Интервью из прошлого. Андрей Шевченко: «Лобановский всегда будет в моем сердце»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото fcdynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — Андрей Шевченко. В 2003 году форвард сборной Украины приехал в Киев с Кубком Лиги чемпионов, который несколькими днями ранее выиграл в составе Милана. — Андрей, легко ли было дого­вориться с руководством Мила­на, чтобы привезти Кубок чем­пионов в Киев? — В этом не было ничего слож­ного. Руководители Милана пре­красно знают о доброжелатель­ном отношении болельщиков на­шей страны к Милану и ко мне лично. Поэтому руководство клуба пошло мне навстречу и разреши­ло привезти Кубок в Киев, чтобы украинцы имели возможность по­радоваться за нас всех. — Сколько в Кубок помещает­ся шампанского? — Признаться, не было времени это проверить. Мы все очень уста­ли, чтобы проводить такие экспе­рименты. Я лично вообще практи­чески не участвовал ни в каких послематчевых празднованиях — сра­зу после финала я час просто отдыхал, чтобы восстановить силы и хотя бы подняться на ноги. — Праздновать, выходит, не намного проще, чем играть... — Празднование дается еще сложнее, чем сама игра. Я уже пя­тую ночь не сплю — не потому, что поздно ложусь, а потому что пос­ле пережитых эмоций очень тяже­ло засыпать. В Украине для всех именно ты — герой финала Лиги чемпио­нов и Милана. В Милане так же считают? — Мне кажется, не стоит делить, кто главный герой, а кто — не очень. Это победа всей команды, всего клуба. Когда мы начали гото­виться к сезону, то сразу решили, что выигрыш Кубка чемпионов — наша главная цель. Это была цель всей команды. Наш коллектив со­здавался на протяжении несколь­ких лет, и каждый из нас внес ка­кую-то частицу в эту победу, имен­но поэтому это триумф всей коман­ды. И я очень рад, что, несмотря на тяжело сложившийся для меня се­зон, несмотря на травмы, мне все же удалось в последние три месяца внести свой небольшой вклад в эту победу Милана. — Как ты думаешь, кто больше всего радовался твоей победе? — Я надеюсь, что многие. Прежде всего, это наверняка вся Украина, потому что я знаю, как тут меня любит, как тут много мо­их болельщиков. Несмотря на критику в мой адрес в последнее время. После того, как я назвал Украину, я назову всех — моих родителей, мою семью, всех моих близких.

«Была идея, как переиграть Буффона...»

— Перед пенальти была уве­ренность, что обязательно за­бьешь? — Я могу сказать, что был уве­рен в себе. Я был уверен, что смо­гу забить этот мяч, потому что у ме­ня еще до удара была идея отно­сительно того, как я могу обыграть Буффона в тот момент. — Как определили, что ты дол­жен бить пенальти последним? — Я сам попросил об этом. — А какие эмоции ты испыты­вал перед ударом? — Эмоции захлестывали, но я старался сконцентрироваться на принятом решении о том, как именно я буду пробивать пеналь­ти, старался, чтобы в решающий момент не возник какой-то другой вариант. — Помнишь ли ты, какая у те­бя была самая первая мысль после забитого пенальти? — Признаться, не было никаких мыслей. Первые десять минут я, честно говоря, вообще не помню. Была очень большая радость, вы­играв Лигу чемпионов, я реализо­вал себя как футболист — это итог работы, которую я провел, начиная с 9-ти лет. — Эмоции, которые обурева­ют тебя и по сей день, не поме­шают тебе настроиться на борь­бу в матчах со сборными Арме­нии и Греции? — Ну что ж вы так сразу о пло­хом... Если бы я не мог настроить­ся на игру, то я бы просто не приез­жал в сборную — в моем положе­нии лучше быть честным и сказать, что не готов играть. Еще есть вре­мя для того, чтобы подготовиться к матчам со сборными Армении и Греции. А все положительные эмо­ции пойдут только на пользу. — Как после окончания фи­нального матча у тебя в руках оказался флаг Украины? — Сразу после окончания по­единка я попросил принести мне флаг, потому что я знал, сколько людей в Украине смотрят этот матч, зная, сколько людей переживают за меня. А я в свою очередь пережи­ваю за свою страну. Это победа и для меня, и для всей Украины.

Фото fcdynamo.kiev.ua

«Я играю не за деньги»

— Говорит, каждому футбо­листу в случае выигрыша Кубка чемпионов положен солидный денежный приз... — Я играю не за деньги. Поэто­му меня не интересует, сколько де­нег нам давали или дадут. Вот этот Кубок — самый большой подарок. Не задавайте мне, пожалуйста, больше вопросов о деньгах и по­дарках. — Кому принадлежала идея привезти Кубок в Киев? — Это была моя идея, потому что я знаю, насколько Украина пе­реживает за меня. Поэтому после игры я подошел к вице-президен­ту клуба и спросил, могу ли я при­везти Кубок в Киев, показать его украинским болельщикам, и полу­чил положительный ответ. — Андрей, в каких бутсах ты иг­рал в финале? — В самых обыкновенных. — Обычно после таких поедин­ков футболисты сохраняют бут­сы как реликвию... — Я не буду этого делать. Если сыграю во Львове, то выйду на по­ле именно в этих бутсах. — А какова судьба футболки, в которой ты играл финал? — Футболку я сохранил на па­мять. — Никому не подарил? — Нет. К слову, было две фут­болки. Одну оставил себе, а вторую отдал младшему сыну Берлу­скони. — Андрей, такая ситуация. Фи­нал Лиги чемпионов. Послематчевая серия пенальти, ты последним подходишь к мячу, забиваешь пе­нальти и выигрываешь Кубок. Мечтал ли ты о таком в детстве? — Нет, именно о таком сюже­те не думал. Хотя я мечтал выиг­рать Лигу чемпионов. Матч с Ювентусом был очень тяже­лым, был невероятный накал, и вряд ли можно было предска­зать, какой будет развязка. При­знаться, если бы об этом спроси­ли перед матчем, то я бы не за­хотел такого сценария. — Перед тобой пенальти бил Дель Пьеро. Если бы он не забил, то Милан бы выиграл Кубок сразу после его промаха, и тогда ты бы уже не подошел к «точке». Было ли у тебя желание, чтобы Дель Пьеро не забил? — В таких случаях всегда дума­ешь о том, чтобы все побыстрее закончилось, потому что это общая победа. Мы с первых минут нача­ли действовать на максимальных оборотах, стараясь побыстрее ре­шить судьбу поединка…

«После отмены гола показалось, что откололся кусочек сердца»

— Что тебе снилось в ночь пе­ред финалом Лиги чемпионов? — Не снилось ничего. Хотя и сказать, что крепко спал, тоже не могу. Напряжение начало давать о себе знать дня за два до финала. — Как ты пережил момент, ког­да понял, что твой забитый с иг­ры гол отменили? — Когда я это осознал, то бы­ло ощущение, что у меня отколол­ся кусочек сердца. Для меня это был удар. Даже просматривая сейчас этот эпизод, я не сомне­ваюсь, что забил абсолютно чис­тый мяч: Руй Кошта в том эпизо­де не имел никакого влияния на вратаря. Тогда судье было очень тяжело определить, был офсайд или нет, но с моей точки зрения этот мяч забит по всем правилам. — Теперь, после выигрыша Кубка чемпионов, токая у тебя самая заветная мечта? — Попасть вместе со сборной Украины в финальную часть чем­пионата мира или Европы. — С киевским Динамо тебе удалось дойти до полуфинала Лиги чемпионов. Как ты дума­ешь, чего тогда не хватило той команде для того, чтобы выйти в финал и, возможно, выиграть Лигу чемпионов? — Нам чуть-чуть не хватило ве­зения — упустили победу в киев­ском матче с Баварией, ведя в счете 2:0 и 3:1. Я этот поединок очень хорошо помню и часто смот­рю. То Динамо, действительно, было достойно этого Кубка, а боль­ше всего этого Кубка был достоин Тренер той команды. Поэтому пер­вое, что я сделал по приезде в Ки­ев, — это отдал дань памяти Вале­рию Васильевичу. Он — история не только украинского, но и мирового футбола. И это наш учитель, кото­рый всегда будет в нашем сердце. Валерий Новобранец, 05.06.2003 Интервью из прошлого. Александр Хацкевич: «Баварию в Киеве нельзя было «отпускать»

На ваш взгляд, как завершится матч Лиги наций Украина -- Испания, который состоится в Киеве 13 октября?

  • Победой сборной Испании (61%, проголосовало: 208)
  • Вничью (23%, проголосовало: 78)
  • Победой сборной Украины (16%, проголосовало: 56)

Всего голосов: 342

Загрузка ... Загрузка ...

Лента новостей