Интервью из прошлого. Василий Турянчик: «Публика рванула на поле, и я еле вырвался»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото ffz.org.ua

Сегодня герой проекта — капитан киевского Динамо 60-х годов, четырехкратный чемпион СССР Василий Турянчик.

Пожалуйста, вспомните, как началось ваше увлечение футбо­лом. Думаю, об этом интересно будет узнать новому поколению почитателей киевского Динамо.

— Родом я из большого украин­ского села Чинадиево, что в десяти километрах от Мукачево. Как и все мальчишки, до посинения гонял мяч на лужайке. Тогда в Закарпатье все повально увлекались футбо­лом, мы тоже мечтали стать знаменитыми нападающими или вратаря­ми, но меньше всего почему-то — защитниками. Судьба-злодейка ме­ня потом «наказала».

Старшеклас­сником играл за сборную школы, был приглашен в ужгородский Спартак, где моим первым серь­езным наставником стал замеча­тельный футболист, бывший игрок киевского Динамо Михаил Михалина. Когда «засветила» армия, ме­ня забрали во львовский СКА, где окончательно определилось мое амплуа — защитник. Хотя страсть к атаке осталась на всю жизнь, и не скрываю, любил при возможности забивать мячи.

А как же киевское Дина­мо?

— В 1959 году, после демобили­зации, ушел из СКА, но меня бук­вально привезли в Москву и на выс­шем, генеральском уровне «убалтывали» играть за ЦСКА. Сулили золо­тые горы, присвоили даже звание лейтенанта, и все же я возвратился в Ужгород. В том же году на меня, Сабо и Гаваши положило глаз дина­мовское руководство. Так я отыграл в Киеве десять сезонов.

Непобедимое киевское Динамо во главе со своим капитаном Василием Турянчиком. Фото из личного архива Василия Турянчика

Почему после ухода из Ди­намо в 1970 году не остались в Киеве? У вас была слава, прес­тиж, квартира, налаженный быт, солидные связи. Ведь многие за­карпатские футболисты, играв­шие в Динамо, потом «осели» в столице.

— Но не все. Товт, Михалина, Дьорфи, Гаваши возвратились до­мой. Пусть это звучит банально, но я всегда тосковал по родным мес­там. И по прошествии многих лет я не жалею о содеянном.

Как складывалась жизнь в Закарпатье?

— Сначала очень тяжело. Ска­зался резкий переход от одного об­раза жизни к другому. «Акклимати­зация» давила на психику, появились и болезни. Спасли меня целеб­ные воды в Карловых Варах. Немно­го поиграл в команде Мукачевприбор, тренировал ужгородскую Говерлу. И вот уже 27 лет работаю в Мукачевской ДСШ — окончил ведь киевский инфиз. Я получаю огром­ное наслаждение от общения с ре­бятишками.

Вернемся к вашему киевскому перио­ду. Расскажите, пожалуйста, о тогдашних динамовских наставниках.

— Начинал я у Олега Ошенкова, потом его сменил Вячеслав Соло­вьев, впервые приведший динамов­цев к чемпионскому титулу в 61-м. Дольше же всего тренировался я под руководством Виктора Маслова. К сожалению, все они уже ушли из жизни, земля им пухом. Они были яркими тренерскими личностями, со своей методикой преподавания футбольной науки. Виктор Алек­сандрович очень много сделал для динамовского клуба, вложил в него душу и сердце, поднял планку тог­дашнего советского футбола. Мы его называли «Дедом», вкладывая в это прозвище свою любовь и ува­жение к его незаурядной личности. Он с виду суровый и немногослов­ный, несколько замкнутый, но добрейшей души человек, закрывав­ший глаза на некоторые наши «ша­лости» и даже срывы.

Непосред­ственно тренировки проводили Вик­тор Терентьев и Михаил Коман. Маслов же наблюдал за занятиями и, как заправский дирижер, «заво­дил» нас репликами и окриками. Подбор игроков осуществлялся по таким параметрам: техника, работо­способность и выносливость. Отно­шения мэтра с ребятами всегда бы­ли ровными, но все же, как любой живой человек он имел своих «любимчиков» — больше симпатизиро­вал Рудакову и Пузачу.

Фото dynamo.kiev.ua

Какие футбольные сражения и перипетии на зеленом поле оста­вили след в вашей памяти?

— Множество, но всех, конечно, уже не припомню. Как-никак в со­ставе Динамо сыграл 308 матчей, были выступления и за сборную Со­юза. Осенью 62-го сборная СССР, в которую входило и четверо киевлян — Базилевич, Лобановский, Сереб­рянников и ваш покорный слуга, — совершала турне по странам Юж­ной Америки. В Бразилии мы проиг­рали сборной — 1:2, хотя и вели в счете. Один из ответных голов забил Пеле. Проиграли в Сан-Паулу и мес­тному Сантосу, счета не помню, но два мяча нам «заколотил» тот же Пеле. Выдающегося футболиста всех времен и народов опекал именно я, переживал свою неудачу, но зато получил отменный урок и сделал выводы.

Играл я против Бобби Чарльтона, знаменитых торпедовских нападающих Стрельцова и Иванова. Вообще-то московское Торпедо было «моей» командой. 61-й год, золотоносный для дина­мовцев, свел нас в Москве с торпе­довцами. Хозяева вели — 1:0. Каза­лось, уже не уйти от поражения, но Фортуна улыбнулась: во время од­ной из атак я вышел к воротам и че­рез себя в падении забил мяч. Эта ничья приблизила Динамо к чем­пионству. Через три года в Киеве метров с 35-ти резаным ударом я поразил ворота тех же торпедовцев. Наконец, в 67-м году на их по­ле забил еще один гол, принесший нам победу — 1:0.

Сколько всего вы забили мя­чей, играя в составе Динамо как защитник?

— Всего 15, но, к моему удивле­нию, большинство из них были «фартовыми». В 1966 году на ней­тральном поле в Тбилиси играли по­луфинал Кубка страны с динамов­цами Минска, кстати, всегда «занудной» для нас командой. Тяжелейший матч, во втором тайме уда­лен Толя Бышовец, нервы на преде­ле, время катится к нулевой ничьей. Но минут за шесть до окончания ре­бята организовывают стремитель­ную атаку, я подключаюсь к ней, по­лучаю великолепный пас от Андрея Бибы и забиваю победный гол — мы в финале.

Через год в Кубке евро­пейских чемпионов Динамо при­нимало польский Гурник, мы про­играли — 0:1. Ответная встреча со­стоялась в Забже, я головой забил мяч, потом поляки его отквитали. Ничья, к сожалению, не спасла нас от общего поражения. Вообще, этот матч оставил гнетущее впечатле­ние. После игры публика рванула на поле в надежде «достать» киевлян, меня схватили за майку, и я еле вы­рвался. Об этом инциденте умалчи­вала пресса, ведь играли в друже­ской социалистической стране.

Болельщики — народ дото­шный, их интересует все из жизни футболистов, в том числе и опла­та труда. Говорят, динамовцы тех лет неплохо зарабатывали?

— Моя зарплата составляла 350 рублей. За победу в матче чемпионата нам платили по 80, а за ничью — 40. Золотые медали чемпионов страны «стоили» 500, выигрыш Куб­ка — 250 рублей. Поступали и «спонсорские» деньги в виде пре­миальных от различных организа­ций. В паузах между матчами чем­пионата практиковались игры с командами из провинциальных го­родов. Эти футбольные шоу прохо­дили при переполненных стадионах и приносили каждому гонорар в 250 рублей. Установка на подобные матчи была железной: не проигры­вать, ибо явно «запахло» бы дого­ворными. Так что в иной месяц набегало по 1300—1400 рублей. День­ги на то время очень солидные.

По­нимая, что футбольный век короток, мы старались подкопить что-то «на старость». У меня, к примеру, на сберкнижке находится 40 тысяч мо­их кровных, но реализовать их не могу — тормозит дурацкий закон. Имел звание лейтенанта СА, кото­рое потом «переросло» в капитана внутренних войск, но, когда ушел из Динамо, отправили в запас, где, увы, пенсии не полагается. Получаю обычную гражданскую, как и боль­шинство жителей страны. 

Игорь Петров, 30.10.1997

Василий Турянчик: «Меня, Сабо и Гаваши попросили спасти Динамо…»

На ваш взгляд, какое место в своей группе Лиги наций-2020/2021, в которой соперниками нашей команды станут Германия, Испания и Швейцария, займет сборная Украины?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.