Интервью из прошлого. Игорь Ниченко: «Уехал в Венгрию ради свободы»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото dynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — экс-нападающий ряда украинских и венгерских клубов, друкратный чемпион Венгрии Игорь Ниченко. В конце 2000 года, когда состоялась беседа, Ниченко был игроком Дунаферра.

«Провел на поле несколько минут за киевское «Динамо»

— Игорь, ты как-то неожидан­но исчез из поля зрения украин­ских любителей футбола, и мно­гие болельщики стал и подзабы­вать игрокаНиченко. Поэтому хотелось первым делом узнать, откуда ты родом и где учился азам футбола?

— Родился я в Херсоне. Там же в самом раннем возрасте по­знакомился с любимой игрушкой — футбольным мячом, с кото­рым, как видите, не расстаюсь и по сей день. В херсонской ДЮСШ под руководством Влади­мира Кравченко, которого я и сейчас очень уважаю и считаю своим футбольным отцом, про­шел свои первые университеты.

— Вскоре ты, насколько я знаю, оказался в Киеве…

— Кравченко прекрасно пони­мал, что мне нужно повышать свое мастерство а сделать это в Херсоне было очень сложно. Не­долго думая, он вышел на киевский спортинтернат и отвез меня туда, передав из рук в руки Виталию Хмельницкому и Александру Щанову, которые тренировали меня следующие три года.

— Листая справочники конца 80-х годов, с неожиданностью узнал, что на твоем счету имеют­ся 22 минуты, проведенные за киевское Динамо в поединке против харьковского Металли­ста в розыгрыше Кубка феде­рации 1988 года…

— Было дело. Это Виталий Григорьевич порекомендовал меня Виктору Колотову, я при­ехал на базу, а затем появился и на поле, впервые надев футболку знаменитого клуба в офици­альном матче.

— В то время тебе было 16 лет, так что о перспективах за­играть в «основе» Динамо го­ворить, наверное, было рано…

— Мне, совсем молодому па­реньку, думать даже о дублиру­ющем составе было сложно, а ты говоришь об «основе»! В то вре­мя многим в Киеве ничего не «светило», поэтому мне было предложено поднабраться силе­нок и опыта в хмельницком По­долье. 

«Серега Ковалец пасовал, а я забивал»

— В сезоне 1989 года в соста­ве Подолья ты сумел отличить­ся 11 раз —результат, согласись, неплохой. Любопытно, что столь­ко же забил и один из сильнейших полузащитников киевского Динамо начала 90-х годов — Сергей Ковалец. Тогда уже бы­ли заметны большие перспекти­вы этого игрока?

— Я бы даже сказал, что они были видны невооруженным гла­зом, ведь Сергей в каждом мат­че показывал не по годам зрелую игру. Мы быстро нашли общий язык: Ковалец пасовал, я заби­вал, а в промежутках между эти­ми моментами Сергей и сам был не прочь потревожить голкиперов соперников сильными и, главное, точными ударами. Скажу одно: за красивые глазки в киевское Динамо не берут, что и подтвердил своей игрой Ковалец.

— Проведя сезон в Хмель­ницком, ты оказался в харьков­ском Металлисте…

— Меня и еще нескольких ре­бят, в том числе и Ковальца, «присмотрели» селекционеры Металлиста. Согласился без особого промедления, ведь харьковчане играли в «вышке». А вот Ковальца перехватило Дина­мо. Спорить с киевлянами за та­кого футболиста было просто бессмысленно. 

«Дубль» Металлиста по составу был суперкомандой»

— В Харькове ты начинал с «дубля», из которого вышло много известных игроков…

— Призетко, Помазун, Кандауров, Пец, Скаченко и многие другие — эти имена говорят са­ми за себя! Славная подобра­лась компания, сейчас, думаю, в украинской «вышке» поборолась бы за высокие места. Меня же с первого сезона начали подпус­кать к «основе», в которой я про­вел много запоминающихся игр. Но вскоре наступило лето 1991 го­да, и Советский Союз, а вместе с ним и чемпионат «великого и мо­гучего», канули в Лету.

— Проведя 19 апреля 1992 го­да последнюю игру за Метал­лист, уже сразу после май­ских праздников ты оказался в херсонском Кристалле и вы­ступал в первой лиге до окон­чания сезона. Почему это про­изошло?

— Переход в Кристалл со­стоялся, как говорится, по се­мейным обстоятельствам. Прос­то я тогда познакомился со своей будущей женой, и нужно было срочно решать жилищные проб­лемы. Кстати, Наташу н встретил в Харькове, так что воспомина­ния о годах, проведенных в этом красивом городе, останутся со мной навсегда.

«Доллары, которые выдавал Фомин, мы рассматривали на свет»

— Когда ты получил предло­жение пополнить ряды криво­рожского Кривбасса?

— Мы проводили календарный матч против этого клуба, когда он рвался в высшую лигу. Туда же мечтал попасть и никопольский Металлург, к тому моменту ды­шавший Кривбассу в спину. И представьте, мне удалось то, что делали немногие — забить два мяча в Кривом Роге, причем дубль я оформил за семь минут до финального свистка. Что тут было! Ничья в том матче была для хозяев поля равносильна по­ражению. И лишь в самой кон­цовке поединка точный удар Сер­гея Мазура, позволил Кривбассу вырвать важную победу.

Хотя мы и уступили, но моя иг­ра, как оказалось впоследствии, произвела на тренеров Кривбасса очень неплохое впечатле­ние. Мне позвонили буквально на следующий день и пригласили в Кривой Рог на просмотр. В то время президентом Кривбасса был Виктор Константинович Фо­мин, очень принципиальный че­ловек в плане выплаты денег. Пе­реговорив с ним, я сразу понял, что Кривбасс — именно тот клуб, от предложения которого отказываться просто грешно. И вскоре я надел футболку коман­ды, завоевавшей к тому времени путевку в высшую лигу.

— Какими тогда были усло­вия в Кривом Роге?

— Высший класс! Зарплату платили без задержек, преми­альные за победы были тоже очень приличные. К тому же Фо­мин частенько благодарил футболистов «зелеными». В то вре­мя, когда еще иномарки не сно­вали по улицам, как «Запорож­цы», и люди не утоляли голод в «Макдональдсах», мы восприни­мали эти деньги как диковинку, многие рассматривали их на свет.

— В том году у Кривбасса несколько раз менялись на­ставники, а после первого кру­га чемпионата в команду при­шел авторитетнейший тренер Игорь Надеин — и в одночасье навел в криворожском клубе порядок…

— Второго такого тренера, как Надеин, очень тяжело найти. Он оказался самым настоящим спа­сателем Кривбасса, когда путь команды лежал прямиком в первую лигу. Никогда не забуду кры­латую фразу Игоря Александровича: «В Кривбассе я научил ребят зарабатывать очки». К со­жалению, по неизвестным причи­нам Надеин ушел из криворожского клуба и возглавил запорож­ское Торпедо.

«Очень меня хотели видеть в донецком Шахтере»

— Сыграв последний матч за Кривбасс в начале 1995 года, ты оказался в Венгрии. Предло­жения продолжить карьеру в Украине поступали?

— Очень меня хотели видеть в донецком Шахтере. Из гор­няцкого края приезжали гонцы, сватали меня в команду, но, хо­рошенько все взвесив, я отказал­ся — надоели эти переезды, ба­зы… Как только поступило при­глашение из тихой Венгрии, без промедления рванул туда. Следует отметить, что к тому времени финансы Кривбасса очень сильно «пели романсы», поэтому деньги, которые получил клуб за продажу меня в Штадлер, стали настоящим спасени­ем для многих игроков.

— В Кривбассе у тебя был матч, который ты считаешь наи­лучшим за время, проведенное в этом клубе?

— Однозначно это поединок против флагмана украинского футбола — киевского Динамо. Буквально накануне матча про­изошла забавная история. Делая длинную передачу, я немного не рассчитал и попал мячом… в го­лову Игорю Надеину, сбив при этом с него шапку. Тренер злобно посмотрел на меня, а на следую­щий день решил не ставить в стартовый состав на матч с Динамо. И все-таки, выйдя на за­мену, я выполнил свой бомбар­дирский долг: на 74-й минуте «распечатал» ворота киевского суперклуба. Этот гол, оказавший­ся в том поединке единствен­ным, по сей день считаю самым важным в своей карьере.

Фото dynamo.kiev.ua

«Президента Штадлера неожиданно… посадили в тюрьму»

— Перейдя в венгерский Штадлер, ты выиграл в фи­нансовом плане?

— Главное, повторюсь, я об­рел свободу, а не заточение на базах, постоянную игру в карты и ощущение, что у тебя просто «крыша съезжает». В Венгрии же ситуация совершенно иная: приехал за два часа до матча, отыграл — и становишься пол­ностью свободным человеком. Что касается денег, то в этом плане наверняка слегка проиг­рал, ведь сейчас в Украине пла­тят довольно неплохо. Мне по­том частенько звонили из того же Кривбасса, предлагая хорошие деньги, но я все же пред­почел — в основном в интересах семьи — синицу в руках и Венг­рию пока не покидал.

— Что представлял собой венгерский Штадлер?

— Очень солидная структура. Президент клуба Йожеф Штад­лер — страстный любитель фут­бола. В свое детище он вложил очень солидную сумму из собственного кармана, «отгрохал» красавец-стадион. Как мне ка­жется, он не преследовал цели добиться какой-то сиюминутной выгоды, а хотел, чтобы его имя надолго осталось в памяти любителей футбола. К сожалению, че­рез полтора года все грандиоз­ные планы нашего президента рухнули — он неожиданно для всех оказался… за решеткой, а Штадлер через несколько лет покинул лигу сильнейших.

— Какой уровень футбола демонстрировал в те годы Штадлер?

— Назвал бы его средним. В год дебюта команда заняла девя­тое место — для новичка резуль­тат неплохой. Любопытно, что когда я пришел в Штадлер, команда была на грани вылета. Объединившись в своеобразную украинскую колонию с Вячесла­вом Еремеевым, Юрием Мокрицким и Петром Решко, а также заручившись поддержкой мест­ных футболистов, мы сумели оставить Штадлер в лиге силь­нейших.

«За меня «Ференцварош заплатил очень приличную сумму»

— Думается, к тому времени скауты Ференцвароша уже положили глаз на форварда Штадлера Игоря Ниченко…

— Не знаю, но хочу в этой свя­зи рассказать один любопытный эпизод. В последнем туре чем­пионата мой клуб проводил матч как раз против Ференцвароша, который к тому времени уже стал лучшей командой Венгрии. Я тог­да стоял перед дилеммой — остаться и выйти на поле против будапештцев или ехать в Харьков сдававать госэкзамены в инсти­туте физической культуры. Руко­водство клуба просило меня не уезжать, но я объяснил, что про­учился четыре года и теперь не хочу бросать институт. Буквально за день я добрался в Харьков, где прекрасно сдал экзамены и полу­чил возможность в будущем стать тренером. А ведь сыграй достойно против Ференцвароша, уже тогда мог выступить в Лиге чемпионов, в которой мож­но показать себя всему Старому Свету и надеяться на заключение выгодного контракта.

— Первый круг нового чем­пионата ты, как известно, про­вел в Штадлере, а вторую по­ловину — уже в Ференцвароше. Скажи, трансферная сум­ма, уплаченная твоим новым клубом, была значительной?

— Не хочу хвастаться, но за меня заплатили около 250 тысяч долларов. Пять лет назад в Венг­рии это была очень значительная сумма. Даже сейчас в этой стра­не мало за кого дают такие день­ги. Так что я по сей день являюсь одним из самых дорогих игроков венгерского футбола.

Приблизительно с третьей игры меня начали ставить в ос­нову. Тогда в нападении играли два приличных югослава — Деян Миланович и Зоран Кунтич, кото­рый, кстати, и вывел Ференцва­рош в Лигу чемпионов, забив в Брюсселе единственный мяч бельгийскому Андерлехту. Но меня брали специально на мес­то одного из «югов», так что о своем месте на поле я особо не волновался.

«На поле ругаюсь по-венгерски»

— Кто тогда возглавлял Ференцварош?

— Дежо Новак, очень прилич­ный специалист, благодаря кото­рому впервые в истории венгер­ский клуб пробился в Лигу чем­пионов, где встретился с такими грандами европейского футбо­ла, как мадридский Реал и ам­стердамский Аякс, заняв в группе почетное третье место. Новак оказался авторитетным тренером, с которым было очень приятно работать.

— Диктатором Дежо Новак не был?

— А таких в Венгрии, навер­ное, днем с огнем не сыщешь. Все тренеры уравновешенные и спокойные, в отличие от наших. Даже сейчас на сборах, играя товарищеские поединки с клубами СНГ, такое порой услышишь с тренерской скамейки, что уши вянут. Нервозность наставников, естественно, передается игро­кам, и они тоже не прочь бросить вслед арбитру крепкое словечко.

— Интересно, а ты на поле не­нормативной лексики не упо­требляешь?

— Скажу честно, не безгре­шен. Приехав в Венгрию, я, как и многие наши соотечественники, ругался по-русски, сейчас же плавно перешел на венгерский язык. (Смеется).

— В то время в составе Фе­ренцвароша играл опытный Сергей Кузнецов, известный по выступлениям за одесский Черноморец и харьковский Металлист…

— Присутствие в команде Сер­гея Кузнецова мне очень помог­ло на первых порах. В клубе его очень уважали, болельщики лю­били, так что Сергея можно сме­ло назвать одним из вожаков Ференцвароша. Первое время Кузнецов как бы опекал меня, и я ему за это очень благодарен.

«С фанами Ференцвароша лучше не связываться»

— Как болельщики восприня­ли победу своих любимцев в первенстве?

— Так, как это делают в любой стране, — устроили сами себе праздник до самого утра. К сло­ву, в то время у Ференцвароша была самая большая колония фанов. Сейчас же, в свете по­следних неудач клуба, ажиотаж немного поутих, хотя по-прежне­му Ференцварош, как в Укра­ине киевское Динамо, остает­ся во всей Венгрии для многих са­мым любимым клубом.

— Всем известно, что болель­щики Ференцвароша — одни из самых агрессивных в Восточ­ной Европе. Какие-то эксцессы тебе лично запомнились?

— В первую очередь вспоми­наются дерби Ференцварош — Уйпешт. Что тогда творится! Постоянные драки, разворочен­ные трибуны, много фанатов, которым оказывается медицин­ская помощь — словом, жуткая картина.

— В то время ты начал посто­янно забивать, чуть ли не в каж­дой игре. Как объяснишь свои бомбардирские подвиги?

— Особых подвигов-то и не было. Это моя работа — пора­жать ворота соперника. Я забил 16 голов в 20-ти матчах за Штад­лер, затем получил титул лучше­го бомбардира чемпионата, но потом, к сожалению, счет заби­тым мячам пошел на убыль.

«Деньги из клубной кассы куда-то испарились»

— За чемпионским дублем последовал небольшой провал — лишь третье место, а в сле­дующем сезоне Ференцва­рош переместился на второе…

— Объясняется это тем, что футболистов, блеснувших в Лиге чемпионов, продали в европей­ские клубы, а на их место пришла явно неравноценная замена. Но за год удалось сыграться, прите­реться друг к другу, и наградой за старания стали уже серебряные медали. Мне же, если честно, эти два сезона ничем особым не за­помнились, и внести их себе в ак­тив я не могу.

— Поговаривают, в послед­нем сезона у Ференцвароша начались какие-то финансовые проблемы…

— Деньги за участие в Лиге чемпионов и часть средств, по­лученных клубом от продажи иг­роков, просто куда-то испари­лись! Но интересно, что никого до сих пор не обвинили, так как один пеняет на другого, а тот — на третьего. Суда никакого и в помине не было, и лишь пресса пробует дать ход этому делу, но ничего у нее не получается. В ре­зультате этих финансовых дрязг позиции Ференцвароша, не­когда одного из самых благопо­лучных клубов страны, заметно пошатнулись.

— Именно денежный вопрос стал главной причиной твоего ухода из Ференцвароша?

— Совершенно верно. Перед началом предсезонной подготов­ки были официально объявлены размеры контрактов, премиаль­ных, бонусов. Игроки ужаснулись: суммы назывались намного меньшие, чем были в предыду­щих сезонах. Объяснение на­шлось очень простое: денег в клубной кассе осталось как кот наплакал. С такой ситуацией ни я, ни некоторые другие игроки, делавшие погоду в команде, ми­риться не собирались и сразу же стали подыскивать себе новые клубы. Дунаферр вышел на ме­ня, предложил неплохие условия, договорился о переходе, и вско­ре я оказался в Дунауйвароше. 

Юрий БОБРУЕНКО, 02.12.2000

Интервью из прошлого. Юрий Сак: «Проходил «обкатку танками»

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

 

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения