Интервью из прошлого. Олег Саленко: «В Логроньесе я был королем»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото dynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — экс-нападающий киевского Динамо Олег Саленко. В марте 1998 года форвард решал вопросы продолжения карьеры после выступлений за турецкий Истанбулспор. Приводим ту часть беседы, в которой Саленко рассказывал о своих злоключениях в Турции и об испанском периоде, на протяжении которого он играл за Логроньес и Валенсию. Олег, как здоровье? — Сказать, что нормально, к сожалению, не могу, я ведь пока не играю, хотя, в принципе, чув­ствую себя в порядке. Лишь когда выйду на поле, можно будет гово­рить, что все о'кей. 

«В Стамбуле «играли» моей судьбой по своему усмотрению» 

С травмами ты, прямо ска­жем, не дружишь. Ведь нелады твои начались еще год назад, в Турции, после чего Саленко словно в Лету канул. Срок нема­лый, не правда ли? — А все оттого, что я лишен возможности нормально восста­навливаться после операций. В Турции — это исключено. Когда из Германии и Америки, где я ложил­ся «под нож», не успевая полно­стью восстановиться, я возвра­щался в Стамбул, первое время еще мог выходить на поле, 2—3 недели, максимум — месяц. Но не больше. Дальше — снова в лаза­рет, Травма настолько серьез­на? — Как видите. На колено я не жаловался, побаливало в области его. Но так как первая операция оказалась неудачной, пришлось делать повторную. И, повторюсь, что самое обидное, не было хоро­шего восстановления. Операция — это одно, сделал и забыл. А вот нормально после нее «оклематься» без сильных специалистов — невозможно. Неужели твои работодатели этого не понимали? — Тут дело в другом. Все опе­рации я делал за пределами Тур­ции — в Испании, Америке, Гер­мании. «За бугор» меня отпускали, в общем-то, без проблем. Правда, с одним условием — сразу после операции — назад в Турцию, так и получалось, что, когда я возвра­щался в Стамбул, скажем, прове­дя три недели в Испании, уже дней через десять руководство клуба, видя, что изменений — ноль, снова отправляло меня об­ратно. Турецкие боссы играли вашей судьбой по своему усмот­рению? — Можно сказать и так. По­следнее слово всегда было за пре­зидентом. Он хотел, чтобы доктор был непременно именитым? — Да. С одной стороны — это, конечно, хорошо, даже похвально. Но с другой — он, хоть убей, не по­нимал, что футболист после опе­рации обязательно должен быть «при докторе». Об этом, кстати, ему говорили и шотландские специалисты. Еще и менеджер под­ливал масла в огонь. Подзуживал постоянно. «Да что мы, в Турции ему нормальных условий не создадим? Если надо — все ку­пим». Может, президент работал на свой имидж? — Я бы не сказал. Когда име­ешь дело с известным доктором — это действительно хорошо. За­гвоздка, повторюсь, вот в чем: когда я был в той же Швейцарии, врачи настаивали, чтобы два с по­ловиной месяца я провел вне команды. В Америке доктор обе­щал вернуть меня в Стамбул спус­тя тридцать дней. Турки на это ид­ти не хотели В их среде очень по­пулярен некто доктор Немек. Вот с ним, мол, пожалуйста, и зани­майся сколько душе угодно. Да и менталитет у них несколько иной. Отправить человека на операцию в Америку считается чем-то из разряда вон выходящим. Если имеешь возможность себе такое позволить — все, ты самый «крутой». Контракт с турками у тебя еще действителен? — Его срок истек в конце про­шлого года.

Фото dynamo.kiev.ua

«Со­всем недавно мог снова махнуть на Пиренеи» 

Олег, еще год назад ты на­мекал, что имел интересные предложения из Испании, но президент Истанбулспора «за­ломил» за тебя несусветную цену. Контакты с пиренейцами еще окончательно не утеряны? — Да нет, мог, например, со­всем недавно туда махнуть, но, к сожалению, «пролетел». 15 января в Испании закончился срок дозаявок, а еще 13-го у меня «на­клевывались» два варианта. Нужно было незамедлительно ле­теть в Испанию, однако не успел вовремя оформить визу. Испан­цы поначалу даже хотел и было по факсу мне все документы пере­слать, но потом от этой затеи отказались. Что ж, их можно понять — они хотели осмотреть мою но­гу, сделать рентгены, ну и все та­кое прочее. Что за команды, если не сек­рет? — Сельта и Компостела. Есть еще вариант с Депортиво, но — уже по окончании сезона. Единственное, что здесь немного смущает, так это переизбыток в Ла-Корунье иностранцев. Впро­чем, президент уверяет, что с удо­вольствием меня купил бы. Ду­маю, что летом к этому предложе­нию я еще вернусь.  Помнится, когда-то тебе, по сути, в одиночку удалось спасти Логроньес от падения во второй дивизион. В Спортинге же нынче целое трио российское обосновалось, а команда задолго до финиша уже распро­щалась с надеждами зацепиться за место в Примере. — Действительно, в Логроньесе я был королем. Знал, что при любых раскладах я — в «основе». В Хихоне же сегодня ситуация иная. Тренер сказал: «На банку!» — изволь беспрекословно подчи­няться. И, самое печальное, изме­нить ничего ты не в силах. Ребя­та, привыкшие, к примеру, в Спартаке постоянно выходить на поле в числе первых одиннад­цати, оказываясь в такой ситу­ации, просто теряются. Испанцы не смотрят на сумму твоего кон­тракта, будь там хоть 10 или 20 миллионов долларов. Провалил матч — изволь отдохнуть.  Тем не менее эти люди со­ставляют основу российской сборной. И какая, скажи на ми­лость, у них может сложиться психология победителей, если их клубы, в лучшем случае, оби­тают среди середняков? — К Испании, поверьте, это не относится. Я на своей шкуре про­чувствовал, там ты без лишних подсказок осознаешь, что сам за себя в ответе. В этом аспекте пси­хология действительно меняется. Может, не у всех, но я, например, всегда, выходя на поле, настра­ивал себя исключительно на дос­тижение максимального резуль­тата. Не важно, кто тебе противо­стоит — Барселона, Реал или последний аутсайдер. Ты сам се­бя готовишь к матчу, ибо ни тре­нер, ни президент на поле думать за тебя не будут. Это в Союзе нас запирали на базе за три дня до иг­ры. На западе такого нет и в по­мине. Никого не волнует, чем ты занимался накануне матча. Твое лицо — только твоя игра. И все же, согласись, когда команда беспросветно из тура в тур «валится», волей-неволей не избежать выработки психологии аутсайдера? — Если вы имеете в виду Спортинг, то, на мой взгляд, — это исключение из правил. По­смотрите на остальные команды: они расположились довольно плотной группой. То, что сейчас происходит с хихонцами, случает­ся в испанском футболе раз в два­дцать лет, не чаще. Да, что там в двадцать — они уже все антире­корды побили. И тем не менее, ве­рите ли, хихонцы, несмотря на всю безнадежность своего поло­жения, все равно на каждую игру выходят с мыслями о победе. В Испании, поверьте, по-другому нельзя. По сути, здесь любая команда может сегодня обыграть Реал, а спустя несколько дней бесславно с разгромом уступить, например, Тенерифе.

«Бавария хотела взять меня на место Костадинова» 

Олег, ты не считаешь, что решение в свое время покинуть Валенсию, возможно, было опрометчивым? Быть может, не стоило горячиться? — Сейчас понимаю, что поспе­шил. Тогда же, честно говоря, «ку­пился» на участие в Лиге чемпио­нов, да и вообще Рейнджерс рисовал довольно завлекательные картины. Гаскойн, Лаудруп, Маккойст — имена-то какие! Руководство изо дня в день только и твердило о Лиге, премиальные обещало огромные. Однако на де­ле все получилось далеко не так, как ожидалось. Да и уровень на­ционального чемпионата — прос­то аховый. Короче говоря, пришел я к выводу, что уж лучше постоян­но «вариться» в Испании, пусть даже в клубе-середняке, нежели выступать в составе бессменного чемпиона Шотландии. Доводилось слышать вер­сию, что из Валенсии тебя «ушли» не в последнюю очередь из-за конфликта с тогдашним ее беспрекословным лидером — Миятовичем. — Чушь. С Педей у нас были нормальные отношения С Паррейрой — да, ругались. Его, прав­да, вскоре убрали. На место бра­зильца пришел Луис Арагонес, пытался отговорить меня от отъ­езда в Шотландию... Но ведь и Арагонес в Ва­ленсии слишком долго не за­держался. — Почему? Около года рабо­тал. При нем команда стала вто­рой в чемпионате, что, кстати, для испанцев ценится намного важ­нее, чем, скажем, выигрыш Кубка УЕФА или Кубка Кубков. Да, но это, скорее всего, лишь эпизод был? — Сарагоса, никогда не при­числявшаяся к грандам, тоже не так давно Кубок Кубков взяла. Эпизод? Несомненно. Но прият­но... Еще в бытность твою игро­ком Валенсии ты как-то об­молвился, что имеешь ряд до­вольно интересных предложе­ний, подразумевая, как мы пони­маем, клубы выше уровнем. Се­годня уже можно приоткрыть за­весу таинственности над этим вопросом? — В Испании есть только две команды, которые превосходят всех, как в игровом, так и в финан­совом плане. Это — Барса и Реал. Возможно, нечто подоб­ное, что вы упомянули, я говорил еще до Валенсии, когда там со­бирались создавать мощную команду. Уже позже был вариант с мюнхенской Баварией. Оттуда как раз ушел Костадинов, и меня позвали на его место. Но из Испа­нии, где все для меня уже стало родным и привычным, я уезжать не захотел. Решил для себя, что играть буду только там. Вот и сей­час сделаю все для того, чтобы вернуться на Пиренеи. Даже дру­зья подбадривают, говорят, что после полуторагодичного «про­стоя» у меня должно открыться второе дыхание... И все же ты не ответил. Барса или Реал проявляли к тебе интерес? Можно ведь вспомнить пример того же Корнеева, который появился в Ката­лонии, по сути, ниоткуда. — Поймите, свободному агенту всегда легче. Я же тогда принад­лежал Валенсии, и всем, кто хо­тел меня купить, предстояло рас­кошелиться. Да, по нынешним расценкам стоил я относительно недорого — три с половиной миллиона долларов, однако это сей­час считается невысокой ценой, а три года назад клубы сто раз по­думали бы, прежде чем расстаться с такой суммой.  Это первое. Во-вторых, в Испании, когда ты на ви­ду, игра, как это было у меня в Логроньесе, «катит», к тебе все­гда присматриваются лучшие клубы. В том числе и Барса с Ре­алом. Да, и у меня имелись кон­такты с каталонцами, еще в Логроньо, но в Барселоне тогда и так наблюдался перебор напада­ющих, в то время, как Вален­сия, где я в итоге оказался, по су­ти, из известных форвардов рас­полагала лишь одним Миятови­чем. Как знать, возможно, я и по сей день бы там играл, кабы не трения с Паррейрой…

Фото dynamo.kiev.ua

«Паррейра обещал меня «сгноить» «на банке»

Тебе не кажется, что, поки­нув Валенсию, бразилец в дальнейшем так себя нигде и не нашел, не реализовал? — Да он и в Валенсии первое время выезжал только на багаже, оставленном голландцем Гусом Хиддинком. После десяти туров команда шла на втором месте, я поймал свою игру. Но нагрузки Паррейры в скором времени дали о себе знать. Меня с Миятовичем он одно время вообще на «банку» засадил, предпочитая играть без нападающих. Журналисты меня «терроризировали», спрашивали, почему не играю. Этот же вопрос задавали и самому Паррейре. Как-то я не выдержал, сорвался, высказал в прессе все, что думаю о бразильце, так он после этого пообещал «сгноить» меня на лав­ке. Но, так получилось, что в один момент сломалось полкоманды. Паррейре ничего не оставалось, как вспомнить обо мне. Кого-то ставить ведь нужно было. А я возьми, да два гола Реалу за­бей. Затем — Сельте, Тенери­фе на выезде, причем в мень­шинстве. В общем, команда заиг­рала, форму отличную набрала. И тут, надо же такому было случить­ся, я травму небольшую получил — вновь колено о себе напомнило. Пришлось операцию делать. И хотя всего минут двадцать она продолжалась, месяц, тем не ме­нее, пропал. Сейчас Валенсия вновь на ходу... — Да, знаю, форму футболис­ты набрали приличную. И на первых ролях там нынче южноамериканцы. — Да. Хотя того же аргентинца Ортегу, слышал, уже продавать собираются. Я, кстати, в ближайшее время, возможно, к Валенсии присоединюсь, потренируюсь с ней. С радостью бы там обосновался надолго, у меня ведь и дом в Валенсии, и с командой я знаком. Нужно только с президентом новым вопросы уладить. Пако Роига, который при мне правил, сменил Педро Кортес. Раньше он занимал должность вице-президента клуба. Но, насколько я знаю, Кортес намного богаче Роига, и довольно долго ждал своего шан­са. Я с ним, к слову, в хороших от­ношениях. А ты не в курсе, с чего вдруг Роига сняли? Согласись, он в Валенсии достаточно одиоз­ной фигурой был. — Все так, но когда команда не играет, тут уже не до одиозности. Был момент, когда Роиг с Ромарио «заигрался», в результате че­го Валенсия в деньгах потеря­ла. Один тренер говорит: «Мне Ромарио не нужен», ему вторит следующий, потом еще один… А Ро­иг — ни в какую. «Бразилец будет играть, и точка!» Приезжает тот в Валенсию, «носит» себя, что ко­роль какой-то. Хочет — тренируется, хочет — нет. Тренеры в шоке, а президент за него горой. И таких нестыковок, поверьте, много можно привести. Я с Ромарио, кстати, болтал пару раз. Странно­ватый он немного, мыслит при­мерно так: «Я сюда приехал отды­хать. Чего это мною кто-то будет командовать?»

«Ромарио алкоголь не употребляет. Только «Кока-Колу»

Одним словом — звезда? — Футболист он, конечно, от Бога, этого нельзя не признать. Более того, при его манере игры Ромарио и тренироваться не надо. Но в Динамо Лобановского он точно не подошел бы. Бразилец «пасется» исключительно вблизи штрафной в ожидании паса. С его техникой уйти от защитника не со­ставляет проблем. А если 2—3 мо­мента голевых и запорет, никто ему слова не скажет. С его именем это позволительно. — Каков лучший футболист мира 1994 года в жизни? — Такой же, как и в игре. Об­щаясь с ним, а мы не раз в барах сиживали, я в этом убедился. Ал­коголь он, кстати, не употребляет. Пьет исключительно «Кока-Колу». Принципом же руководствуется таким: что хочу, то и делаю. — А вы вместе с остальными «испанцами» позволяете себе иногда, скажем так, «зажечь»? — Жизнь есть жизнь. Одни мо­гут основательно «бахнуть», дру­гие — не позволяют себе ничего подобного. Как в нормальном об­ществе: с некоторыми ты можешь немного гульнуть, с некоторыми — просто приятно поболтать. — Предубежденность против игроков из Восточной Европы в Испании все же существует? — Не был бы столь категорич­ным. Просто раньше, доверяя своим поставщикам, испанские клубы покупали футболистов, по большому счету, «вслепую». Ны­не же, прежде чем пойти на этот шаг, они сто раз подумают, пред­варительно основательно изучив «товар». — На твой взгляд, в чем при­чина того, что украинцев, в отли­чие от россиян, в Испанию от­правляющихся в огромном коли­честве, на Пиренеях не жалуют? — Мост между этими странами еще не налажен. Если в России мне знаком определенный круг людей, занимающихся исключи­тельно трансферными вопроса­ми, то здесь о таких я и не слышал. — Им можно доверять? — Далеко не всем. Большин­ству даже, пожалуй, не стоит. Тем не менее они делают свое дело — вывозят футболистов «за бугор». Как это, кстати, было недавно с Ателькиным из Донецка. Итальян­цам срочно понадобился нападающий, менеджер футболиста об этом прослышал, и быстренько провернул сделку. За считанные дни.  Дмитрий ДЫМЧЕНКО, Олег ЛЫСЕНКО, 13-14.03.1998 День в истории. Юбилей Олега Саленко

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2020?

  • Пробьется в 1/8-ю финала (32%, проголосовало: 5 784)
  • Пробьется в 1/4-ю финала (24%, проголосовало: 4 387)
  • Не выйдет из группы (19%, проголосовало: 3 481)
  • Выиграет турнир (12%, проголосовало: 2 112)
  • Пробьется в 1/2-ю финала (8%, проголосовало: 1 478)
  • Выйдет в финал (4%, 810 Votes)

Всего голосов: 18 052

Загрузка ... Загрузка ...

Лента новостей