Сергей Федоров: «Вышел от Лобановского и сразу понял, что серьгу нужно срочно снимать…»

Предлагаем вашему вниманию первую часть эксклюзивного интервью с экс-защитником киевского Динамо и сборной Украины Сергеем Федоровым

В первой части беседы Сергей Федоров рассказал о школьных годах, знакомстве с Валерием Лобановским, выступлении за ЦСКА-Борисфен и начале карьеры в основном составе Динамо.

«Занимался и легкой атлетикой, и вольной борьбой»

— Вы являетесь воспитанником Анатолия Крощенко и учились в спецклассе вместе с Шовковским и Ващуком. Славные были времена?

— Конечно, это было яркое детство. Спецкласс организовали с 4-го класса и по выпускной. Мы были все это время вместе.

— Крощенко как-то в интервью говорил, что Ващук много спал и часто не приходил на уроки…

— Все уставали, потому что учились на Оболони, а жили все в разных уголках Киева, долго было добираться на учебу. Час-полтора, у всех по-разному, приходилось раньше просыпаться. У нас были занятия, а потом тренировки. Конечно, уставали. Но это все равно доставляло удовольствие.

— А Шовковский и вовсе тихим был…

— Почему? Я бы не сказал, наоборот, мы постоянно на переменах во что-то играли, на месте не сидели. Баскетбол или волейбол, все время двигались. И очень часто ломали руки…

— Шовковский даже занимался баскетболом и довольно-таки неплохо. Помогло это ему в футболе?

— Ну это, наверное, в самом начале было. Я думаю, что в детстве у всех не только футбол был, я тоже занимался и легкой атлетикой, и вольной борьбой. И у меня был выбор: спецкласс по футболу или спецкласс по вольной борьбе. Хорошо, что выбрал футбол.

— Знаю, что вы еще хоккеем увлекались…

— Да, хоккей тоже был. Я вырос в таких дворах, где летом все играли в футбол, а зимой — каток, коньки, а я довольно-таки хорошо катаюсь на коньках, поэтому не было никаких проблем. Ходил, занимался какое-то время. Но, наверное, хоккей — это не мое.

Напутствие от Бормана

— Есть известный хоккеист Сергей Федоров, следили за его успехами?

— Да. Могла бы быть какая-то конкуренция, если бы я чего-то достиг в хоккее. Но я достиг чего-то в футболе. Но очень приятно, что есть такой сильный хоккеист, как Сергей Федоров.

— Каким вы были, когда учились в школе?

— Наверное, таким, как большинство мальчишек. Не могу сказать, что я был тихим. Мы немного разгильдяями какое-то время были, а потом до нас как-то достучались, и мы начали учиться, поведение улучшилось. Появились какие-то результаты в футболе, потому что это все взаимосвязано. Нам это с детства вдалбливали. У нас был классный руководитель Владимир Игоревич, мы его называли Борман, он все время говорил: «Футболистом можешь ты не стать, но человеком быть обязан». У многих так и получилось, кто-то пошел дальше в футбол, кто-то закончил сразу после школы, кто-то пошел учится. У всех по-разному сложилось.

— Как вы учились?

— Школу закончил без троек. Была половина четверок, половина пятерок. Подтянулся в последние два года.

— Ващук говорил, что у вас в классе девочка училась…

— На перевоспитание нам ее отдали. Она в то время хулиганистая была, для нас был шок, что у нас появилась девочка, как так она держалась одна, никто никаких контактов с ней не поддерживал. Она недолго с нами проучилась.

— Александр Венглинский рассказывал, что каждый выезд спецкласса за границу был особенным…

— Конечно. Например, выезд в Италию. Мы сыграли на двух турнирах. Играли против Реала, Торино. И те парни были даже старше нас. Но мы победили на турнире. Нас зауважали и боялись. Это было начало сентября, мы не пошли в школу, а уехали в Италию. Были еще другие турниры, играли и против Зеедорфа. Поехали под вывеской сборной Украины во Францию, отправилась именно наша команда. Там играли против сборных, столкнулись также с Анри…

«Неплохо играл в нападении»

— Вы начинали в нападении, но стали защитником…

— И неплохо играл в нападении. Но потом на одной тренировке Иван Терлецкий (Крощенко или не замечал или его еще не было) говорит — давай ты будешь играть сзади. А то я все время бегал и вперед, и назад. И вот так я начал играть в защите. Случались такие игры, что соперники были чуть-чуть слабее, и Крощенко мог выпустить Шовковского в нападение, чтобы тот чуть-чуть подвигался. В таких разных турнирах и меня выпускали в нападение. Мне это пригодилось в дальнейшем, я знал, как будет действовать нападающий, и мог приспособиться к этому как защитник.

— Не все из спецкласса заиграли на профессиональном уровне. С чем это связано?

— Кому-то больше пофартило, кому-то меньше. Очень много факторов. Сразу попали в первую команду Шовковский, Ващук и я. Потом привлекался Сергей Баланчук. Много ребят играли в Динамо-3. Думаю, если бы их там чуть дольше продержали, то они бы окрепли, возмужали и было бы больше ребят, которые достигли многого.

— Но Ващук и Шовковский остались в команде, а вам предстояло пройти школу ЦСКА…

— Ну не совсем так. Я сначала играл в Динамо-2, потом за основной состав, а далее ушел Фоменко и главным тренером стал Йожеф Сабо. Ващук и Шовковский начали играть в основе, а я за весь год сыграл только одну игру за основную команду, по-моему с Таврией. Как раз тогда ЦСКА-Борисфен вышел в высшую лигу, и этот коллектив возглавил Фоменко. Я был на отдыхе, он меня набрал и пригласил в свою команду.

«Лобановский спросил Чубарова: «А это кто?»

— За два года в ЦСКА у вас было четыре наставника: Фоменко, Чанов, Штанге, Лозинский…

— Штанге не было при мне. Но команда была очень хорошая. Помню, что однажды мы даже первый круг заканчивали на первом месте, было много ребят из киевского Динамо, которых тоже отдали в аренду.

— В ЦСКА вы обросли мышцами и окрепли?

— Конечно, это был полезный опыт. Потом, когда вернулся Валерий Лобановский, мы играли против какой-то команды, и я забил два гола. Мне потом Чубаров рассказал, что Валерий Васильевич спросил: «А кто это?» А он в ответ: «Это Федоров, мы его в аренду отдали». — «Все, забираем». И мне повезло в этом плане. Пришло много ребят, которым заново пришлось доказывать, кто на что способен. Потом Лобановский сказал, что мы едем в Руйт, в Германию, где будет закладываться фундамент, на котором мы будем бегать ближайшие пять—восемь лет. Было очень тяжело, 20 дней сборов, но мы были уже готовы к этому…

«Кто играл с Федоровым?»

— Именно в Руйте произошла эта легендарная история: «Кто играл с Федоровым?»

— Да, в тренировочном матче мы играли, был угловой, и я забил. Со мной должен был играть Дима Михайленко. Потом был разбор игры, смотрели и анализировали моменты и голы. И тут мой гол. Лобановский спрашивает: «Кто играл с Федоровым?» Все молчат. Тишина. «Кто играл с Федоровым?» Михайленко говорит: «Могильный и Буре». Все начали смеяться, даже Валерий Васильевич пару раз хихикнул.

— В конце девяностых — начале двухтысячных Динамо много матчей играло в Лиге чемпионов против грандов. Как после матча с Манчестер Юнайтед играть против условной Волыни?

— Нас как-то так настраивали, что было без разницы. Может быть, на еврокубки был чуть-чуть другая мотивация, но мы прекрасно понимали, что против наших команд в чемпионате тоже нужно играть и выигрывать.

— До 2002 года Динамо, не напрягаясь, выигрывало чемпионат. Или это только со стороны казалось?

— Это все благодаря тренировкам, работе над собой. Это заслуга ребят и тренерского штаба, легких игр не было. Победную планку всегда тяжело держать. Потому что ты стал чемпионом, а в следующем году нужно опять доказывать, что ты лучший. Это очень тяжело.

«Помню кучу-малу из футболистов»

— 2001 год. Легендарный матч против Днепра в последнем туре. Чтобы выиграть чемпионство — нужно побеждать Днепр. 83-я минута, а команда проигрывает — 0:1, но потом за две минуты Динамо забивает дважды…

— Я помню, что я в том матче вышел на замену. Но мы играли хорошо, очень много моментов было. Мяч никак не хотел залетать в ворота. Нам нужно было еще прибавлять. А потом забил Несмачный с острого угла, и через минуту Мелащенко добавил победный. Помню эту радость после свистка. Игорь Михайлович Суркис кинулся к нам. Помню эту кучу-малу из футболистов, когда мы на поле праздновали. Это один из таких моментов, какие запоминаются на всю жизнь.

— Паника была? Все-таки 83-я минута, а вы проигрываете…

— Как таковой паники не было. Мы понимали, что мы лучше, и мы сможем.

— Когда в Динамо начали понимать, что вырисовывается серьезный конкурент в виде Шахтера?

— Наверное, все-таки с приходом Луческу. Сначала у него не получалось, а потом начали приезжать легионеры, в основном бразильцы, и они перестроились. При Прокопенко и Скале еще этого не чувствовалось.

«Проблем не было ни с одним тренером»

— 27 матчей в еврокубках. Какой отложился в памяти сильнее всего?

— Каждый матч был разным и по-своему памятным. Например, поединок с Интером. Я забил гол в том матче, а у нас тогда был такой период странный, мы все время пропускали на последних двух минутах. Не хватало чего-то, какие-то рикошеты были. Те же самые матчи против Арсенала…

— В Динамо вы поработали с очень многими тренерами. С кем было легче всего?

— Самых высоких результатов мы достигли при Лобановском. Потом были Михайличенко и Демьяненко. Они из той плеяды игроков, на которых лично я вырос, они были моими кумирами. А тут они тебя тренируют. Не могу сказать, что с кем-то было легче, а с кем-то тяжелее. Мне было приятно со всеми. Если я хорошо отношусь к работе — то проблем у меня нет.

— Запомнили какой-то афоризм Лобановского?

— Да, кое-что врезалось в память. Когда меня опять забрали в киевское Динамо, это был конец сезона. Мы собирались всей командой, Валерий Васильевич вызывал каждого по одному, и я чуть-чуть опаздывал. А я молодой, серьга в ухе, кожаная куртка. Захожу к Лобановскому, говорю: здрасьте. Он посмотрел на меня, и говорит: «О, люблю современную молодежь». И я сразу понял, что нужно серьгу срочно снимать. Это я хорошо запомнил.

«Не вижу, чтобы вратари так брали пенальти, как Шовковский»

— Вы участвовали в первом розыграше Суперкубка Украины. Что помните из этого матча?

— Когда Саша Шовковский забил. Самое интересное, что должен был я идти бить. Но Саня говорит: Я пойду. Он неплохо бьет пенальти и просто развел вратаря. И опять же таки сделал пару сейвов, я не вижу, чтобы вратари так брали пенальти. Ему это было дано.

— Вы играли в центре защиты. Могли закрыть другие позиции?

— Одно время я играл и правого защитника, тот же Лобановский меня мог использовать и в полузащите.

Валерий Васильевич считал, что каждый игрок должен быть универсалом и способен сыграть на любой позиции…

— Я считаю, что это актуально и на сегодняшний день. Сейчас очень много одноплановых футболистов, и из-за этого теряется рисунок игры. Игроки не могут выполнять поставленные задачи.

— В 2008 году из славной команды, которая играла в полуфинале Лиги чемпионов, остались лишь вы и ваши одноклассники: Шовковский и Ващук, а также Ребров. В чем секрет долголетия?

— Наверное, все-таки тот путь, который мы прошли с Валерием Васильевичем, дал о себе знать. Закалка держала нас в форме.

«Сабо каждый воспринимал по-разному»

— Многие отмечают, что с Сабо было невыносимо работать из-за его характера…

— Он специфический человек. Если говорить о нем, как о тренере — у него есть свои плюсы и свои минусы. Думаю, что каждый его по-разному воспринимал.

— А Демьяненко? Довелось слышать, что у него не получилось в Динамо, потому что слишком мягкий был?

— Я бы не сказал, что мягкий, скорее спокойный. Но он требовательный.

Никита ДМИТРУЛИН

Продолжение следует

Александр Поклонский: «Не сдался, когда сказали заканчивать с футболом»

Кто, на Ваш взгляд, станет победителем ЧМ-2018?

  • Франция (55%, проголосовало: 1 033)
  • Хорватия (45%, проголосовало: 851)

Всего голосов: 2 798

Загрузка ... Загрузка ...

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения