«Лобановский отшил москвичей, и мы сидели у него больше двух часов». Авторитетному журналисту Юрию Саю — 50 лет!

Сегодня свой полувековой юбилей отмечает один из самых авторитетных украинских журналистов — Юрий Сай В украинской спортивной журналистике вы найдете не так много людей, которые вживую видели добрую половину матчей сборной Украины. Футбольный обозреватель газеты и интернет-издания Факты Юрий Сай — один из них. Сегодня авторитетному журналисту, стоявшему у истоков газеты Команда, исполняется 50 лет. По такому поводу мы решили вспомнить лишь самую малость его футбольных и жизненных историй.

Вождение — от Шмайхеля, пиво — для Маттеуса

— Юрий Степанович, можете с ходу сказать, сколько игр с участием сборной Украины вы видели воочию? — С ходу — не могу. Но нетрудно посмотреть. У нас, как говорится, все ходы записаны… Учет домашних поединков не вел, хотя на 70% матчей, наверное, побывал. А на выезде и на нейтральных полях — 59 игр. — Ведете личный дневник? — Нет. Но все выезды за рубеж отмечаю — страны, города, матчи, счета, километры… Сколько налетал? Более 600 тысяч километров. Благодаря футболу и любимой работе побывал в 50-ти странах мира. В некоторых — по 10 и больше раз. Мы порой даже шутим по этому поводу: «За что мы любим футбол? За то, что до и после футбола». Конечно же, путешествовал и отдельно — с супругой Ириной, с друзьями. За годы в профессии удалось не только посетить большинство самых знаменитых стадионов Европы и вживую увидеть игру топ-футболистов (Зидана, Бекхэма, Месси, Криштиану Роналду), но и побывать во многих интересных местах.  Когда еще увидишь Туринскую плащаницу в соборе Святого Иоанна Крестителя или побываешь в музее Битлз и у дома, где родился и вырос Пол Маккартни, в Ливерпуле, искупаешься в океане на острове Мадейра или полюбуешься уникальной красотой Исландии, где, кстати, нет комаров и рекомендуют пить воду из-под крана?  — Наверное, магнитики из поездок привозите?  — Мой холодильник снаружи пуст (улыбается). Много лет коллекционирую чашки и тарелки из городов и стран, где побывал. Экземпляров 300 набралось. — За рубежом удавалось бывать лишь на поединках с участием украинских команд?  — Не только — Евро-2000, ЧМ-2006, матчи чемпионатов Германии и Шотландии, Кубок первого канала в Израиле… Особняком, конечно же, стоит сумасшедший финал Лиги чемпионов 1999 года на Камп Ноу в Барселоне, когда Манчестер Юнайтед в компенсированные минуты усилиями Шерингема и Сульшера перевернул все с ног на голову в поединке с Баварией.  Особенно врезался в память эпизод примерно через полчаса после финального свистка. Представьте себе картину: сияющий от счастья голкипер МЮ Петер Шмайхель за рулем кара везет старину Алекса Фергюсона в специальный шатер, где запланирована пресс-конференция. И за всем этим наблюдает сидящий на ступеньке клубного автобуса легендарный игрок Баварии Лотар Маттеус. С банкой пива в руке и отрешенным взглядом…

Триумф — от сборной, шампанское — для одноклассницы

— Первый выезд со сборной запомнился? — Это был 1992 год. Минск. Белоруссия — Украина — 1:1. Сравняли счет благодаря голу Юрия Максимова. Матч уникален тем, что в нем не принимал участия ни один из футболистов Динамо и Шахтера. Зато играли два легендарных легионера из Рейнджерс — Алексей Михайличенко и Олег Кузнецов, которые на двоих провели за сборную Украины, если не ошибаюсь, всего пять поединков. Помню, зашли после игры в самолет, и прямо на наших глазах Кузнецов, не стесняясь ни тренеров, ни журналистов, открыл банку пива и стал не спеша попивать. Тогда для нас это было в диковинку.  «Европа», — подумали сразу. С завистью… — Самый памятный вояж со сборной? — Таких было несколько. На первом месте, наверное, все-таки матч в Тбилиси с грузинами в 2005-м, когда сборная первый и пока единственный раз в своей истории попала на чемпионат мира. Победа гарантировала нам досрочный выход на ЧМ-2006. Украина вела — 1:0. До 89-й минуты, когда грузины забили шикарный гол со штрафного. Понятно, какое настроение было у всех в аэропорту. Тем более что в другом поединке в группе Турция в компенсированное время выигрывала у датчан — 2:1, что Украину не устраивало. Помню, стоим на кассе в дьюти-фри, рассчитываемся за подарки родным и близким. И тут — шум, гам, радость и… бутылка шампанского над головами! Все обнимаются! Сразу поняли: Дания сравняла счет — Украина едет на чемпионат мира в Германии! Кто-то из родных дозвонился врачу сборной и сообщил радостную весть. В миг полупустой дьюти-фри уже не мог принять всех желающих (улыбается). — Шампанское сразу было? Молодцы администраторы сборной — готовились к такому повороту событий! — Не сказал бы (улыбается). У той бутылки с игристым — своя история. Один мой коллега ждал в гости одноклассницу, жившую в Тбилиси. Привез из Киева конфеты и бутылку Советского шампанского. Но одноклассница перезвонила и сказала, что приехать не сможет. А поскольку журналистам уже нужно было выезжать на игру, то коллега просто оставил шампанское на столе в гостиничном номере. Однако его сосед по номеру, тоже наш коллега, но куда более опытный, подумал: «Чего добру пропадать?» — и взял шампанское с собой. А уже в аэропорту, когда всех охватила эйфория, ветеран журналистики гордо продемонстрировал «трофей». Дескать, я один верил в успех сборной именно сегодня и запасся заранее. Старый воин — мудрый воин.

С Олегом Блохиным

Лещ — для Блохина, дружба — от Ищенко

— Чемпионат мира в Германии чем больше всего запомнился? — Эмоциями, атмосферой на стадионах. Помню, случайно встретил после поединка с Саудовской Аравией экс-игрока сборной Украины Юрия Максимова, смотревшего матч в секторе украинских болельщиков. И человек, много лет проживший и отыгравший в Германии, был искренне восхищен тем, в какой неимоверной атмосфере побывал. Конечно же, нельзя забыть исторический поединок в Кельне против Швейцарии. Особенно валидольную серию пенальти и паненку Артема Милевского. После матча в микст-зоне я первым делом поинтересовался у героя: «Тема, что же ты творишь?» А он невозмутимо: «Юрик, я же был уверен». И это — после пенальти, не реализованного Андреем Шевченко! Потом мы с коллегами всю ночь ехали поездом из Кельна в Берлин, где базировались во время чемпионата мира. Никто и на секунду глаз не сомкнул. Украина — в четвертьфинале! И мы этому живые свидетели. Кстати, один мой знакомый после матча со Швейцарией вместе с сыном-школьником прямо со стадиона рванул к отелю, где остановилась наша сборная. Уже позже он гордо демонстрировал фото мальчишки с Шевченко, Ворониным, Гусевым... Один снимок, признаюсь, сразил меня наповал. Игорь Коломойский, Олег Блохин и парнишка из Мироновки на совместном фото держат в руках… большого копченого леща. В Кельне! — С кем из наставников сборной у вас сложились наиболее теплые отношения? — Честно говоря, в друзья к футболистам и тренерам не набивался. Да и меня не баловали. Хотя со многими у меня хорошие, ровные и даже приятельские отношения. В свое время удалось поближе познакомиться с Михаилом Фоменко. Он тогда Борисфен возглавлял, а мы делали программки к матчам, летали с командой на выезд. Михаил Иванович с виду серьезный дядька, но чувство юмора, уж поверьте, у него потрясающее. Пожалуй, самые близкие отношения у меня сложились с бывшим главным тренером молодежной сборной Украины Александром Ищенко. Мы давно дружим семьями, и я у него многому научился. В большом футболе ведь столько мелочей! А познакомились мы, кстати, недалеко от… Африки. В марте 1997 года албанцы принимали национальную сборную Украины в испанской Гранаде, а молодежку — в Гуадиксе. Там и зародилась наша многолетняя дружба. Горжусь, что с этим человеком общаемся не только на футбольных матчах, но и за пределами стадионов. Хотя говорим все равно о футболе... — В каком году, на ваш взгляд, была самая сильная сборная Украины? — Надеюсь, будет в 2020-м. 

