Интервью из прошлого. Вадим Евтушенко: «В Швеции на поле мне не хватало всей динамовской команды»

09.04.2021 20:01

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото dynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — заслуженный мастер спорта Вадим Евтушенко. Беседа состоялась в мае 2005 года, а на вопросы Вадим Анатольевич отвечал вместе со своей женой Ириной.

— Вадим, вы заканчива­ли Кировоградский пединститут. Киев вас изначально отверг, не допустив к учебе в инфизе. Комплекс профнепригодности над ва­ми долго довлел?

— Получить «неуд» по спе­циальности, конечно, обидно, тем более, как я считаю и по сей день, совершенно несправедливо, ведь на твердую тройку норматив-то я выполнил. Если бы мной тогда овладел комплекс, о кото­ром вы говорите, то ничего пут­ного из меня бы не получилось. Скорее всего, поддался бы эмо­циям и раскис. Так все же, пусть и годы спустя, из провинциаль­ной команды меня взяли в Ди­намо. А тогда за меня некому было заступиться. Имею в виду влиятельных родителей. Но сей­час я склонен рассматривать это просто как штрих в моей биогра­фии, который еще раз подтвер­ждает истину: что нельзя су­дить о перспективах начинаю­щего спортсмена вот так сразу, навскидку. У каждого свое вре­мя расцвета. Думаю, что это предостережение детским тренерам, которым нужно осторожно и бережно относится ко всем ребятам, независимо от их ны­нешних показателей.

Ирина, женщины счита­ют, что именно они выбира­ют себе мужчину. Мужчины же, наоборот, себе приписы­вают это право. Как было в вашем случае?

— Знакомство было чисто случайным. Что называется, встретились взгляды молодых людей в одной компании. Вадим тогда играл в кировоград­ской Звезде вместе с Мишей Михайловым. Как раз в период нашего знакомства и ухаживаний ему предложили переехать в Киев. Я не хотела серьезных глубоких отношений, сопроти­влялась продолжению романа, прекрасно понимая, что, уехав в столицу, он может меня забыть, встретить другую девуш­ку. Все-таки общение на рассто­янии не дает той полноты впе­чатлений и ощущений. А мне не хотелось обманываться, разо­чаровываться. Я даже какое-то время с Вадимом не встреча­лась. Никакой выгоды в возмож­ной своей столичной жизни я не искала, никаких ходов не про­считывала. Но, видимо, нам су­ждено было остаться вместе.

В. Когда я переехал в Ки­ев, мы уже подали заявление в ЗАГС. И как-то в разговоре с ре­бятами обмолвился, дескать, у меня 26 апреля свадьба, но в команде существовал жесткий по­рядок: все семейные торжества отмечать по окончании сезона. Я обратился к Валерию Василье­вичу с просьбой все же разре­шить. Уж не знаю почему, но Лобановский дал добро.

— Вадим, насколько вы как игрок были интересны шведским болельщикам?

— Спрогнозировать интерес или популярность крайне слож­но. Шведы очень сдержаны в оценках, как в похвале, так и в на­реканиях. Свою любовь и уважение выражают очень спокойно. Хотя по почтительному отноше­нию ко мне я вижу, что они доро­жат моим мнением, и в свое вре­мя были заинтересованы игрой.

Я вспоминаю, как динамов­ские фанаты и киевские мальчиш­ки не выпускали нас из раздевал­ки после матча. Мы проходили сквозь живой коридор поклонников. В Швеции все намного сдер­жаннее. Тебя узнают на улице, в кафе, ты чувствуешь взгляды лю­дей, но они это делают тактично, стараясь остаться незамеченны­ми. В какой-то степени это опас­нее, чем наша открытость. Предположим, ты сидишь в баре с друзьями, вовсе не подозревая, что за тобой наблюдают, а в это время глаза зевак прикованы к тебе и выхватывают все твои действия.

— Чего вам недоставало в Швеции на первых порах?

— В. На поле не хватало всей динамовской команды. По сути, мне одному приходилось долгих четыре года добиваться своими действиями, чтобы команда АИК заиграла по-новому. Вообще шведы любят противни­ка, который их бьет. Они тогда его уважают. Однако неохотно игра­ют с командами бывшего Союза. Мы для них слишком неудобный соперник. Игры всегда тяжелые, изматывающие, а особых денег за матчи они не получают. Куда приятнее для них в финансовом плане сыграть с Манчестер Юнайтед или Арсеналом. Шведы готовы даже вылететь из первого тура любого турнира, но за одно только громкое название команды-соперника они получат хорошие деньги.

16 лет в Швеции — со­лидный срок, чтобы изучить особенности жизни, свык­нуться с бытом, новыми пра­вилами общения.

— И. И тем не менее, мы в Шве­ции по-прежнему в гостях. У них все по-другому. Например, муж­чина никогда не обеспечивает свою семью, в нашем традиционном понимании. У жены и мужа отдельные счета в банке. Оба да­ют одинаковую сумму на оплату коммунальных услуг, питание, обучение детей. Предпочтение отдается гражданским бракам, процент зарегистрированных пар очень мал. Семьи часто рас­падаются, но права на воспитание детей остаются у родителей равные, и не на словах, как у нас, а на деле.

И все-таки что-то род­нит нас со шведами?

— В. Пожалуй, только цвет флага (смеется). Это, кстати, от­мечают сами шведы. А еще тури­сты, побывавшие в Украине, го­ворят о нашей природе, сказоч­но красивых ландшафтах. В Швеции тоже потрясающие ви­ды. Невероятно сочетаются озе­ра, деревья и скалы. 

Анна Шпак, 14.05.2005

Лента новостей