«Мужик? Тогда выпил — и сопли не разводи». Памяти Евгения Лемешко посвящается…

В этом году исполняется ровно 30 лет со дня победы харьковского Металлиста в Кубке СССР

Три года назад, когда я отправлялся к нему в гости, даже не задумывался, что мне удастся записать с ним интервью. Благодарные ученики Евгения Лемешко попросили передать тренеру подарки по случаю юбилея победы николаевского Судостроителя в первенстве УССР. Он показал мне квартиру, усадил в мягкое кресло и предложил кофе, добавив: «Выпей, а то уснешь от моих воспоминаний». В этот момент я понял, что годы, может, и взяли свое, но точно не отняли у него то самое уникальное чувство юмора, о котором взахлеб рассказывали другие футбольные ветераны. От кофе я отказался и в тот день его вообще не пил — такое впечатление на меня произвела беседа с Евгением Лемешко! Разбудил меня дед надолго…     

С каждым годом таких тренеров у нас остается все меньше и меньше. Специалистов, работавших еще в том, советском футболе, можно сосчитать по пальцам одной руки. А он еще и трофеи выигрывал. В этом году, например, исполняется 30 лет со дня победы харьковского Металлиста в Кубке СССР. Творцом этого триумфа как раз и был Евгений Лемешко. Сегодня в нашей традиционной рубрике Золотые страницы газеты Команда мы предлагаем вспомнить тот разговор, состоявшийся ровно три года назад  — 3 января 2015-го. Через полтора года его не стало…

Досье КОМАНДЫ1

Евгений ЛЕМЕШКО

(заслуженный тренер Украины)

Родился 11 декабря 1930 года в Николаеве.

Умер 2 июня 2016 года.

Амплуа — вратарь.

Игровая карьера: команда завода имени 61 коммунара (1947—1948), Судостроитель Николаев (1949—1950), Локомотив Харьков (1950), Динамо Киев (1950—1958), Судостроитель Николаев (1959), Шахтер Сталино/Донецк (1959—1960).

В высшей лиге СССР провел 65 матчей, пропустил 81 гол.

Обладатель Кубка СССР 1954 года.

Бронзовый призер чемпионата СССР 1952 года.

Тренерская карьера: Динамо Хмельницкий (1960—1966), Карпаты Львов (1966—1967), Динамо Хмельницкий (1969), Судостроитель Николаев (1971—1974), Кристалл Херсон (1975—1976), Металлист Харьков (1977—1988), Торпедо Запорожье (1989—1993), Норд-Ам-Подолье Хмельницкий (1993), Металлист Харьков (1993—1994), Борисфен Борисполь (1994).

Обладатель Кубка СССР 1988 года.

Финалист Кубка СССР 1983 года.

Чемпион Украины 1974-го и 1990 годов.

Вице-чемпион Украины 1966 года.

Победитель первенства СССР в первой лиге 1981 года.

 «Там денег было больше — рудники…»

— Евгений Филиппович, каким судьбами в Киеве?

— Приехал за пенсией. Встретил на родине Новый год, но на Рождество обратно — в Грецию.

— Вам там комфортно?

— Не жалуюсь. Что мне в 84 года нужно? Чтобы у детей все было хорошо, чтобы внуки росли, учились. У меня их трое.  Недавно заходил в федерацию футбола, мне там подарили сине-желтую футболку, а я ее внуку отдал. Так он в Греции в ней ходит. С гордостью! Я уже там привык. У меня в Греции жена похоронена — в Салониках погибла в авиакатастрофе. В общем, все как на старости. Что я буду тут, в Киеве, сам в квартире сидеть?

— На родине вас не забывают…

— Кое-кто помнит. Вот, ребята из Николаева позвонили, передали подарки. В Металлисте ко мне относятся с уважением. Не забыли, когда праздновали 25 лет со дня победы в Кубке СССР.

— Каким был ваш самый первый тренерский успех?

— Когда работал в Хмельницком. Принял команду на последнем месте, а через два года мы выиграли свою зону. В стыковом матче, правда, уступили Желтым Водам. Там денег было больше — рудники…

В Николаеве у нас была отличная команда. За четыре года многое удалось сделать, мы выиграли первенство Украины. По такому поводу мне разрешили купить Волгу-24. Но перед самым уходом я попал в ДТП, продал машину, а руководители судостроительного завода к тому же не хотели меня отпускать. В общем, впаяли мне строгий выговор да по партийной линии. Представляешь, что это значило в то время!