100 тысяч — на трибунах, дубль — на табло

— Кстати, а как вы попали в спортивную журналистику? — Футбол, да и спорт вообще, любил, как и многие мальчишки моего поколения, с раннего детства. Помню, как сиял от счастья в 1977-м, когда моим взрослым «покровителям» все-таки удалось уговорить мою маму отпустить семилетнего пацана с ними в Ровно на товарищеский поединок между местным Авангардом и киевским Динамо! Плевать, что ехать нужно было в «хлебовозке», — я впервые увидел футбольных богов вживую, в 20-ти километрах от дома… А журналистика? По-моему, классе в седьмом после очередных футбольных баталий на школьном стадионе шел домой. И поймал себя на мысли: «Вырасту, пойду работать, а вдруг вторая смена — как же я смогу посмотреть игру?» Потому и решил стать спортивным журналистом, чтобы не пропускать матчи (улыбается).  Поначалу думал поступать во Львове — от моего родного Глинска туда на 100 км ближе, чем до Киева. Но все решило интервью в Спортивній газеті со знаменитым динамовцем Петром Слободяном, который тренировал футбольную команду Киевского университета имени Шевченко. После этого сомнений не осталось: «Хочу играть под началом человека, который забивал Баварии!»  — Поиграли? — Да, но не сразу. Во-первых, в сборную университета еще нужно было попасть. А во-вторых, после первого курса меня забрали в армию. Служил в Азербайджане и даже поиграл там немного в национальном первенстве за Шахдаг (Кусары). Нефтчи и Динамо (Гянджа) выступали тогда в чемпионате СССР, а у остальных была своя лига. — На какой позиции выступали? —  Нападающего. Скорость, говорят, была неплохая. Но, как шутит в таких случаях один знаменитый футболист: «К таким ногам еще бы голову другую пришить» (смеется). — Но по два гола, как вы, на Республиканском стадионе в Киеве, да еще при 100 тысячах болельщиков на трибунах, и футбольные профи забивали нечасто. — Давайте сразу обозначим мою футбольную карьеру одной фразой: «Закончил не начиная» (с улыбкой). А тогда, 13 сентября 1992 года, состоялся хорошо раскрученный газетой Киевские ведомости матч между сборной спортивных журналистов Прессинг и командой эстрадных артистов Арт-Обстрел. Пришедшим на стадион пообещали бесплатное мороженое и пиво. И на трибунах Республиканского собралось 100 тысяч человек! Мы были в шоке! Понятное дело, пластиковых стаканов на всех желающих не хватило. И самые сообразительные уносили пиво от бочек в… презервативах.   Мы тогда выиграли у команды, руководимой Леонидом Буряком и Владимиром Трошкиным, — 2:1, а мне посчастливилось забить два мяча. Тренеры у соперника, надо признать, явно были сильнее, чем сама команда. Помню, приехал после банкета в общежитие университета и высыпал на покрывало кучу денег — купоны, валюта. В сумме 205 долларов — баснословные по тем временам деньги для студента! Я в Спортивке раз в 10 меньше получал, а тут спонсоры расщедрились — за участие, за победу, за голы. Первым делом решил купить новый цветной телевизор Электрон последнего поколения. С пультом! Но так и не купил… Слишком уж быстро мы потратили призовые на молоко и батоны (улыбается).

