Интервью из прошлого. Сергей Гусев: «Победа в Кубке подорвала моральный настрой Черноморца»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото chernomorets.odessa.ua

Сегодня герой проекта — экс-нападающий Черноморца и сборной Украины, участник исторического, первого матча КОМАНДЫ №1 Сергей Гусев. Разговор состоялся в начале 1997 года, когда футболист вернулся в Одессу после выступлений в Турции и Израиле.

— Как сложилось в Израиле?

— Как везде, жизнь в полоску. Но я был лидером команды, заби­вал в чемпионате, в еврокубках. Недавно, правда, травму получил, а больной футболист, сами знаете, мало кому нужен.

— Кроме вас, украинцы часом в Беер-Шеве не играли?

— Как же, Витя Мороз был. Третьим иностранцем румын чис­лился. Во второй мой хапоэльский год подъехал Андрей Телесненко и латыш Арманд Зейберлиньш. Он, однако, долго у нас не задержал­ся. Тренеры, неудовлетворенные игрой Арманда, вскоре отправили его домой.

— К вам, надо полагать, претен­зий не было?

— В общем, да. Хотя поначалу, в первый год в Израиле, тяжелова­то приходилось. Акклиматизация, знаете ли, менталитет тамошний — к ним еще привыкнуть нужно.

«Составить конкуренцию «Динамо»? Нереально»

— Если вы не против, затронем родную, одесскую тему. В вашу бытность форвардом Черномор­ца команда имела, особенно в первом национальном чемпиона­те, ого-го какой составчик. А с по­бедами серьезными, если не учитывать выигрыш Кубка страны, все как-то постоянно размина­лись. Непреодолимых задач пе­ред Киевом, если не ошибаюсь, моряки в ваше время так и не по­ставили…

— Я думаю, что в Украине объ­ективно Динамо никогда нельзя было составить реальной конкуренции. Вернувшись после трех с по­ловиной лет отсутствия, я лишь укрепился в этом мнении. Насколь­ко понял по тем нескольким играм чемпионата, что удалось повидать, борьба ведется лишь за второе-третье места. Может я ошибаюсь, но, по-моему, с «золотом» все дав­но решено.

— Но, думаю, вы не станете возражать против мнения, что не­стабильность — постоянный спут­ник Черноморца? Не ментальность ли одесская виной?

— Не исключено. Когда взяли Ку­бок, могли ведь «пободаться» с Ки­евом и в чемпионате. А что мы? Пу­тевка в еврокубки — в кармане, главная цель выполнена, почему бы не расслабиться… Тот успех, действительно, несколько подо­рвал моральный настрой команды на концовку первенства.

— Никогда позже не доводи­лось сожалеть об отъезде из Одессы?

— В общем нет. По городу — да, скучал, ностальгия нет-нет да по­сещала. А так… Ведь практически все игроки ринулись за рубеж. Только со мной укатили Никифо­ров, Цымбаларь, Гецко, Гришко, Третьяк, Кошелюк. Человек де­сять одновременно покинули команду. Я вот сейчас приехал, по­смотрел — а из того нашего соста­ва только Юра Сак и остался. Не мне ведь вам рассказывать, что украинский чемпионат и по уров­ню, и по финансовым возможнос­тям значительно уступает своим европейским аналогам. Будь здесь материальная база на уровне запа­да, уверен, никто бы из Черномор­ца никуда и не дергался.

— Странствия по заграницам чем-то обогатили? Не в плане денег.

— Да, прежде всего очень солид­ным опытом. После силового, жесткого украинского футбола не­безынтересно было окунуться в мягкую, техничную манеру игры турок, израильтян, прочувство­вать атмосферу постоянного сумасшествия вокруг каждого матча. Уровень национальных чемпиона­тов там постоянно прогрессирует, недаром же лишь за последнее время около дюжины представите­лей первенств Турции и Израиля по­полнили серьезные континенталь­ные клубы.

Третье пришествие

— А вы — вновь причалили к родному берегу. Надоело ски­таться?

— Да травма во всем виновата.

— А что собственно стряслось?

— Бежал, ударили по ногам, дальше — как в фильме: очнулся — гипс. В Беер-Шеве, правда, на удивление понимающе отнеслись к моим проблемам: оплатили восстановление. После Турции, где ду­рят на каждом шагу, я, признаться, был тронут таким вниманием.

— Как на вас вышел Черномо­рец?

— Никак, я сам на него вышел. Приехав домой, отправился в клуб и попросил разрешения потрени­роваться вместе с командой. Воз­ражений не последовало. Побегав немного с Черноморцем, вер­нулся в Израиль, я ведь до сих пор принадлежу Хапоэлю. Вернул­ся, значит, а мне говорят: «Пони­маешь, мы тут за время твоего от­сутствия еще троих иностранцев прикупили. Не поиграешь ли до лета в другом клубе?» И предложи­ли на выбор несколько местных «точек». «Да нет, — говорю, — не­охота что-то. Лучше несколько ме­сяцев за Одессу поиграю, восста­новлю окончательно навыки».

На том и порешили. Добавлю, что ни у Черноморца передо мной, ни у меня перед ним никаких обяза­тельств нет. В Украине я — до ле­та, а там в обязательном поряд­ке — обратно на Землю обетован­ную. Я по-прежнему — собствен­ность Хапоэля.

«Мне непонятна позиция тренеров сборной»

— Покинув три с половиной го­да назад Украину, вы, словно так и надо, исчезли и из состава на­циональной сборной страны. По­следняя ваша игра в жовто-блакитной футболке датирована аж 29 июня 1993 года, когда в неофициальном матче в Сплите против местного Хайдука Сергей Гусев на 9-й минуте заменил Андрея Гусина. Никогда не задумывались ли о том, что, останься вы в Одес­се, возможно, закрепились бы в национальной команде?

— Это ненормальная постанов­ка вопроса. Неужели стоит чело­веку покинуть Украину, как он ав­томатически вычеркивается из списка кандидатов в сборную своей страны?! Позиция наших тренеров мне, мягко говоря, непо­нятна. Да возьмите команду Хор­ватии и посмотрите, сколько ее иг­роков представляют отечествен­ные клубы. Два-три от силы набе­рется! Соберите сейчас наших легионеров — пять-шесть боеспо­собных команд можно создать. А что же на деле? Гнется какая-то непонятная линия по привлече­нию под национальные знамена исключительно людей, выступа­ющих дома. Странно все это… В том же Израиле Третьяк Сережа выступает, и, скажу вам, очень здорово выступает. Бейтар его — лидер чемпионата. Так по­чему бы не привлечь его в сбор­ную? Неужели столь высококлас­сный защитник, человек с таким опытом не пригодился бы ей?

— Полагаю, вполне. А Гусев Сергей? Верит ли он в возмож­ность своего возвращения в ря­ды сборной?

— Ну почему — нет? У нас в Бе­ер-Шеве играл 38-летний ветеран, однако никто в его паспорт и не со­бирался заглядывать. И, считаю, абсолютно правильно. Главный по­казатель — игра, а не возраст или еще что-то. Любой человек, если он посвятил свою жизнь футболу, мечтает о сборной своей страны. Я не исключение. Надежда на то, что вернусь в национальную команду, еще теплится.

«Прокопенко и Буряк — что Динамо и Спартак» 

— Каким по возвращении из ту­рецко-израильской команди­ровки вы застали родной Чер­номорец?

— Полностью обновленный кол­лектив. Кроме Сака, знаком еще с Парфеновым и Букелем. Правда, когда я уезжал, они были еще со­всем молодыми, только начинали. С участием сегодняшнего Черно­морца повидал пока всего пару игр, поэтому объективную картину его возможностей на данный мо­мент составить очень сложно.

— Прокопенко и Буряк. Можно ли их сравнить?

— Думаю, нет. Два абсолютно разных тренера. И два разных че­ловека. Буквально во всем. Их сравнивать — все равно, что про­водить аналогии между киевским Динамо и Спартаком.

— Проблема адаптации в ста­ром-новом коллективе не беспо­коит?

— Да нет. Чувствую себя нор­мально. В играх пока, правда, не участвую, но тренируюсь усиленно. Думаю, вскоре должен выйти на прежний уровень. Если человек понимает футбол, на притирку с но­выми партнерами времени много не нужно. Я, например, никакого дискомфорта рядом с молодежью не ощущаю.

Олег Лысенко, 11.02.1997

День в истории. Родился соавтор дебютного гола Андрея Шевченко

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения