Сергей Мизин: «В Полесье мне нужно было иначе расставлять приоритеты»

Непродолжительным оказался период отношений с Полесьем у одного из лучших полузащитников в истории украинского футбола Сергея Мизина. В конце 2021 года футболиста, забившего больше 100 голов и заработавшего тот самый штрафной в Москве для Андрея Шевченко в матче национальных сборных Украины и России, пригласили на должность селекционера в житомирский клуб, а уже в начале 2022-го распрощались с ним.

— За всю мою карьеру — игрока, а потом тренера и руководителя — впервые сталкиваюсь с такой ситуацией, — рассказывает Мизин. — Слишком стремительно все случилось — за какой-то месяц.

— Что пошло не так?

— Я так и не понял, пытаюсь разобраться. Давайте вспомним предысторию. Полесье в первой половине сезона не очень удачно, мягко говоря, провело комплектацию команды. Вся страна понимает, что девятое место в Первой лиге явно не соответствует объему средств, которые Геннадий Буткевич потратил на команду. И эти ошибки в подборе кадров нужно было исправить и устранить на будущее.

Решение создать клубную селекционную службу было совершенно правильным. Возможно, тренерскому штабу это не сильно понравилось. Но у тренеров — свои задачи, у селекционеров — свои. И с Юрием Калитвинцевым мы нормально общались — знакомы-то уже четверть века.

По идее, клубная селекционная служба должна взвешенно искать футболистов, чтобы минимизировать возможность ошибки. Для этого требуется время, но нынешней зимой Полесью нужно было исправлять летние просчеты без особой раскачки.

— Вы же провели уникальное собрание футбольных агентов, которые должны были помочь с решением кадровых вопросов...

— Собрание действительно уникальное — аналогов такому не припомню. О Полесье говорят, что это команда одного агента, а мы хотели показать, что открыты для всех. Мысль хорошая.

Фото polissyafc.com

Однако после этого собрания, о котором узнала вся Украина и не только, поток футболистов, которых самые разные люди — агенты, полуагенты — предлагали для рассмотрения в клуб, увеличился раз в десять.

Причем мы просили кандидатов на позицию, условно говоря, правого защитника и нападающего, мне же присылали абсолютно все позиции. Одного футболиста внимательно проанализировать — это потратить несколько часов. Изучить статистику, карьеру, посмотреть видео действий, сравнить с теми игроками, которые есть у нас, сделать выводы. А меня буквально засыпали десятками профайлов, которые нельзя игнорировать, потому что агенты будут жаловаться руководству. Смотрел игроков сутками.

При этом нужно было вести и свои разработки — искать футболистов, тоже анализировать. Этой части работы пришлось уделять меньше времени. Возможно, в этом и была моя ошибка. Нужно было иначе расставлять приоритеты. Хотя новичков, которых Полесье подписывает этой зимой (Кисленко, Вакула), я просматривал и давал по ним свое заключение.

— Системности в кадровой политике Полесью недостает?

— Все улучшается — новые руководители клуба люди серьезные. С футбольными нюансами они знакомятся — постепенно, но основательно. Формируется вектор развития, чтобы не было шараханий из стороны в сторону. Зимой начали уделять особое внимание воспитанникам житомирского футбола — городского и областного, которых планируется возвращать в Житомир. Яркий пример — Вакула, парень родом из Бердичева.

Но пока да — есть шероховатости, процесс коммуникации между тренерским штабом и селекционным отделом только выстраивался. В той же Александрии, где я работал раньше, все было более четко. Но там и структура была сформирована давно, у Полесья еще все впереди.

— Кстати, об Александрии. Точнее ее бывшем главном тренере Владимире Шаране...

— Речь о моем якобы интервью, где я говорю, что всегда с ним рядом?

— Именно.

— Это были фразы, вырванные из контекста. Кому и зачем это нужно было делать, вопрос. Рассказываю, как все было. Перед Новым годом мы командой ветеранов проводили выставочный матч в манеже ФК Левый берег в Киеве. Тренер — Леоненко, в составе — Саленко, Хацкевич, Коновалов, Яремчук, Мороз, Завьялов, Пинчук, Алиев и другие. Перед игрой в раздевалке, во время игры у кромки поля и после игры на камеру записывал все происходящее наш молодой видеоблогер. Задавал вопросы, половина которых носила шуточный характер, получал такие же ответы.

Атмосфера была расслабленная, предпраздничная, легкая. Меня спросили о том, как поживает мог друг Шаран, я ответил. Вдогонку получил вопрос, общаюсь ли я с ним постоянно, и тоже ответил. И все. А потом вдруг после Нового года мне говорят, что вышло мое интервью, где сотрудник Полесья ли не расписывается в любви к Минаю.

— Это могли расценить, как вызов...

— Не исключаю такого. А, может, кто-то преподнес это так, что Шаран, с которым я работал в Александрии, делал мне предложение возобновить наше сотрудничество в Минае.

— И такое могло быть?

— Конечно. Ведь он же на самом деле разговаривал со мной на эту тему в начале января — незадолго до Рождества. Я поблагодарил за предложение, но отказался. Я же тогда в Полесье работал. Кто знал, что через два дня со мной будут прощаться?

— Зато теперь можно было бы вернуться к этому разговору...

— Я привык отвечать за свои слова, у меня есть свои принципы.

— Обида на Полесье осталась? АТБ в черный список не внесен?

— Наоборот, стал чаще ходить. Жаль, конечно, что не успел разгрести завалы по черновой работе и заняться формированием целенаправленной селекции в клубе. Из всей этой ситуации я сделал свои выводы, по-новому взглянул на некоторых людей. Рад, что удалось познакомиться с таким солидным человеком, как Геннадий Буткевич. У него очень серьезные амбиции — просто глыба. Надеюсь, Полесье во второй части чемпионата сумеет исправить все допущенные ошибки и доказать, что деньги владельца были потрачены не зря.

Андрей КУДЫРКО

Конец фарм-клубов в Украине? ФИФА резко поменял правила аренды игроков

Лента новостей