С Александром Швецом и Петром Слободяном

Запрет — от Сабо, лекции — от Лобановского

— Первый свой материал помните? — Чтобы пройти творческий конкурс перед поступлением на факультет журналистики, нужно было предоставить свои публикации. Пришлось школьником попотеть, чтобы мои творения опубликовали в районном и областном изданиях. А уже позже студентами напросились с ребятами на практику в Спортивну газету. Там я и встретил своего учителя — Юрия Кармана, который не послал нас куда подальше, а стал помогать с первого дня. Вместе с будущим главным редактором — Дмитрием Александренко. Эти люди и дали мне путевку в настоящую журналистику. Хотя до сих пор не признаются, кто же из них подписал мой первый материал в Спортивке — Юрий… Сой (смеется).  — Вы застали еще те времена, когда протоколы матчей чемпионата Украины переписывали вручную. — Протоколы? Заявки всех профессиональных команд! Приезжали в федерацию, офис которой был на улице Эспланадной, рядом с нынешним Олимпийским. Ждали, пока нам доверят «секретные» данные, и потом на подоконнике переписывали составы в тетрадки и везли в редакцию. Там я познакомился с еще одним своим наставником по жизни — первым вице-президентом ФФУ Евгением Петровичем Котельниковым. К сожалению, ныне покойным. Удивительный человек, глыба в футболе!  — Газета Команда — самый яркий период в вашей карьере? — Это была настоящая журналистика. Мы горели работой и, чего скрывать, гордились своим детищем. Состав у нас тогда был что надо! Достаточно сказать, что в девять утра после матчей Динамо в еврокубках в киосках Команды уже не было. А тираж номера переваливал за 100 тысяч. — Вы критиковали всех и никого не боялись? — Никого не боятся только дураки. Всякое бывало. Но мы на страницах Команды старались быть честными перед футболом. Прежде всего. Поэтому не раз приходилось «воевать». К примеру, одно время главный тренер Динамо Йожеф Сабо после нашей критики, поговаривали, запрещал футболистам читать нашу газету. Сам же, по словам наших «агентов», втихаря ее штудировал. О нем тогда Команда часто писала… Спустя годы мы с Йожефом Йожефовичем вспоминали те события с улыбкой. — У вас был конфликт? — Скажем так, недопонимание. На одной из пресс-конференций Сабо в сердцах заявил, дескать, ехали в поезде три молодых человека: один — из Житомира, второй — из Луцка, а третий — из Херсона. Увидели, как на пустыре гоняют мяч, и решили писать о футболе. Самое смешное, что у нас в отделе футбола не было никого ни из Житомира, ни из Луцка. И только в Херсоне жила... теща Юры Малышева. — Валерию Лобановскому вы бы так никогда не ответили? — Ну, он, в общем-то, и повода не давал. Хотя разные были ситуации. Валерий Васильевич любил начинать общение с журналистами со вступления. И на первых порах объяснял банальные, как нам казалось, истины. Поначалу все это воспринималось в штыки, и один из наших заголовков сразу после возвращения тренера в Динамо был примерно таким: «Ликбез от Лобановского, или Почему не стоит путать аут с угловым». 

С Владимиром Бессоновым

Советы — от Котельникова, газеты — от Чубарова

— Часто общались с Лобановским? — Нет. Так, чтобы лично, только два раза. Впечатления, конечно, остались на всю жизнь. Впервые — на Кубке Содружества в Москве. Лобановский как раз только вернулся из Кувейта. После первого матча Динамо на турнире, в котором клуб из Кыргызстана был обыгран едва ли не 9:1, мы вернулись в гостиницу. И я решил посоветоваться с Евгением Котельниковым, который вырос и играл в юности с Лобановским, как лучше получить комментарий главного тренера по игре. Петрович без паузы заявил: «Звони». Мы жили в отеле Космос — на одном этаже, через три номера от Лобановского. Я набрался наглости и позвонил. Было около девяти вечера. Представился, а Валерий Васильевич сразу: «Вообще-то в это время я уже отдыхаю». Правда, сразу попросил уточнить цель звонка.  Так и так, говорю, хочу получить комментарий для газеты об игре. «Какая игра? — помню, сказал Валерий Васильевич. — Это была тренировка с повышенной ответственностью». И когда я уже готов был к тому, что Лобановский повесит трубку, он неожиданно назначил встречу на утро. «В 10 часов жду вас у себя в номере», — сказал он. Я лишь успел уточнить, могу ли прийти с коллегой, Геной Чеховским.   Ровно в 10.00 мы, волнуясь, постучали в дверь номера Лобановского. Помню, на аккуратно заправленной кровати тренера уже лежали свежие газеты. Не только спортивные.  Видимо, администратор Динамо Александр Чубаров с самого утра мотнулся на ВДНХ и принес Васильичу свежую прессу. Ожидаемого комментария об игре с киргизами мы так и не услышали. Лобановский сам начал с вопросов. Мол, а вы сами, господа журналисты, что вчера на поле увидели. А мы-то после консультации у Котельникова! Сразу же начали поражать Лобановского своими познаниями в футболе: крайние полузащитники бегут едва ли не за кромкой поля — настолько широко заиграла команда, скоростные проходы, подачи, вбегания в штрафную… Васильич, видимо, понял, что ребята не совсем безнадежные, и с ними можно о чем-то поговорить. И так мы задержались у него в номере на два с лишним часа. Понятное дело, почти все время слушали Валерия Васильевича. По ходу лекции-беседы Лобановский нас буквально убил. В номер тренера зашел Чубаров и говорит: «Валерий Васильевич, там Спорт-Экспресс». На что Мэтр ответил: «Я же сказал — после 12-ти». Как же было приятно, что Лобановский не разменял нас на москвичей… Второй раз мы общались на базе Динамо, когда Валерий Лобановский уже возглавлял сборную Украины. Договорились, что он примет журналиста газеты Команда. Валерий Васильевич снова позвал к себе в номер, мы сели на балконе и с пятого этажа наблюдали за тренировкой команды. Потом друзья-коллеги презентовали мне снятое снизу видео, на котором гость из Команды, жестикулируя, пытается что-то объяснить легендарному тренеру (улыбается).

Ремонт — для Шевченко, уточнение — от Кройффа

— Андрей Шевченко рос в Динамо в том числе и на ваших статьях. Каким вы его запомнили в начале звездной карьеры? — Андрей был неудержим не только на поле, но и за его пределами — взять у нападающего интервью было непросто. Впрочем, в 1997 году деваться форварду было некуда. По итогам референдума газеты Команда, который, спасибо вашему сайту, не пропал вместе с этим изданием, Шевченко стал лучшим игроком Украины. В такой ситуации отказать в общении он не мог. Только вот загвоздка: пока подвели итоги, футболисты уже ушли в отпуск. Когда я позвонил Шевченко, он сам, несмотря на цейтнот, нашел выход: «Давай так. У меня завтра в Киеве куча дел, нужно мотаться по городу. Будем ездить в машине и разговаривать». Так мы с ним по Киеву целый день и катались. Помню, приехали в знаменитый динамовский дом — напротив Пушкинского парка. Там тогда давали квартиры игрокам Динамо, и Андрей как раз занимался ремонтом. Я остался в машине, а он пошел проверить, на каком этапе работы. Возвращается заведенный: «Представляешь, сразу сказал им: «Родные, скажите, сколько стоят работы. Назовите даже большую сумму — я заплачу. Только не дурите меня». «И что?» — спрашиваю. «Заплатил. Дурят», — ответил Шевченко.

С Андреем Шевченко

— Йожеф Сабо рассказывал, что молодой Андрей Шевченко лихачил на дорогах. С вами тогда он тоже нарушал правила дорожного движения? — Нет. Я думаю, что после прихода Валерия Лобановского он перестал летать на машине (улыбается). Повзрослел, наверное. Хотя в аэропорт, помню, в тот день спешил. Причем улетал не на моря. Сказал куда, но попросил не распространяться. Думаю, сегодня это уже не секрет. Андрей сказал, мол, важная встреча. Судя по всему, тогда, в декабре 1997-го, он проводил свои секретные переговоры с Миланом. — У вас был материал, за который приходилось краснеть? — Не лично мой, но мы все тогда оказались причастны. Команда сообщила о смерти легендарного голкипера киевского Динамо Олега Макарова. Не проверили информацию, дали в газете некролог. Утром позвонила жена Олега Александровича, президент федерации фигурного катания Людмила Михайловская, и… передала привет от мужа. Можете представить нашу реакцию! Пришлось давать опровержение с пожеланием долгих лет жизни… — А у кого-то из зарубежных звезд доводилось брать интервью? — У Йохана Кройффа и Эусебиу, когда они приезжали с Барселоной и Бенфикой в Киев. Причем оба раза во время общения с легендами футбола в гостинице Октябрьская в качестве переводчика выступал мой приятель Игорь Семенюк — тогда студент, а ныне дипломат, работающий в посольстве Украины в Испании. — Как удалось записать, например, легендарного Йохана Кройффа? — В то время журналистам перепечатывать было особо нечего (улыбается). В поисках эксклюзивных материалов приходилось в том числе встречать зарубежные команды в аэропорту. Это были, признаюсь, памятные репортажи. Так мы и познакомились с Летучим голландцем, когда в начале 90-х Барселона играла с Динамо еще в Кубке чемпионов. Помнится, Кройфф вышел из здания аэропорта и технично ушел от опеки журналистов: «Извините, спешим на ужин». Но когда мы его все-таки догнали уже у автобуса с просьбой об интервью, предложил встретиться утром в отеле. В расположение каталонцев мы ехали, понимая, что шансов мало. Но легенда мирового футбола оказался человеком слова. Спустился в холл в назначенное время. Кстати, уточнили у него, как нужно писать его фамилию, которую до сих пор коверкают, как хотят. Дословно он произнес что-то среднее между: Кройфф и Крьойфф. Но никак не Круифф.

С Алексеем Семененко, Юрием Карманом и легендой немецкого футбола - Уве Зеелером

Симпатии — к Динамо, будущее — за людьми  

— Журналист может быть болельщиком какого-то одного клуба? — В душе — да. Но нужно стараться, чтобы читатель этого не заметил. — Вы в душе — болельщик киевского Динамо? — Да. И сборной Украины. Динамо в моей душе с раннего детства. Тут и комментировать излишне, что значила эта команда для ребят моего поколения. С этим клубом меня связывает многое — и не только по работе. Помню, как в начале 1990-х познакомился с сотрудниками пресс-службы киевлян — Алексеем Семененко и Александром Сердюком. Приносил им материалы в клубную газету Атака, мы общались. Они учили молодого уму-разуму, за что им благодарен. Мы, кстати, в отличных отношениях до сих пор. Саша вообще мой друг.  — Журналистам, которые прошли такую школу, как вы, тяжело подстраиваться под современные реалии Интернета? — А выбор есть? Ничего, справляемся. Критерии-то журналистики, на мой взгляд, не меняются. Просто в работе, по моему мнению, нужно пытаться соответствовать трем П — порядочности, профессионализму и патриотизму. Кстати, в 2001 году, после ухода из газеты Команда, я оказался в Фактах. И вот уже почти два десятилетия работаю под началом Александра Швеца — порядочного человека, профессионала и патриота. А когда рядом такие люди, коллеги, друзья, то никакой Интернет не страшен…   Евгений ГРЕСЬ Топ-25 памятных матчей сборной Украины за историю: хит-парад к юбилею

Лента новостей