Андрей Демченко: «Аякс купил меня за миллион»

Экс-полузащитник Аякса поведал интересные истории из своей карьеры

Андрей Демченко (крайний слева) вместе с Аяксом выигрывал Лигу чемпионов в 1995 году. Фото из архива Андрея Демченко

По своему потенциалу он вполне мог стать звездой мирового масштаба. Уехав из Запорожья в 15 лет, в качестве учащегося СДЮШОР Металлург, в московский ЦСКА, затем он стал первым отечественным юниором, который заключил контракт с известным европейским клубом. И именитый Аякс стал для Андрея ДЕМЧЕНКО отличной школой. Знаменитая клубная система голландского гранда дала Демченко-игроку, а теперь и тренеру очень многое.

Вернувшись в Запорожье после пребывания в Голландии, Андрей случайно попал на тренировку Металлурга и произвел неизгладимое впечатление на старшего тренера Александра Штелина. В итоге запорожскому клубу удалось договориться с Аяксом, выкупив контракт полузащитника за символическую для Европы плату, и в родном городе Андрей провел немало ярких поединков.

«Сборная Украины была уже в 1989 году»

— Андрей, не многие знают, что первой твоей сборной была одна из украинских юношеских команд. Верно?

— Да, все правильно. Еще когда Украина в качестве одной из республик входила в состав СССР, проводились популярные юношеские турниры всесоюзного уровня — Надежда, Переправа. Под один из таких турниров в 1989 году и была собрана сборная Украины (U-13/14). Сбор прошел в Киеве, жили мы в гостинице Спорт 10 дней, тренировались и сыграли три матча. Затем был полуфинал турнира в Новочеркасске (Ростовская область), выиграв который, мы попали в финальную часть, где заняли третье место после команд Узбекистана и России. Из той сборной в большой футбол пробились Олег Гарас, Всеволод Романенко, Андрей Котюк, Иван Павлюх, Андрей Сапуга…

— Судя по всему, на том турнире тебя и заприметили представители московского ЦСКА…

— Наверное, но до переезда в Москву была еще и юношеская сборная СССР по этому возрасту. Ее тренер Геннадий Костылев был на финале и отобрал из нашей команды троих. Один парень, фамилии уже не помню, был из Днепропетровска, а мы с защитником Сергеем Бадло представляли СДЮШОР Металлург (Запорожье). Отыграли турнир в Австрии, и после этого поступило предложение от ЦСКА. Было это в 1991 году.

— Как раз в этот год запорожский Металлург первый и последний раз сыграл в высшей лиге чемпионата СССР. Тебе не предлагали остаться дома?

— Тогда первенство проходило по системе «весна-осень», и все переходы осуществлялись в осенне-зимний период. СССР распадался, ситуация была сложная, и мои агенты, Константин Сарсания и Геннадий Костылев, сумели убедить меня и родителей, что Украине пока не до детско-юношеского футбола, а в России у меня получится быстрее прогрессировать как футболисту, да и у тренеров сборной СНГ я буду на виду. Металлург инициативы не проявлял вовсе.

«Я отыграл гол Тотти, но итальянец снова забил…»

— Уехав в Москву, паспорт сменил?

— Нет, по советскому паспорту я еще выступал за сборную СНГ на юношеском чемпионате Европы (игроки до 16-ти лет) в Турции. Интересно, что мне удалось забить все три гола сборной на этом турнире, на котором УЕФА проводил эксперимент с введением мяча из аута ногами. Мы знали об этом, готовились и даже сумели извлечь пользу из нововведения в первом же матче, с французами! Ох, как они нас полоскали всю игру, вели в счете — 1:0, и тут за минуту до конца мы вводим аут неподалеку от центральной линии.  Французы, видимо, забыли о новшестве, расслабились, а кто-то из моих партнеров по команде этим воспользовался, выдав длинную передачу на противоположный фланг. Я принял мяч, вышел один на один и сравнял счет. Так и сыграли — 1:1.

— Развить успех удалось?

— Нет, дальше группового этапа мы не прошли, хотя сыграли достойно. Во втором матче встречались с Италией, в составе которой выделялся теперь уже легендарный игрок Ромы и Скуадры Адзурры Франческо Тотти.  Он открыл счет, мне удалось восстановить равновесие, но в концовке Тотти забил победный мяч — 2:1.

В третьем поединке я снова забил, но выиграть у Португалии мы не смогли — 1:1, и двух набранных очков нам не хватило для выхода в стадию плей-офф.  Кстати, за португальцев тогда играл Дани, которого Луи ван Галь купил в Аякс уже после меня.

Видимо, после этого чемпионата Европы Аякс и положил на тебя глаз?

— Как потом оказалось, они вели меня в течение года. После того Евро я получил вызов в сборную U-18, которую тренировал Александр Кузнецов. Мне было 17. Интерес голландцев, конечно, был неожиданным, и сумма, которую они предложили за меня, как говорится, была из тех, от которых невозможно отказаться. Мой переход обошелся им в миллион долларов — бешеные деньги по тем временам. Для сравнения скажу, что трансферы спартаковцев Александра Мостового и Валерия Карпина в Сельту, а также Игоря Ледяхова в Спортинг (Хихон) стоили не больше 300 тысяч долларов.

— Наших Динамо и Шахтера на горизонте не было?

— Тогда у руля этих клубов не было таких президентов, как Григорий Суркис и Ринат Ахметов! Да и юношеского чемпионата Украины, кажется, не было вовсе. 1992 год — футбол в Украине только-только пытался встать на ноги. 

— Уезжал в Голландию по российскому паспорту?

— Нет, российского паспорта у меня не было. Уже в Голландии в посольстве Украины я получил наш, украинский, паспорт. Футбольное, так сказать, гражданство России у меня было только в юношеских командах вплоть до молодежной сборной, которую тренировал Михаил Гершкович.

«Травма оставила меня вне сборной»

— Значит, шанс быть заигранным за национальную сборную Украины у тебя был, тем более что тот футбол, который ты демонстрировал после возвращения из Аякса, был весьма высокого уровня.

— Наверное, что-то в Киеве планировали! Во время зимней паузы прямо со сборов Металлурга, который тогда тренировал Мирон Маркевич, меня вызвали в столицу, где главный тренер Динамо и национальной команды Валерий Лобановский устроил учебно-тренировочный сбор для тех, кто потенциально мог быть интересен не только сборной, но и киевскому клубу. Это была, так сказать, экспериментальная сборная. В Кончу-Заспу приехали такие люди, как Валерий Мусолитин, Александр Мелащенко, Юрий Дмитрулин, Александр Призетко, Евгений Левченко, с которым мы были знакомы еще по Голландии. Лобановскому тогда помогал Леонид Буряк. После тех сборов Мелащенко подписал с бело-синими контракт, а ко мне Леонид Иосифович приехал весной, в конце чемпионата, когда уже при Олеге Таране мы обыграли дома Карпаты. Я забил гол, а Металлург впервые в своей истории получил право сыграть в еврокубках.

— Буряк приехал за тобой?

— Он был на матче, зашел после игры в раздевалку, сказал, мол, мы за тобой следим, готовься, будем вызывать в сборную.  В приподнятом настроении я ушел в отпуск, мы отработали летнюю предсезонку в Ялте, все было в порядке, но за день до стартовой игры чемпионата я разорвал приводящую мышцу и выбыл из строя на четыре месяца. Пропустил Биркиркару, Лидс, и с вызовом в сборную тоже не сложилось — травма настигла меня в самый неподходящий момент.

— Да и Металлург после взлета как-то покатился по наклонной…

— Да, началась чехарда с тренерами, команда стояла на вылет и в конце концов с хорватом Каталиничем по спортивным показателям вылетела в первую лигу. А у нас так сложилось, что за коллективами, которые ведут борьбу за выживание, тренеры сборной особо не следят и из таких коллективов, как правило, в главную команду страны не вызывают, как бы ты ни играл. Следят за теми, кто выше, поэтому со сборной у меня так и не сложилось…

Андрей Демченко (крайний слева) вместе с Аяксом выигрывал Лигу чемпионов в 1995 году. Фото из архива Андрея Демченко

Игорь ПАВЛЕНКО

Продолжение следует.

Эдмар — о закулисье Металлиста, нарушении режима и плей-офф с Францией

Эдмар. Часть 2. «Я принимал гражданство не ради сборной Украины»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения