Сергей Валяев. Часть 2. «За поражение от Динамо нам заплатили премию»

Экс-полузащитник сборной Украины Сергей Валяев вспомнил свою карьеру в Металлисте и национальной команде

Сергей ВАЛЯЕВ (слева) и ТАЙСОН одно время вместе защищали цвета харьковского Металлиста. Фото Александра ОСИПОВА

Предлагаем вашему вниманию вторую часть эксклюзивного интервью с экс-полузащитником Днепра, Металлиста, Говерлы, Арсенала и сборной Украины Сергеем ВАЛЯЕВЫМ.

«В Металлисте не было равнодушных»

— Сергей, летом 2005 года вы стали игроком Металлиста. Правда, что вы сами предложили Мирону Маркевичу свою кандидатуру?

— Нет, это не так. Миша Похцверия узнал, что я ушел из Днепра (а он уже тогда начал заниматься агентскими делами), и предложил мне вариант с Металлистом. Следом за ним звонили Константин Сосенко, тогда он еще не был известным агентом, и Александр Сорокалет. Но я уже пообещал Мише, что буду работать с ним. Где-то моя порядочность меня подвела.

Тогда в Металлист уже пришли Ярославский, Красников и Маркевич. Они делали новую команду. Меня это подкупило. В итоге Харьков стал для меня родным.  

— В том сезоне Металлист проиграл Днепру со счетом 0:6, и это был ваш первый матч против бывшей команды.

— Да, было дело. Тогда команда только формировалась, а у Днепра был сплоченный коллектив, у него все залетало, Кравченко по девяткам бил. Но болельщики нас не осуждали, потому что понимали — идет процесс роста. А на следующий день Мирон Маркевич устроил нам хорошую тренировку — очень разозлился из-за такого результата. Мы бегали семь по пятьдесят, пришлось сильно попотеть.

— У вас лично как у бывшего игрока Днепра проблемы с харьковскими болельщиками были?

— Нет, до переезда в Харьков я даже понятия не имел, что между фанатами Днепра и Металлиста есть какая-то вражда. Сейчас я приезжаю в Днипро, на улицах люди встречают, просят сфотографироваться. Порой даже просили подарить футболку Металлиста. С болельщиками у меня прекрасные отношения. 

— Вы выигрывали с Металлистом самую первую бронзу. Тогда, в 2007-м, могли представить, какое будущее ждет клуб?

— Мы понимали, что в Металлисте нет равнодушных, все были заряжены одной целью. Успех клуба стал возможен благодаря амбициям Ярославского и Маркевича, блестящему менеджменту Красникова, подбору футболистов. В команде были собраны ребята, которые хотели доказать свою профпригодность. Это и привело к успеху.

— Вспомните свой вояж в Ливерпуль, на дебютный еврокубковый матч против Эвертона.

— Для меня это не был дебют в еврокубках, ведь ранее я поиграл с Днепром в Кубке УЕФА. Чем запомнился Ливерпуль? В первую очередь атмосферой на Гудисон Парк, там неимоверные болельщики. Еще мы ходили всей командой в музей группы Битлз. Мирон Богданович большой поклонник таких экскурсий.

«Наибольшую премию получил за проход Бешикташа»

— Назовите тройку лучших еврокубковых матчей Металлиста.

— Безусловно, под первым номером идут противостояния с Бешикташем. Там мы уступили — 0:1, а дома вынесли его — 4:1. Также выделю поединки с Эвертоном. Пусть мы проиграли, но эти игры дали импульс к нашему развитию и будущим победам. Мог бы выделить матчи со Спортингом, но я тогда лишь вышел на замену. Выделю поединки с киевским Динамо в Кубке УЕФА 2009 года. Мы проиграли двухматчевое противостояние, но руководство клуба в лице президента и тренера были удовлетворены нашей игрой и нас финансового отблагодарили.

— Александр Ярославский часто поощрял футболистов за хорошую игру или высокие результаты?

— Все зависело от того, какие пункты были в контракте. У кого-то была премия за голы, у кого-то — за передачи. Но в целом все стандартно.

— А какой бонус в вашей карьере был самым большим?

— За проход Бешикташа. А если говорить об одном матче, то за победу над Динамо в Киеве в сезоне-2008/2009. Я тогда еще гол забил. 

«В Металлисте были легионеры, которых не должно было быть»

— Матч в Добромыле был самым необычным в вашей карьере?

— Это ужас. Даже не знаю, что нужно сделать с теми людьми, которые заставили нас играть на таком поле. Это ведь как раз перед первой встречей в Кубке УЕФА с Динамо было. Думаю, это было сделано сознательно, чтобы вымотать нас перед поединком с киевлянами.

Я тогда еще из Львова в Киев на машине поехал, потому что с самолетом что-то случилось. Я вообще боюсь летать, а тут еще такой стресс. Мы взлетели, но произошла какая-то поломка, пришлось возвращаться. Садимся и видим пожарные машины. Нам говорят, что нужно подождать пару часов, пришлют другой самолет. Но после такого я отказался лететь, и Мирон Богданович разрешил мне ехать машиной.  

— Злополучный матч с Карпатами, признанный в итоге договорным, помните? Как считаете, что тогда было?

— Меня часто спрашивают об этом матче. Мы вышли на поле, одержали победу, получили премиальные. Больше ничего не знаю. Если бы была какая-то странная игра, то нам бы не заплатили. А что там было, меня не волновало.

— Евгений Красников говорил, что Металлист образца сезона-2011/2012 был одним из самых сильных за всю историю и мог добраться до финала Лиги Европы. Вы согласны?

— Да, мог. Но я скажу, что команда, которая вылетела от Динамо, была ничем не хуже. Тогда у нас не было такого количества аргентинцев, играли в основном свои парни — Бордиян, Слюсар, Горяинов, Рыкун… Легионеры нужны, но не в таких количествах, потому что затем начинается бардак. Они что хотят, то и воротят. В Металлисте были футболисты, которых не должно было быть в команде. Потому что украинские игроки были не хуже.

«Девич постоянно шутил над Папа»

— Вы говорили, что украинцы чувствовали себя в Металлисте как в гостях. В чем это заключалось?

— Бывали моменты, когда у легионеров начиналась истерика из-за мелочей. Если бы такое выдал украинец, его бы просто выгнали. А у некоторых иностранцев все было не так: не так поел, не так поспал, поле не такое, почему я не играю в составе… Порой до безумия доходило. Понятно, что и финансовые условия у них были несопоставимые с теми, что были у украинских игроков. Когда мне кто-то сказал, зачем я считаю чужие деньги, я ответил, что считаю свои. Почему я, человек, играющий в клубе пять лет, отдавший столько своего здоровья и сил, должен получать меньше того же Торреса? Пусть он доказывает, что он лучше меня. Я считал, что я достаточно сделал для этого клуба, чтобы иметь какое-то право голоса. Но право голоса в том Металлисте имел кто угодно, но только не украинцы. 

— Команда была поделена на группировки?

— Нет, так сказать нельзя. Конечно, аргентинцы держались своей компанией, бразильцы были более дружелюбны. У нас была достаточно дружная команда, но все равно, чувствовалось, что кто-то выше. Они это понимали, а человек всегда ведет себя так, как это ему позволяют делать. Да, по мастерству они лучше, но это не говорит о том, что они должны права качать. А то дошло бы до того, что не они должны учить наш язык, а мы — их, чтобы общаться с ними.

— Как-то вы назвали Тайсона кризисным футболистом. Он значительно вырос с тех пор, как приехал в Украину?

— Он был самым капризным. Его нужно было уговаривать. Когда-то мне один специалист сказал, что легионеры это цветочки, за ними нужен уход, их надо поливать. А украинские футболисты это сорняки, они пробьются наверх как угодно и где угодно.

— Драки были в Металлисте между украинцами и легионерами?

— Доходило до того, что они между собой могли подраться. Торсильери с Торресом дрались. Торрес, как только приехал, на Девича прыгал. Торсильери вообще ненормальный, я никогда не понимал, как украинские тренеры стояли и смотрели, как он прыгал двумя ногами на тренировках, бил локтями. И никто ему ничего не говорил. Бывало, он выходил на тренировку в шестишиповках, меня как-то травмировал. Если бразильцы капризные, но безобидные, то аргентинцы злые и подловатые.

— Присутствие Ярославского ощущалось?

— Постоянно. Он действительно едва ли не на каждую тренировку приезжал. Даже если восстановительные мероприятия были — все равно ехал на базу. Жил интересами команды.

— Сложно было ему работать с Александром Рыкуном?

— Думаю, сложно было всем президенту, тренеру, менеджерам, докторам. Но все они понимали, на что идут, приглашая его в клуб. При всем уважении к Сане как к футболисту, все знают о тех проблемах, которые были у него за пределами поля. Но своей игрой он приносил огромную пользу команде.

— Кто в Металлисте был главным шутником?

— Шутников там хватало. Это и Обрадович, и Девич, и Ганчаржик. Марко постоянно подшучивал над Папа и его специфическим акцентом. Еще у Рыкуна было хорошее чувство юмора.

«На Уэмбли слушал гимн и не понимал, что происходит»

— На вашем счету — три матча в составе национальной сборной Украины. Что для вас важнее — забить Словакии или выйти в основном составе на Уэмбли?

