Интервью из прошлого. Владимир Шаран: «Боялся появиться на «Метеоре» перед фанами Днепра»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото fco.com.ua

Сегодня герой проекта — экс-полузащитник Карпат, Динамо и Днепра, а также сборной Украины Владимир Шаран. Разговор состоялся в апреле 1997 года и касался в основном неудавшегося перехода Шарана и еще группы игроков в ЦСКА-Борисфен.

…Сразу же после оконча­ния пятого чемпионата целая груп­па футболистов Днепра, в том числе и Володя, неожиданно оказалась в киевском ЦСКА-Борисфен. С просьбой поведать подробности тех событий мы и нача­ли беседу с футболистом…

«В Интергазе полагали, что я хочу играть за Кривбасс»

— Когда и от кого вы впервые узнали о вашем возможном пере­ходе в ЦСКА-Борисфен?

— На одной из тренировок Днепра, которую мы проводили на загородной базе команды, ту­ров за пять до окончания второго круга ко мне подошел Виктор Скрипник и спросил: «Хочешь в Киеве играть?» Я ему в ответ «Смотря в каком Киеве». Но тог­да Скрипа так и не уточнил, какую из столичных команд он имел в ви­ду — растолковал чуть позже, уже в парилке. Оказывается, эту но­вость Скрипиику поведал Полунин, а тому, а свою очередь, — тогдашний начальник команды Алексей Величко. Так что, пока я выходные провел в Киеве, все ребята были уже оповещены о предстоящей смене команды. Правда, никаких официальных разговоров по этому поводу никто ни с кем не вел.

— И какова же была ваша пер­вая реакция на такое известие?

— Кривить душой не стану — об­радовался. Уже тогда ходили упор­ные слухи о том, что Интергаз от Днепра отказывается, и даль­нейшая наша судьба может стать неопределенной. Переход не в са­мую посредственную команду высшей лиги вместе с одноклубни­ками и с главным тренером плюс переезд, а точнее, возвращение в Киев — не самый худший вариант. Не правда ли?

— Вероятно. И когда же вам да­ли понять, что этот не самый худ­ший вариант — дело практически решенное?

— За тур до финиша чемпиона­та. Перед последней игрой сезона против Волыни, когда бронза была у Днепра» уже в кармане. Штанге дал нам пять дней выход­ных. Я поехал домой во Львов и узнал, что меня в Киев на встречу приглашает представитель Ин­тергаза Сергей Веселов, куриро­вавший тогда Днепр. Я приехал, как и условились, к трем часам дня. Там уже ожидали Скрипник, Полунин, Паляница и Мизин. Каж­дого вызывали по очереди. Пригласили меня и говорят: «До нас дошли слухи, что ты хочешь играть в Кривом Роге». Я удивился: какой Кривой Рог? «Мы разговаривали с людьми из Кривбасса, и те уве­рили нас, что ты не против перехо­да в эту команду. Если это так, мы возражать не будем».

Я, конечно, ни о каком Кривбассе и слышать не хотел, и поэтому согласился на переход в ЦСКА-Борисфен без колебаний. Тогда же нам и сказа­ли, когда киевляне собираются на свой первый тренировочный сбор. Интересно, что вечером того же дня я уехал в Днепропетровск на последний матч первенства, против Волыни.

— И каковы были ваши пер­вые впечатления от нового кол­лектива?

— Команду бы наиграли очень интересную. Мало того что в Бо­рисфен перешли восемь игроков из Днепра, так и сами армейцы были «в порядке». Пушкуца на месте правого хава выглядел впечатляюще, здорово выглядели Селезнев и Ревут. К тому же Штанге киевских ребят чуть раскрепостил, и это положительным образом сказалось на игре: с немецким Айнтрахтом мы сыграли вничью — 1:1, а остальных соперников на сборе в Австрии победили.

Фото fco.com.ua

«После развала «Борисфена» мы только о том и думали, как попасть за границу»

— Но новой команде суждено было просуществовать совсем недолго…

— Об этой новости я узнал, нахо­дясь в гостях у Олега Лужного. В ЦСКА менеджер был, который о всех произошедших сегодня новостях знает еще вчера. Он Лужному по каким-то делам позвонил, и ког­да узнал, что я у Олега, попросил меня к телефону. «Ты знаешь, се­годня решится, будет существо­вать такая команда как ЦСКА-Борисфен или нет. И я уверен про­центов на девяносто, что решение будет отрицательным». Я, понятное дело, в услышанное не поверил, да и Олег тоже. Однако все стало из­вестно уже вечером.

Мы готови­лись к обычной тренировке. Вдруг в раздевалку заходит один из руко­водителей клуба Додонов и гово­рит: «Я попрошу остаться в разде­валке только «цээсковцев». Тут-то нам все и открылось: и что команды такой уже нет, и что днепропетровцам не разрешили заявиться за киевский клуб…

— И вы ввосьмером, пусть вре­менно, но остались у разбитого корыта…

— Это произошло за два дня до матча первого тура против динамовцев. Нас еще пытались уве­рить, что все разрешится, но мы в этом совсем не были уварены. Приехал представитель Интерга­за и сказал, мол, все закончено, будем вас продаватъ. До этого мо­мента мы только о том и думали, как попасть за границу.

— И начали активно подыски­вать себе варианты?

— Нашим трудоустройством стал заниматься Штанге. Благо­даря своим связям он быстро вы­шел на руководство израильского Маккаби из Тель-Авива и немецкого Санкт-Паули. Но вот беда — я же в Австрии травму получил, вылечиться до конца не успел. Ехать на смотрины в немецкий или израильский клубы в неважной игровой форме посчитал делом малоперспективным.

— И чем же занимались до возвращения в Днепр?

— Сидел в Киеке и вместе с шестью днепропетровцами под руководством Бернда Штанге тре­нировался… на запасном поле Республиканского стадиона, кото­рое арендовал Интергаз. А тем временем новый чемпионат уже начал набирать обороты.

fco.com.ua

«Грозный — прекрасный тактик»

— А когда узнали, что в ваших услугах вновь заинтересован Днепр?

— Точно не помню. Витя Скрип­ник мне сказал, что звонили из Днепропетровска. Поначалу руко­водство клуба и команды хотело вернуть только Виктора, о других ребятах речь не шла. Потом Скрипнику позвонил бывший гене­ральный директор клуба Алек­сандр Мельников и предложил мне, Евтушку и Скрипнику встре­титься с ним в Киеве. Утром сле­дующего дня мы приехали на Ди­намо, и Мельников со всеми из нас переговорил. Скрипник и я с его предложением вернуться в команду согласились, а Евтушок отказался и уехал во Львов.

— И с какими чувствами вы возвращались в Днепр?

— Был рад, что все, наконец, об­разовалось. Но, с другой стороны, опасался возвращаться в Днепр. Немного боялся даже появиться на Метеоре перед днепропетровскими болельщика­ми. Все размышлял: как они вос­примут мои межсезонные мытар­ства, не посчитают ли предате­лем. К счастью, все обошлось. Отыграл матч с Прикарпатьем и не услышал от болельщиков в свой адрес ни одного оскорбительного слова.

— Вы вернулись в совсем дру­гой Днепр: новые игроки, новый тренер. Ряньше Грозного знали?

— Нет, только слышал о нем от Сергея Зайца. Сергею довелось поработать с Грозным еще в Вин­нице, и именно Вячеслав Викторо­вич помог ему уехать в Уралмаш. Так что наше знакомство со­стоялось в Днепропетровске.

— В какой команде вам лучше играть: в команде Штанге или Грозного?

— Полагаю, у Грозного. При Штанге я совершенно точно знал, что буду играть в основном соста­ве Днепра всегда и при любой физической форме. А у Грозного такого нет. Дашь слабинку — бу­дешь сидеть на лавке. И, конечно, Грозный — прекрасный тактик. Я прошел школу киевского Динамо, но только сейчас узнал мно­гие тактические нюансы игры.

Алексей Зоров, Дмитрий Пелин, 12.04.1997

Интервью из прошлого. Андрей Полунин: «С «соображалкой» у немцев туговато»

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.