— Смутно…

— Формулировка была простая: «Продал автомобиль, не посоветовавшись с товарищами». Я все бросил, попал в неприятное положение — без работы, с женой и ребенком. Меня пригласили в Херсон, а я свой выговор показываю. Так директор завода Кристалл решил вопрос, и через два дня меня амнистировали. Сказал: «Меня интересует работа». Я ему благодарен был, мы с последнего места поднялись на четвертое, и потом меня пригласили в Харьков, где я и остался на целых 12 лет.

— Тренеру тогда приходилось несладко?

— Спрашиваешь! Это сейчас штаб, менеджеры и так далее, а тогда все нужно было выбивать самому. Даже формой мы занимались. У меня в Николаеве был такой начальник команды, что мог пропить деньги, полученные на коллектив. Вот и пришлось взять все в свои руки.

«Лучше бы Кварцяный ничего не писал»

— Говорят, вторая лига первенства СССР по уровню ничем не уступала нынешней Премьер-лиге Украины. Правда?

— Практически в каждом городе была такая команда, что спуску не давала никому. Хороший был футбол, самое главное, что люди на него ходили. В каждом коллективе были такие игроки, с таким характером — куда там нынешним! А люди какие разносторонние… Даже в футбольном смысле.

Ко мне в Николаеве пришел в команду Ваня Балан, попал нападающим, а я его сделал вратарем. И неплохим вратарем. Жаль, поздно он в футбол попал, была бы школа — играл бы на самом высоком уровне. Но наставником Балан стал неплохим. Второй тренер, скажу я тебе, иногда значит намного больше, чем главный. Я, например, любил это дело, сам вел занятия. А возьми Владимира Емца, царство ему небесное. Кто помнит, кто у него работал в Днепре помощником?

— Анатолий Азаренков.

— Молодец! Но об этом не все знают. Народ видит только тех, кому медали вешают… Но мне тоже повезло, у меня был сильный помощник — Володя Булгаков.    

— Достаточно подробно перипетии во втором дивизионе союзного первенства описал в своей книге Виталий Кварцяный. Читали?

— Нет. Книга, может, где-то и есть, но я до нее пока не добрался. Кварцяного, если честно, не помню, это сейчас он популярен, хотя, как по мне, то лучше бы он не писал… Впрочем, наставник Волыни прошел хорошую школу, тогда была преемственность, а сейчас смотришь: откуда они берутся, эти тренеры?

— Нынешнее поколение футболистов не сильно жалует специалистов советской эпохи. Почему?

— Так они, кроме своих контрактов, вообще ничем не интересуются. Тогда школа была серьезная! Возьми мое поколение: Николай Заворотний, Иосиф Лифшиц, Виктор Жилин, Виктор Носов. Я уже не говорю о Валерии Лобановском. Аттестация была совсем другая. Перед каждым сезоном тренеров вызывали в Москву, на учебу, все контролировали. Кто хотел учиться, тот учился.

— В чем сейчас главная проблема украинского футбола?

— В том, в чем и раньше. Мы с большим трудом что-то создаем, а потом так легко все рушим. Признаюсь, я не пристально слежу за нашим чемпионатом. Не за кем следить! Три команды, а остальные — для протокола.

На определенном этапе сказалось и засилье легионеров. Какой смысл возиться с молодежью, если вместо этого можно взять готового игрока? Вот и отбили у ребят охоту заниматься.

— Виктор Носов часто говорил: «Раньше был романтический футбол, а сейчас коммерческий». Вы согласны?

— Витя и в современном чемпионате Украины хорошо поработал. Собрал в Полтаве такую команду, которая потом национальный Кубок выиграла…                           

Понимаешь, мы начали забывать о зрителях. На стадион перестали ходить люди. Да, сейчас такое время, но два или три года назад зрителей было ненамного больше. Самое обидное, что футболистов это никак не интересует…

В наше время все было по-другому. За победы полагались премии, но получить их было непросто. Нужен был какой-то хотя бы полуофициальный путь. Так вот, придумали премиальный фонд — от продажи билетов. А как платить, если стадион пустой? Это сейчас контракты такие, что зачем эти премии, а тогда деньги мы зарабатывали, а не получали.

На стадион сложно было попасть. В Киеве, во Львове и даже в Николаеве. Помню, когда к нам приехало Динамо (у него был перерыв в чемпионате), народ на деревьях висел! Может, сейчас пропаганды какой-то не хватает…

«Тренер теперь ничего не решает»

— В свое время вы выполняли роли наставника и начальника команды, а теперь в каждом клубе минимум по пять тренеров, генеральный, технический и спортивный директора. Плюс куча агентов…

— Это все мода, но она вредит только тренеру. Я считаю, что решать все ключевые вопросы, связанные с управлением коллективом, должен наставник. А искусство руководителя — угадать с таким специалистом, довериться ему и заниматься техническими моментами. Но им этого мало. Они даже на тренерские курсы идут. Вот чудаки (улыбается)…

Но если серьезно, то это трагедия украинского футбола, что наставник абсолютно ничего не решает. Отвечает только за тренировочный процесс, а все остальные вопросы у него за кадром. Чего мы тогда удивляемся, что полгода, максимум год — и за кадром остается сам тренер? Сколько у нас в клубах сейчас специалистов, которые на одном месте работают хотя бы два года?

— Максимум пять.

— Так о каком футболе мы тогда говорим? Допускаю, что я могу быть не прав. Все-таки другое теперь время. Может, так и надо. Но главной оценкой работы клубов всегда будут болельщики. Меня в этом никто не переубедит.

— Металлист сейчас переживает сложный период. Душа болит?

— Конечно, я обеспокоен. Дело в том, что этот клуб всегда жил скромно, не позволял себе ничего лишнего, а тут взвинтил финансирование, а теперь больно падать… У нас все в Харькове было, жильем обеспечивали. Ребята все свои играли, за команду горой стояли. Ставки свои ценили.

— Какие были расценки?

— Четыре категории зарплат — 120, 140, 160 и 200 рублей. Тренер получал 220. Но нам ведь платили за победы! А премия за выигрыш — в размере оклада. Вот и думали о болельщиках.

— Футболист не мог получать больше тренера, а сейчас может. Неправильно?

— Конечно.

«Тарасов перекрестился — меня сразу в Москву»

— Что-то мы все о серьезных вещах. Вы ведь за словом в карман никогда не лезли…

— Так время уже другое. Когда тебе 50 или 60, можно и пошутить, а тут думаешь, как дожить до утра (улыбается). В разном возрасте и мышление разное.

— Ваши крылатые фразы вам помогали?

— Я старался все воспринимать с юмором. Проиграли мы дома Спартаку — 0:8. Что делать? Команда вроде бы неплохая, и вратарь у меня был глыба — Юра Сивуха.

Без юмора тогда можно было и работу потерять. Но там матч был такой: что ни удар — гол. Бывает. В общем, посмеялись немного. Зато во втором круге приехали в Москву, сыграли — 0:0. Без шуток (улыбается). Я всегда говорил ребятам: «Непобедимых команд нет, нужно в себя верить, жить с открытой душой, с улыбкой…»

— Вы говорите, что ни удар — мяч в сетке. У вас ведь в Металлисте тоже был такой нападающий?

— Да, Юра Тарасов. Человек-гол! Куда ни бьет, мяч все равно летит в цель. Парень был — золото. Чистейшей души человек. Может, из-за этого он и умер так рано. Сильно переживал семейные трудности…

Помню, забил он гол — и перекрестился. Так меня чуть с работы не сняли! «Где ваша воспитательная работа?» — спрашивали в Москве. Я говорю: «Так он крестьянин, из деревни, простой парень». Еле выкрутился тогда. А сейчас смотрю, футболист только по мячу попал — и уже крестится.

— Педагогике в ваше время уделяли много внимания. Психологом был тренер?

— А как же! К любому игроку нужен подход. Разные ребята были. Многие знают нашу историю перед финалом Кубка СССР в 1988 году. Тогда перед выездом в Москву три наших футболиста нарушили режим. Мне все говорили: «Надо оставить дома, наказать и так далее». Но я в них поверил, сыграл на их чувствах, и они в этом виноватом состоянии помогли Металлисту выиграть трофей.

— Воспитание было другое. Сейчас и пить-то толком не могут. Как они потом сыграют?

— Таких ребят, которые выпивали, а потом сопли разводили, я страшно не любил. Сразу от них отказывался. Мужик? Выйди — и покажи характер! У меня бойцы играли. На них и команда держалась.  

Понимаешь, футбол — это спорт простого народа. Кто начинал в него играть? Матросы, рабочие. У меня в свое время 70% ребят играли из неблагополучных семей. Тот без отца рос, тот без матери. Но футбол научил жизни. Я горжусь своими воспитанниками. Не зря работал.

Евгений ГРЕСЬ

Чтобы помнили. Как Виктор Носов ставил двойки Андрею Пятову

 

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения