Сергей Сидорчук: «Дочь спросила в слезах: «Папа, на нас напали?»

Капитан киевского Динамо, полузащитник сборной Украины дал эксклюзивное интервью нашему сайту.

— Сергей, Динамо прилетело в Польшу на матч с Легией. Первые впечатления от увиденного в нашей братской стране?

— Все мы были приятно шокированы тем приемом, который нам уже устроили поляки. С первых минут пребывания на польской земле мы увидели невероятное количество украинской символики. Флаги нашей страны расположены буквально везде — на транспорте, на зданиях, в окнах простых жителей Варшавы.

Билборды содержат слова поддержки и направлены на осуждение действий агрессора. Самые распространенные из них: «Путин иди, на х…». Война действительно показала, кто нам сейчас друг, а кто просто много говорит и мало что делает. 

— На игру вы выйдете с повышенной ответственностью. Для вас это не рядовой спарринг?

— Конечно, о чем ты говоришь! Мы прилетели в Польшу за два дня до поединка, и я даже провел параллели с Лигой чемпионов. Признаюсь, когда мы выступаем в еврокубках, то все равно выходим на поле защищать честь своего клуба, в меньшей степени думая о клубных коэффициентах страны. В данном случае все ребята понимают, что играть будем за всю Украину. Нас уже просят достать билеты, а такой ажиотаж действительно бывает только перед Лигой чемпионов и матчами сборной. 

— У тебя уже много заказов?

— Пока два. Звонила представительница киевского турагентства, с которым я давно сотрудничаю — попросила пять билетов для своих знакомых, которые выехали в Варшаву. Набрал меня и друг детства, с которым мы жили в Запорожье в одном общежитии. Он давно уехал в Польшу, работает здесь, кажется восемь лет. Постараюсь им помочь. Для нас важно, чтобы на стадионе было много людей.

«Нам дали зеленый свет — мы не можем никого подвести»

— Вы выехали с условием вернуться в определенные сроки. Как капитан команды, ты тоже несешь ответственность за то, чтобы среди игроков Динамо не оказалось дезертиров?

— Я уверен, что это исключено. Ребята уже, наоборот, только и говорят о том, что хотят вернуться в Киев. В мирный, разумеется, город. В мирную страну. Практически каждый из нас выступает за национальную или молодежную сборные Украины, поэтому я не верю, что кто-то нарушит закон

— Шахтер начал свою серию благотворительных матчей с места в карьер и во втором тайме поединка с Олимпиакосом это, конечно, сказалось. Как у вас с физической подготовкой?

— Надеюсь, все хорошо. Большинство ребят готовились на Западной Украине, а потом, выехав в Румынию, команда в полном составе поработала чуть больше недели. Что-то набегали, что-то наиграли. В ближайшие дни нам предстоят два матча: 12-го — с Легией, 14-го — Галатасараем. Но сил должно хватить. Да и наш тренер, как правило, дает сыграть всем, распределяет нагрузку.

— Разговоры по поводу вашего выезда за границу были, есть и будут. Вы читаете больше положительных или отрицательных отзывов?

— Я вижу нормальную реакцию людей. Не раз слышал позицию Президента Украины Владимира Зеленского, который, обращаясь к людям, призывал помогать стране на том месте, где каждый может быть полезным. Мы получили разрешение на эти матчи и, конечно же, постараемся не подвести.

Повторюсь, нам важно собирать на стадионах максимальное количество зрителей. Чтобы мир видел, как поддерживают Украину. Чтобы собрать как можно больше средств для ВСУ, для людей, которые пострадали. Посмотрим, что из этого всего получится, но мы действительно чувствуем большую ответственность. Нам разрешили выехать из страны в такое время, и мы не должны разочаровывать украинцев.

«После взрыва в зале вылетела дверная ручка»

— Как для тебя и твоей семьи начиналась эта война?

— Как и многие украинцы, я проснулся от взрывов — мы живем недалеко от аэропорта Жуляны, и туда, кажется, что-то прилетело. В зале вынесло ручку от балконной двери, забежала старшая дочь и со слезами спросила: «Папа, на нас напали?» Это был худший день в моей жизни…

Вечером, 23-го, мы с женой приготовили вещи для детей, чтобы с утра не тратить на это время. Я собирался отвезти их в садик и в школу, а на 10.30 у нас был сбор на базе. Помню, супруга достала мясо из морозилки — утром хотела приготовить суп на обед. Помню, что ей не спалось. Понятно, что у нее уже был девятый месяц беременности, но она мне сказала: «Серый, мне как-то тревожно».

Я уснул, но все эти дни перед войной, конечно же, читал новости, следил за ситуацией. Переживал. Особенно после того, как этот варвар сделал свое мерзкое заявление со злобным лицом. Это было, кажется, за несколько дней до нападения.

— Первая реакция — шок?

— Конечно, я должен был сохранять хладнокровие, но вещи и документы собирал впопыхах. Набрал Серому Кривцову, мы с ним в одном подъезде живем, и он говорит: «Давай на паркинг». Там и просидели часов до 11-ти. Потом решили подняться домой, покормить детей. Успели, а через какое-то время снова услышали взрыв и решили больше не подвергать опасности свои семьи. К нам приехала семья Андрея Пятова, и там, на паркинге, мы провели две ночи. Спали в машинах.

— Как на все это реагировал клуб?

— Нам, футболистам, была оказана максимальная поддержка. Было принято решение собрать всех желающих на базе. Там мы поселили свои семьи в подвальном, цокольном этаже. Конечно, стало немного тише, но не спокойнее. Мы видели, как что-то горело под Васильковом.

«Узнали, что эти твари бомбят детские больницы…»

— Что дальше? Вам же вскоре нужно было рожать…

— С первого дня нам с Аней пришлось испытать максимальное давление со всех сторон, но мы никуда не хотели уезжать. Вообще не хотели — ни я, ни она. Наш роддом, в центре столицы, работал, хотя через несколько дней после начала войны стало известно, что туда везут все больше рожениц с окраин города и размещают их в коридорах.

Старались сохранять спокойствие, но дрогнули, когда стало известно, что эти нелюди начали стрелять по детским больницам. А тут еще прошла информация, что в теории может быть выезд Динамо на благотворительные матчи. Нам говорят: «Если вы родите в Киеве, потом уехать будет сложно». В общем, убедили.

— Вижу, что ты сильно переживаешь по этому поводу.

— Как иначе, я ж капитан. Мы с пацанами были все вместе, и я уехал первым. Впрочем, все ребята меня поняли и поддержали. Убедил и жену, а когда, уже за границей, мы увидели эти кадры из мариупольского роддома, Аня просто разрыдалась.

— Факт самого выезда в период мобилизации тоже не давал тебя покоя?

— Совесть, конечно, мучала. Но как я мог поступить? У нас трое маленьких детей, жена в положении. Как одной справиться за границей? Да и закон ведь я не нарушал — выехал на правах многодетного отца.

Хочу сказать большое спасибо клубу, который организовал нашу эвакуацию. Мы приехали в Румынию, а уже там нам помог Мирча Луческу. Причем во всем помог — во всех мелочах. Румыны нас хорошо приняли.

— И сразу начали сватать в местные клубы?

— Я не рассматривал все эти варианты, даже не думал о них. Оставил команду, выехал и сразу подписал новый контракт? Разве капитаны так поступают?

«Родители в Запорожье, не хотят никуда уезжать»

— Ваши родители в Украине?

— Да, в Запорожье. Нас они убеждали уехать, а сами никак не хотят перебраться на Западную Украину. Говорят, что все будет хорошо. Мы тоже верим, но все время будто на иголках — скоты стоят уже километрах в 40 от родного города.

Надеюсь, мы скоро увидимся. Как там оно будет с играми, посмотрим, но у нас планы вернуться. Пока хотя бы на Закарпатье. Бабушки и дедушки еще своего нового внука не видели.

— С чем до этого у тебя ассоциировался Бухарест?

— Конечно же, с Евро-2020. Хотя после всего, что произошло, воспоминания как-то стираются. Сейчас у нас совсем другой визит в эту страну. При других обстоятельствах. 

— Как детям в Румынии?

— Та вроде привыкли. Старшенькие стараются помогать, слушаются. Младшая дочь от малыша почти не отходит. Все нормально. Конечно, мы не так себе представляли появление на свет Демьяна, но в нынешней ситуации это не главное. Дай Бог, чтобы все были живы и здоровы. 

— У тебя теперь 2:2 в споре мальчиков и девочек. Будете с Аней играть до победы?

— Нет (улыбается). Согласны на ничью. Пусть будет мир.

«Прощения им не будет, но глаза нужно открыть»

— Что тебя связывает с российским футболом?

— Вообще ничего. Разве что воспоминания об Объединенном турнире в 2013 году. Тогда Динамо его выиграло в соперничестве со Спартаком, Зенитом и Шахтером.

— С российскими игроками знаком?

— Нет. Не пересекался с ними никогда ни на сборах, ни в отпуске.

— Как ты думаешь, они такие же прибитые телевизором, как и подавляющая биомасса в их стране или же адекватные, но без права на мнение?

— Я думаю, что второе. Все-таки футболисты часто выезжают за пределы своего государства и могут видеть, что такое нормальная жизнь. Но молчать их заставляют законы. Боятся.

— Выходит, отлучение российского футбола от международных турниров — расплата за трусость отважных вроде бы людей?

— Так и есть на 100%. Тут ты попал в самую точку. Я думаю, что, если бы вся сборная россии выступила хотя бы с осуждением войны, в УЕФА бы не стали принимать такого жесткого, но справедливого решения.

— Первые дни все мы — политики, актеры, спортсмены, журналисты — пытались достучаться до «элиты» российского общества. Надо ли продолжать?

— Конечно, надо. Не зря же Президент Украины отдельно общался с российскими журналистами. До кого-то хоть что-то дойдет, у людей могут открыться глаза. Понятно, что им уже нет и не будет никакого прощения. Но если со временем люди там хоть как-то восстанут, если помогут свергнуть с власти убийцу, это предотвратит войны в будущем. Но за нашу войну они будут отвечать не одно десятилетие.

«Футбольные трансляции начал смотреть неделю назад»

— Россияне с поляками, к счастью, не сыграли, а мы, к сожалению, не встретились с шотландцами. Пока не встретились. Смотрел матч Шотландия — Польша?

— Нет. За все это время я видел только голы Андрея Ярмоленко и видео с поддержкой нашей страны на европейских стадионах. Футбол начал смотреть буквально неделю назад. До этого не мог себя заставить.

— Матчам сборной в июне быть?

— Надеюсь. Коль уж клубам разрешили играть, то национальной команде это нужнее. Все-таки на кону стоит выход на чемпионат мира. В Катаре, если мы туда попадем, нас будет поддерживать вся планета.

— Значит, нынешняя миссия Динамо и Шахтера направлена и на помощь сборным Украины?

— Думаю, да. Посмотрим, как все пройдет, но Мирча Луческу нам не раз уже говорил: «Вы должны готовить себя для сборной». Мы стараемся. Такого чувства ответственности перед всей Украиной, признаюсь, еще никогда не было…

Евгений ГРЕСЬ

Николай Павлов: «Главный тренер должен оставлять корабль последним»

Лента новостей