражем: когда мы прилетели, обратил внимание, что аэропорт был буквально напичкан военной техникой, а на улицах Триполи было очень много полицейских. К счастью, во время матча обошлось без эксцессов, я вышел на замену в середине второго тайма вместо Андрея Воронина.

«Футболка сборной висит на видном месте»

— Больше вас тогдашний главный тренер Олег Блохин в сборную не вызывал?

— Нет, скорее всего, потому, что уж очень острой была конкуренция среди нападающих, ведь тогда солировали Андрей Шевченко, Сергей Ребров, Андрей Воронин, выступавшие в известных зарубежных клубах. А я защищал цвета отечественных команд, которых больше заботило, как бы не вылететь из элитного эшелона. А о том своем единственном матче, сыгранном за национальную сборную, мне напоминает футболка, которую я взял себе на память в Триполи после финального свистка. Она на видном месте в моем семейном музее.

— За выступлением сборной Украины нынешнего образца следите?

— Не только слежу, но и сильно переживаю. На мой взгляд, нашей сборной очень не хватает забивного нападающего, такого, каким в свое время был ее нынешний рулевой Андрей Шевченко.

— Вы сказали, что на ваше решение уйти из большого футбола повлияли друзья, предложившие заняться ресторанным бизнесом…

— Ну это слишком громко сказано. Сейчас у нас с моими партнерами есть несколько небольших кафе. Вот когда развернемся и откроем свой ресторан, то постараемся, чтобы в меню обязательно были блюда с футбольными терминами. Как это, поговаривают, уже сделал мой бывший одноклубник по Карпатам Александр Паляница, имеющий свой ресторан в Житомире.

Кстати, я простился лишь с большим футболом. Все последние годы играю за аматорскую команду Луцксантехмонтаж 536 —  сильнейшую на Волыни. О тренерской карьере не задумывался, хотя все еще может быть… Не скрываю, что меня радует прогресс сына, выступающего за местную ДЮСШ-2. Максим тоже играет в нападении, и я буду счастлив, если он превзойдет меня на футбольном поле.

Василий МИХАЙЛОВ

Андрей Тотовицкий: «Футболисты Мариуполя ходили по базе, словно мумии…»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения

Комментировать

(обязательно)

(обязательно)

13 + 6 =