— Для меня все три матча имеют особое значение. Первая игра против Норвегии дебют в сборной, мне было уже за 30. Это определенная оценка твоего труда. В 20 лет ты не так это ценишь. А вот когда ты 20 лет идешь к этому, да еще и дебютируешь в футболке сборной на Днепр-Арене, испытываешь неимоверные эмоции. Я столько времени провел в Днепре, на меня не рассчитывали. Даже помню слова Маркевича перед одним из матчей против днепрян. Мирон Богданович сказал: «Серега, ты же понимаешь, нужно доказать им». Спустя годы я приехал туда в составе национальной сборной.

Вторую игру я провел против Словакии, на Кипре. Мы только прилетели со сборов с Металлистом, я заехал домой, собрал вещи, и через пару часов личный водитель Маркевича повез меня в Киев. А я — семейный человек, мне после сборов нужно перезагрузиться. Но Бог отблагодарил меня этим голом словакам. Понимал, сколько в этом голе моего труда, сколько я шел к этому…

Ну а матч на Уэмбли — это и вовсе нечто особенное. Мы с Валиком Слюсарем тренировались в Лондоне неделю и даже не подозревали, что сыграем в основном составе. Тренировки были общими, никто с помощью манишек не делил нас на основной состав и запасных. Перед игрой захожу к администратору и говорю: «А те, кто не попадет в состав, — нам дадут какие-то бирки, чтобы мы на трибуне сели?» Но он, видать, что-то знал, отправил меня. А на установке нам говорят, что мы оба попали в состав. Я обалдел, не ожидал такого. Обычно к этому как-то подводят. Можно было перегореть, думая о том, что тебе предстоит играть против Руни, Терри, Лампарда, Джеррарда… Стоял на поле Уэмбли, слушал гимн и не понимал, что происходит я, парень из Макеевки, буду играть на таком стадионе.

— Что удивило вас в Англии?

— Мы жили за городом, в обычной гостинице. Был один свободный день. Все пацаны поехали по магазинам, а я в музей Шерлока Холмса, на Бейкер-стрит. Обожаю Холмса и советский фильм с Ливановым! Сфотографировался возле этого музея с полицейским, посмотрел Биг-Бен.

— Футболкой с кем-то поменялись?

— Да, с Эшли Коулом.

— Вообще футболки коллекционировали?

— В моей коллекции порядка 25—30-ти штук. Самые памятные это футболка Эшли Коула, футболки игроков сборных Норвегии и Словакии. Менялся с футболистами Эвертона, Бешикташа, Фиорентины, Мальме, Спортинга. Есть памятные футболки из украинского чемпионата Алиева, Калиниченко, когда он в Таврии играл, Шелаева времен Днепра, чья-то футболка из Шахтера…

«В 33 года сделал выбор в пользу клуба»

— Какой была сборная при Алексее Михайличенко?

— Тимощук, Воронин, Шевченко они были лидерами команды, провели много матчей. Я думал, приеду туда, там свой костяк, свой коллектив, а в новый коллектив всегда непросто вливаться. Но я приехал, и меня отлично приняли. Михайличенко мог пошутить. Хорошая атмосфера тогда была.  

— Спустя время Мирон Маркевич приглашал вас в сборную, но вы отказались. Почему приняли такое решение?

— Мне было тогда уже 33 года. Я знаю свой организм, никогда не обладал богатырским здоровьем. Было сложно играть на несколько фронтов. Я сделал выбор в пользу клуба. 

— Поколение Ярмоленко и Коноплянки сильнее, чем поколение Шевченко и Воронина?

— Сложно сказать. Шева великий игрок, он стоит особняком. Шевченко, Тимощук, Воронин футболисты этого поколения выигрывали титулы. Нынешнему поколению все только предстоит доказывать.

— На ваш взгляд, сборная Украины под руководством Андрея Шевченко прогрессирует?

— Мне кажется, они правильно двигаются. Да, может, сейчас нет феерического результата, но команда идет в нужном направлении. Хорошо, что тренерский штаб гнет свою линию, делает ставку на молодых. Эта работа даст плоды. Многие говорят, что у Шевченко нет тренерского опыта. Но он поиграл у многих выдающихся тренеров, у него есть команда. Короля делает свита, а Шевченко окружают опытные специалисты из-за рубежа.

— Какой гол считаете лучшим в своей карьере?

— Их два. Когда я только пришел в Металлист, забил Закарпатью, обыграв нескольких футболистов. Похожий гол провел и в матче с Зарей.

— Давайте закончим интервью символической сборной партнеров Сергея Валяева.

— В воротах будет Саня Горяинов, но если вспоминать Днепр, то отмечу еще и Колю Медина. Защитники Бордиян, Папа, Обрадович, Ганчаржик, Поклонский. В центре поля Эдмар, Слюсар, Клейтон Шавьер и Рыкун. На флангах Жажа, Олейник и Тайсон. В атаке Девич.

Богдан ЛЕОНЧУК

1 часть.

Василий Кардаш: «Динамо забудет чемпионат и постарается дать Шахтеру бой в Кубке»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения