Владимир Яксманицкий: «Нас тогда обвинили в сдаче игры»

Почему бывший защитник Шахтера так и не провел ни одного матча за национальную сборную Украины…

Владимир

В символическую команду футболистов, которые заслуживали того, чтобы сыграть за национальную сборную Украины хотя бы один поединок, но так за нее и не сыграли, этот защитник попадает наверняка. Воспитанник Шахтера Владимир ЯКСМАНИЦКИЙ большую часть своей карьеры провел в другом донецком клубе — Металлурге. Потом неплохо выступал и за Ильичевец, который тоже постоянно шел в верхней части турнирной таблицы…

— Шанс сыграть за национальную команду у меня был, — вспоминает Владимир. — В 2002 году она проводила контрольный матч с Ираном, и я попал в список Леонида Буряка. Думаю, мой вызов был связан с травмой Владислава Ващука. Сборная тогда с последним защитником играла, а это моя родная позиция.

«В национальной сборной был три дня…»

— Надеялся выйти на поле?

— Конечно. Три дня тренировался, готовился, потом Буряк меня вызвал и сказал: «Мы на тебя рассчитываем». Но в итоге я даже в число 18-ти не попал. Тренер решил поставить в центр Виктора Скрипника.

— Обида осталась?

— Скорее непонимание. Замен можно было делать неограниченное количество, где-то могли и проверить меня в деле. Матч-то был товарищеский, и мы его проиграли — 0:1. Помню, гол забил Али Даеи, который в свое время выступал в Баварии.

— В твоей карьере был период, когда ты чувствовал, что готов выступать за сборную?

— Тогда, в 2002-м, такой период и был. Мы с Металлургом хорошо в то время играли. Команду Семен Альтман собрал атомную. В общем, хотел попробовать, выйти хоть на один тайм. Дали бы шанс, и я его не использовал — это одно. Но когда шанса не дали…

— Конкуренция в те годы в защите была — будь здоров. Согласен?

— В целом — да. Но конкретно в тот момент ее, по сути, не было. Я же говорю — Витю Скрипника в центр поставили. В Вердере он всегда слева играл. Словом, Буряка я так и не понял. Но он — тренер, а тренер всегда прав. Все равно спасибо ему за то, что я хоть три дня поварился в этой кухне.

— В сборной в те времена всегда делали ставку на защитников Динамо…

— Так тогда ж и Динамо было — Динамо! Все было справедливо.

«Чигринский за счет своей передачи в Барселону попал»

— Как тебе нынешние защитники сборной Украины? Кого можешь выделить?

— Мне больше всех нравится Ярослав Ракицкий. У него передача хорошая. У нас же сейчас, на мой взгляд, защитники вообще передачей не владеют. Был еще Дмитрий Чигринский. Благодаря своему пасу он в Барселону попал. Делал диагонали на Дарио Срну и уехал в топ-клуб. Хотя я бы не сказал, что в отборе Чигринский так уж хорош. Точно не собака, но думающий игрок, фактурный.

Другое дело — Саня Кучер, который за счет отбора как раз всю жизнь и играет. Передачей он не владеет, и молодец, что не пытается ее исполнять. Делает то, что умеет, работает на своих сильных качествах. Отобрал, отдал своему — вот и все.

— Евгений Хачериди — большая потеря для сборной?

— Да из него звезду сделали! Хороший защитник, талантливый — не спорю, в Динамо без этого не попасть, но, видно, у него характер — не сахар.

— В ваше время каждый второй игрок был с характером, а сейчас одного усмирить не могут. Почему?

— Тут все от тренера зависит. Нужно подход искать.

— Штрафовать?

— Обязательно, хотя не только в этом дело. Не на всех это действует. В конце концов, не можешь справиться с футболистом — убирай его. Нельзя, чтобы страдала команда. Другой вопрос, достаточно ли у тренеров сейчас таких полномочий, могут ли они брать на себя подобную ответственность.

— Нынче мода пошла — играть в три защитника. Что скажешь?

— Так мы раньше так и играли — один либеро и два стоппера. Сейчас они в линию действуют. Пока я не могу толком понять, какие в этом плюсы. Три защитника передают друг другу одного нападающего? В два форварда ведь мало кто играет…

— В национальной сборной тебе поиграть так и не довелось, но в молодежной матчей хватало. Чем тебе запомнился тот период?

— Да, попылил немного за молодежку. Хорошее время было. Самый яркий поединок — дебютный. Осенью 1996 года Влада Ващука забрали в национальную команду, а меня Александр Ищенко вызвал в молодежную сборную. Мы португальцев принимали. Сталинград был — тяжело передать словами! Все 90 минут отмахивались, один гол забили и выиграли. У меня тогда пресса была хорошая, тренеры хвалили. В общем, пошло-поехало.

«Не пойму, зачем придумали, что мы Виктора Колотова плавили»

— Команда у вас была отличная, но на чемпионат Европы вы так и не попали. Могли?

— Сложно было. Сначала у нас в группе были Германия и Португалия, а потом — Франция и Россия. Матч с россиянами я тоже хорошо запомнил. Дома мы их обыграли, нас тогда Виктор Колотов так настроил — я их состав до сих пор наизусть помню! Досконально изучили соперника. В том поединке я, кстати, левого защитника играл.

— Серьезно?

— Да, действовал на одном фланге с Геной Зубовым.

— Выездной матч с Исландией перечеркнул все ваши старания. Разговоров потом было много, а что произошло на самом деле?

— Провалили игру. Нам было очень стыдно. Кажется, 1:4 загрузились. Это сейчас исландцы в порядке, а тогда, в конце 90-х, они были аутсайдерами. Погода была плохая, меня тогда левым полузащитником поставили. Представляешь меня левым полузащитником?

— С трудом…

— Я тоже не представлял, но пришлось играть. В том поединке, по-моему, как раз Андрей Несмачный дебютировал в молодежке. Мы плохо сыграли — нельзя отрицать. Меня в перерыве поменяли. Я даже не знал, куда бежать. Потом слухи пошли, что футболисты Шахтера сдали игру. Бред!

— С чего-то ж они пошли. Говорили, вы какие-то премии требовали. Было такое?

— Нет. Мы не могли ничего требовать, потому что нам все вовремя платили. Все было нормально. Тогда много чего говорили. Придумали, что мы Виктора Колотова плавим. Зачем нам его было плавить? Хороший был тренер и хороший человек…

В общем, суматоха была приличная. Разборки пошли. Нам уже ничего не светило, и меня больше в молодежную сборную не вызывали. Пошла смена поколений. Так бывает в футболе: хорошо начал за молодежку и плохо закончил. За сборную, правда, еще успел сыграть, но уже за студенческую. Съездил с Анатолием Коньковым на Универсиаду.

«Кабачок «Не пролей капельку»? Слышал такое…»

 — Владимир, чем ты занимаешься сейчас?

— Ничем. Работал в Металлурге, но после начала войны команда переехала в Киев, а я пока живу у родителей — в Мариуполе. Жду. Больше всего хочу, чтобы наступил мир. Тогда и страна начнет развиваться, и футбол станет лучше.

— Чемпионат Украины смотришь?

— Конечно, смотрю.

— Слабый уровень?

— Слабый. Такое впечатление, что мы вернулись в 90-е.

— Но вы же достойно прошли это испытание и стали сильнее. Надо потерпеть?

— Надо. Но мне кажется, что тогда хороших футболистов было больше. Сейчас одна молодежь, а она не тянет. Раньше обижались, что им шанса не дают, а теперь что? Показывайте свой уровень.

Плюс тогда финансирование в футболе вверх шло, а сейчас — вниз. Денег вообще нет. Люди едут в такие чемпионаты, о которых мы раньше ничего не знали. Беларусь, Литва, Венгрия — куда попало!

— Ты выступал во многих командах. Какая была самая сильная?

— Думаю, это донецкий Металлург 2003 года. Мы тогда с Пармой в Кубке УЕФА играли. Не повезло со жребием, но дома выглядели достойно. Хороший коллектив был и в Ильичевце — могли и до медалей дотянуть. Не вышло.

— Покойный Виктор Носов говорил: «В Мариуполе не команда, а кабачок «Не пролей капельку». Было дело?

— Слышал я такую фразу (улыбается). Всякое было, но мы же играли. Может, без этого играли бы еще лучше, но все равно, хорошо ведь играли. Могли собраться в любой момент. Характер был и коллектив. Друг за друга бились…

Евгений ГРЕСЬ    

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения