Интервью из прошлого. Андрей Полунин: «С «соображалкой» у немцев туговато»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото dynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — экс-полузащитник Днепра и сборной Украины Андрей Полунин. Летом 1998 году футболист, подписав незадолго то того контракт с Нюрнбергом, рассказывал о своих первых немецких впечатлениях.

Когда ты впервые узнал о том, что тобой интересуется именно Нюрнберг?

— Весной этого года, в апреле или мае, мне позвонили и сказали, что главный тренер Нюрнбер­га Феликс Магат хочет посмот­реть меня в деле, и поэтому мне необходимо было прибыть в Гер­манию на кратковременные, двухдневные смотрины. Почему на такой малый срок? Да потому что у Магата собственное мнение относительно футболиста Полу­нина давно уже сложилось. Он меня заприметил еще с тех вре­мен, когда я в составе киевского ЦСКА-Борисфена проходил сбор в Австрии. Тогдашняя команда Магата — Гамбург там же к сезону готовилась, вот и пе­ресеклись наши пути-дорожки.

Но тогда немцев моя высокая трансферная цена испугала. Ны­нешней же весной я с Нюрнбер­гом пару деньков потренировал­ся, сыграл двусторонку и уехал обратно в Украину, дожидаясь итогов переговоров между руко­водством Интергаза, которому я до недавних пор принадлежал, и руководством немецкого клуба.

Переговоры шли во Франции, в самый разгар чемпионата мира. Там обо всем и договорились. 7 июля я прилетел в Нюрнберг, а уже через два дня отправился с новой командой на предсезонные сборы в Австрию.

Весной, после первого зна­комства с Нюрнбергом, Магат тебя как-то обнадеживал относи­тельно твоего будущего в клубе?

— Он мне вообще ни сло­ва не сказал, это в его характере. Он меня в двусторонней встрече посмотрел и остался доволен. Команда, за которую мне при­шлось играть, выиграла 1:0, а я единственный гол забил. После матча подошел президент Нюрнберга и сказал: «Андрей, ты мне нравишься, будем вести переговоры».

Насколько нам известно, многие твои контакты с зару­бежными клубами не приводили ни к чему конкретному именно потому, что Интергаз выстав­лял за тебя достаточно высокую трансферную сумму даже по меркам средних европейских клубов. Но Нюрнберг трудно заподозрить в том, что он распо­лагает большими деньгами, тем более, что Феликс Магат покинул команду в межсезонье из-за то­го, что ему не дали достаточных средств населекцию. Как ты все это объясняешь?

— Я знаю только, что Интергаз на меня цену не сбавлял, а моя трансферная сумма состави­ла 1 миллион 300 тысяч немецких марок.

Контракте клубом ты когда и где подписал?

— В Австриии подписал, через несколько дней после начала тре­нировочного сбора, по-моему, 14 июля.

И чем же запомнился авст­рийский сбор?

— Только не подумайте, что тренировками или контрольными играми. Каторжная работа никог­да не запоминается. Немцы — большие поклонники «физики», а точнее — бега. Нас нагружали прилично: приходилось наматы­вать по 18 километров в день. Причем для увеличения нагрузок нас заставляли бегать по полям для гольфа. А на них высота тра­вы — дай Боже. Я к подобному раскладу привык, а вот моих не­мецких одноклубников было жал­ко: они приехали на сбор после от­пуска совсем разобранные.

Так выходило, что мы первую неделю сбора практически мячей и не ка­сались. Были, правда, и развлече­ния. Однажды решили старожилы команды устроить конкурс: кто дольше всех из участников про­держит пятикилограммовую кружку пива на вытянутой руке. Пальма первенства досталась второму тренеру, а наш второй вратарь, у которого, по идее, си­ла в ручищах должна была быть приличной, показал наихудший результат: его хватило лишь на 7 секунд. Забавный парень, ему не­давно стукнуло 21, он по своему возрасту за национальную сбор­ную выступает, но ленивый жутко.

Мой же результат поприличнее: 48 секунд. Но самое главное со­бытие, случившееся в Австрии, не из разряда приятных: с госта главного тренера клуба ушел Ма­гат.

И как в команде восприня­ли уход Магата?

— Резонанс был большой. Не­которые ребята из команды по­шли даже к президенту клуба от­стаивать Магата, письмо в его поддержку написали, но все тщетно. Им президент сказал просто: «Ребята, ваше дело — иг­рать».

Насчет причин своего ухо­да из клуба Магат не распростра­нялся?

— Сам тренер ничего не гово­рил. Видимых причин — две. Во-первых, не дали возможности усилить состав команды, и это при том, что в межсезонье Нюрнберг потерял 5—6 игро­ков не последнего калибра. Во-вторых, Магат настаивал на под­писании двухлетнего контракта с Нюрнбергом, а руководство клуба предлагало тренеру согла­шение лишь на год. А о скрытых причинах я пока судить не берусь.

В Нюрнберг тебя пригла­шали специально «под Магата». После его отставки и назначения на пост главного тренера Вилли Райманна ты не опасался, что твое будущее в команде станет не таким уж и безоблачным?

— Поначалу я, естественно, сильно струхнул, но быстро при­шел в себя. Райманн справился относительно меня у игроков команды и, видимо, до него до­шла положительная информа­ция. По крайней мере, никаких претензий ко мне новый настав­ник до сих пор не предъявлял. В состав на контрольные матчи Райманн меня ставит постоянно.

Кстати, много ли успел кон­трольных матчей в составе Нюрнберга сыграть в межсе­зонье?

— А я и не считал, признаться. Доходило до того, что играли по 4 — 5 дней подряд, причем сопер­ников наших я вам и не назову. Как правило, это команды низших лиг, базирующиеся в близлежа­щих к Нюрнбергу городках. Ну мы их и «катали» по 10:0. Правда, случился с нами и конфуз: проиг­рали 1:3 клубу из оберлиги. Что ин­тересно: это был первый матч Нюрнберга под руководством нового главного тренера Вилли Райманна.

Неужели в соперники себе не удалось более достойные клубы подыскать?

— С Бенфикой мы недавно сыграли на центральном стадио­не в Нюрнберге. Тысяч десять зрителей пришло на игру посмот­реть. Перед нами, кстати, играли ветераны Нюрнберга и порту­гальского клуба, причем в их со­ставе были даже Сунесс и Эусебио. Но примечательно не это: португальцы состав явно не добирали, и в помощь к ним были от­правлены футболисты из вете­ранской команды Интергаза. Мы же 1:2 проиграли.

Я 75 минут матча сыграл, уходил с поля, ког­да мы еще выигрывали — 1:0. По­ка на скамейку после душа при­шел — мои партнеры уже два мя­ча успели пропустить. Одна ра­дость — до встречи удалось пере­кинуться парой слов с Кандауровым и Овчинниковым.

Фото dynamomania.com

Должно пройти время, по­рой немалое, пока команда при­выкнет к новому для нее игроку. По твоим наблюдениям, Нюрн­берг быстро привык к манере игры диспетчера Андрея Полу­нина?

— Есть одно обстоятельство, существенно облегчающее этот процесс. Нападающим у нас игра­ет македонец Саша Чирич, кото­рый кое-что и по-русски понима­ет. Я в большинстве случаев на него и играю. Но и другие ребята понимают, достаточно сыграть вместе 7—10 матчей, чтобы по­явилось полное взаимопонима­ние между футболистами коман­ды.

С точки зрения игрового класса, твои одноклубники в порядке?

— Это больная тема. Если честно, многих футболистов Нюрнберга я бы на пушечный выстрел не подпустил к украин­ским командам типа Днепра, не говоря уже о бундеслиговских коллективах. Немцы сильны своей самоотдачей, дисциплини­рованностью, но они привыкли иг­рать строго по шаблону, по указа­ниям тренера, ни на шаг от них не отступая, даже если конкретная игровая ситуация требует того, чтобы сымпровизировать, отойти от тренерских идей. Сказали фут­болисту играть справа — он там играть и будет, даже если можно открыться слева и, получив мяч, угрожать воротам соперника.

С «соображалкой» у них туговато и в футболе, и в жизни. Как-то мы с Чиричем на его машине остано­вились на перекрестке — дожида­емся соответствующего сигнала светофора. А он у них сломался, «запал» на красный и горит минут 30. Мы с македонцем сразу сооб­разили, в чем дело, и ринулись по бордюру, а законопослушные немцы стоят и дожидаются, пока зеленый появится.

Кого ты вытеснил из осно­вы Нюрнберга?

— Сразу двух игроков, считав­шихся в клубе сверхопытными и незаменимыми. Им, судя по все­му, и предстоит сесть на банку. Это Томас Циммер и Марк Ольхард. Последний вообще выступа­ет за Нюрнберг, если брать в ра­счет и юношеские команды, с 1974 года. Причем ни разу Ольхард не покидал клуб, пережив с ним вылеты в низшие дивизионы.

Твои первые впечатления от города?

— А я с Нюрнбергом еще два го­да тому назад успел познакомить­ся, когда Днепр при Штанге тре­нировочные сборы там проводил. А сейчас македонец не дает ску­чать, таскает меня за собой по го­роду, как рюкзак. Я не против, так легче нюансы немецкой жизни по­знавать. Нас местные футболисты за наш немецко-русско-маке­донский язык величают не иначе, как «восточная мафия».

Как ты считаешь, есть доля заслуги бывшего тренера Днеп­ра Бернда Штанге в том, что тебя удачно сосватали в Нюрн­берг?

— Думаю, да. Ведь Магату пер­воначальную информацию обо мне дал близкий друг Штанге, яв­ляющийся агентом ФИФА. Да и все, пусть и неудавшиеся для ме­ня, немецкие смотрины организо­вывались через Штанге. Кстати, сам Штанге пристроился букваль­но на днях, подписав контракт с одним из австралийских клубов. На прощание Бернд сказал: «Ес­ли у тебя не получится в Герма­нии, я тебя заберу к себе».

И последний вопрос, Ан­дрей. У тебя достаточно «ершис­тый» характер. Не считаешь, что тебе придется в Германии тяже­ло? Там ведь надо улыбаться не только своим друзьям, но и вра­гам…

— Я свой характер менять не собираюсь. Когда необходимо — улыбнусь, а когда ситуация требу­ет — могу на русском всю правду в лицо сказать. И меня, что харак­терно, в такие моменты немцы прекрасно понимают.

Алексей Зоров, Дмитрий Пелин, 12.08.1998

Эксклюзивная ретроанкета. Андрей Полунин: «Купе пришлось выкупить за свой счет…»

8 июля в Харькове на стадионе Металлист (21.30) состоится финальный матч Кубка Украины-2019/2020, в котором сыграют киевское Динамо и полтавская Ворскла. Кто, на ваш взгляд, станет обладателем трофея?

  • Динамо (63%, проголосовало: 152)
  • Ворскла (37%, проголосовало: 91)

Всего голосов: 243

Загрузка ... Загрузка ...
8

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.