Интервью из прошлого. Виктор Леоненко: «Меня ругали все тренеры, кроме Павлова и Пузача»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото Николая Бочка

Сегодня герой проекта — экс-нападающий киевского Динамо и сборной Украины Виктор Леоненко. Беседа в начале 1997 года состоялась в тот период, когда основа бело-синих выступала на Кубке Содружества, а футболист после травмы восстанавливался в Киеве.

— Виктор, почему ты сейчас находишься здесь, а не в каком-нибудь другом месте — в Англии, например, куда, по некоторым сведениям, должен был улететь еще в начале января, с основ­ным составом на Кубке Содру­жества, или, на худой конец, в Динамо-2?

— Всему виной травма — артроз второй степени, если не третьей уже.

— И давно он тебя донимает?

— Серьезно — с ответного мат­ча с Ксамаксом.

— Твой бывший тренер Йожеф Сабо говорил, что жидкость в голеностопе у тебя скапливается из-за того, что ты раньше много пива пил.

— Так там бы пиво и скаплива­лось. А врачи говорят — жидкость как жидкость. Да и устал я уже го­ворить, что пиво с мая прошлого года не пью. Даже вкус его, как и других спиртных напитков, забыл. Как получил в Запорожье в матче с Торпедо травму — приводя­щую мышцу потянул, так и «завязал» сразу. Как раз и машину тог­да купил. Я ведь как-то раз попал­ся пьяным за рулем. Больше тако­го не хочу. Самое смешное, что как только с пивом покончил, сра­зу и травмы пошли, из-за чего весь сезон нынешний наперекосяк получился.

— А что ты делал потом?

— Отдохнул немного и в Англию поехал. На просмотр в Сандер­ленд.

— Кстати, расскажи, пожалуй­ста, почему именно Англия, поче­му Сандерленд, и как вообще начиналась твоя британская эпопея?

— Англия — потому, что она мне очень нравится. И сама страна, и футбол английский. Подходит он для меня.

— А ты для него? Уверен, что сможешь стать в нем своим, не за­теряться?

— Конечно, ведь англичане — та­кие же люди. Я был уверен в этом уже давно, а окончательно убедил­ся после матча с североирландцами. Они показались мне слабыми. Англичане, конечно, говорят, что Северная Ирландия — это не Англия, но стиль ведь тот же, да и иг­роки североирландской сборной почти сплошь из английской премь­ер-лиги.

— Как вышли на тебя англи­чане?

— У меня в Англии живет хоро­ший друг, бизнесмен. Уехал из Украины шесть лет назад и уже стал на Альбионе своим челове­ком. Созвонились с ним, договори­лись. У него хорошие связи — на­шел агента с лицензией, а тот стал подыскивать для меня клуб.

— Стало быть, приехал ты в Анг­лию на смотрины. Не волновался, сумеешь ли показаться?

— Страх был, но только за боль­ную ногу. Боялся, что опять опухнет, и, к сожалению, так и случилось. В Сандерленде я провел только од­ну тренировку с основным соста­вом, и опять пришлось все начи­нать сначала. Вернулся в гостини­цу, отлежался, подлечили меня не­много ультразвуком, и через неде­лю я абсолютно без подготовки сыграл товарищескую игру за вто­рой состав Вест Хэма против ка­кой-то команды первого или второ­го дивизиона.

— Почему за второй?

— А иностранцам нельзя без контракта за первый играть.

— Получилось?

— Счет — 2:2. Я сам не забил, но, думаю, сыграл нормально — про­центов на 60, что для той ситуации было совсем неплохо.

Фото Николая Бочка

— Не выкладывался?

— Старался как мог, но ногу бе­рег. Предлагали перед игрой укол сделать, но отказался — после не­го совсем бы ногу не чувствовал.

— Что тебе сказали после игры?

— Представители Вест Хэма — ничего конкретного. Они уже знали, что завтра я уезжаю. Сказали — ле­чись, готовься и жди — вызовем. Врач Вест Хэма меня осмотрел, прописал курс лечения на 21 день — холод, массаж, ультразвук, велел кроссы бегать. Но, похоже, он так до конца и не разобрался, что же у меня случилось с голеностопом. Из других клубов тоже подхо­дили. Человек пять менеджеров на игре присутствовали и все моей особой интересовались.

— А из каких клубов мене­джеры?

— Я даже не интересовался.

— Договорился с ними о чем-нибудь?

— Этим сейчас агент занимается. Мне же надо было в Киев возвращаться. С одной только целью — выздоравливать. Я знаю, что в Англию в конце концов попаду. Вопрос только когда.

— Ты интересовался тем, сколько стоишь?

— Переводчик сказал, что сразу по моему приезду в английской прессе промелькнула информация о том, что летом я стоил 4 милли­она фунтов. Сейчас уже наверняка меньше.

— Вряд ли Динамо согласит­ся уступить тебя за бесценок. Что будет, если вариант с Англией все же «не выгорит» — клубы, ска­жем, не сторгуются, или вдруг разрешения на работу не полу­чишь?

— Думать об этом не хочется, но даже если это и произойдет, особой трагедии не будет. Поиграю еще го­дик за Динамо. У меня же кон­тракт с клубом до декабря нынеш­него года.

— Но все-таки чувствуется, что особым желанием остаться в Ки­еве ты не горишь.

— Не так просто сидеть на одном и том же месте пять лет. Хочется новых впечатлений, а здесь мне уже не так интересно. Сам посуди, Динамо после первого круга при «никакой» игре все равно первое место занимает. А при Лобановском еще сильнее станет, и вовсе соперников у него не останется. Ку­да уж тут расти в моем-то возрас­те? Но, повторю, если придется остаться, никаких возражений с моей стороны не будет.

— А может, ты Динамо уже и не нужен?

— Не думаю, что это так. По окончании сезона я, как и все игро­ки Динамо, беседовал с глазу на глаз с Лобановским. Васильич предлагал остаться, но когда я со­общил ему о своем желании уехать, переубеждать меня не стал. Только посоветовал, чтобы я быстрее определился: либо здесь, либо там.

— Что еще Лобановский тебе сказал?

— Отметил, что я неправильно себя веду, когда гол не забиваю. Нервничаю слишком, и на это мно­го сил уходит. Самочувствием мо­им поинтересовался, просто «за жисть» поговорили. В общем, понравился мне. Да и ребятам всем тоже. Недаром они сейчас с таким настроением работают с новым тренером. Стонут от усталости, но в то же время очень довольны. А на занятиях по тактике просто со ртом раскрытым сидят. Это же не так, как раньше — показали команде футбол по «видику» и говорят: «вот так и играйте». У меня в свое время с Газзаевым так все хорошо было. Поначалу.

— Что произошло потом, из­вестно. Наслышаны все и о до­вольно непростых твоих отноше­ниях с предыдущим тренером Динамо. В своем нашумевшем прощальном интервью Сабо об­лил грязью всех кого можно и да­же кого нельзя. Тебе же, по тра­диции, досталось больше всех.

— Что ж, это его точка зрения, ко­торую он имеет право высказывать. Если он так считает, пусть себе так думает и дальше. Я же, прочитав это интервью, только посмеялся. Немножко приврано там, конечно.

— Что именно?

— Насчет штрафов. Таких боль­ших не было. И насчет Блохина он загнул. Не говорил я, что «мол, кто такой этот Блохин?».

Штрафовали тебя, помнится, за лишний вес и за мат. Но, на­сколько известно, Сабо сам люби­тель крепкого словца.

— Говорит, у меня научился. Да я уже привык ко всему. Сколько я работал с Сабо, столько меня руга­ли. И не только он, кстати. Меня во­обще все ругали, кроме Павлова и Пузача. Вот с Кириллычем отноше­ния были просто идеальными. Ни­когда не кричал он на меня, только подсказывал, когда надо было. Го­ворят, мягкий он. Возможно, спо­рить не буду. Может быть, именно жесткости ему и не хватало.

— Зато у некоторых других тре­неров ее было с избытком. Сабо даже упоминал эпизод, когда спас тебя от кулаков Фоменко.

— (Смеется) Меня об этом случае все спрашивают. Честно гово­ря, даже не знаю, когда это было.

Кружкой швырнуть — это совсем другое дело. Такое было, не спорю. Кидали в меня и Фоменко, и Сабо. Не попали, правда, оба.

— Какой кружкой?

— Да самыми обыкновенными кидали, из которых чай пьем. При­чем, после победы, а не поражения. Может, считали, что сыграл плохо или пижонил.

— А еще ты очень плохо влия­ешь на молодежь. В частности, на Шевченко, который явно под тво­им влиянием начал курить, дома не ночует. Это, как понимаешь, не мои слова, а выдержки из того же интервью.

— А это уже полный маразм. Не так часто мы с Шевой и общаемся. И в возрасте разница немалая, и живем в разных концах Киева — я — на Бессарабке, он — на Оболо­ни. Ну подвез я его с базы разок. Так ведь, и массажистов, и врачей, бывало, подвозил. Так что, и поса­дить уже человека в машину нель­зя? Можно подумать, что я говорил ему: пей, кури, колись, баб води? А если б и говорил, разве ж он послу­шает? У него своя голова есть и довольно неглупая. Да и звезда он уже — может сам советы давать.

Евгений Белозеров, Максим Симороз, 30.01.1997

Цыганков догнал Леоненко и Шацких. Игроки Динамо c 10-ю голами за один чемпионат

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.