Андрей Березовчук. Часть 2. «Матч против Динамо в Кубке УЕФА — самый неприятный эпизод в карьере»

Представляем вашему вниманию вторую часть эксклюзивного интервью экс-защитника харьковских Металлиста и Арсенала Андрея Березовчука

Фото Николая БОЧКА

В первой части интервью Андрей Березовчук рассказал о своих сегодняшних делах, дебюте в профессиональном футболе и стартовом периоде харьковской биографии. Во второй части беседы — о выступлениях за Металлист периода его расцвета и завершающем этапе карьеры защитника.

— В вашей карьере были два удаления. Одно случилось в период выступлений за Николаев, второе — за ФК Харьков. Припоминаете, за что получили наказания?

— За ФК Харьков помню, я тогда две желтых карточки получил. По-моему, в матче против киевского Арсенала. А за Николаев — не помню.

— В ФК Харьков тогда собралась сильная компания. Четыре футболиста взяли серебро молодежного чемпионата Европы: Яценко, Максимов, Чеберячко, Оберемко…

— Что значит сильная? Ну, взяли серебро, но после этого никто нигде не играл. Самборского и Максимова взяли из Динамо-2. Чеберячко из Закарпатья. Яценко да, уже чуть-чуть играл в первой команде и его подключали. А так — были молодые и перспективные ребята, но не более.

«Маркевич умел подбирать нужный состав»

— С вами тогда начинал молодой Александр Гладкий, который стал лучшим бомбардиром чемпионата. Он себя до конца не реализовал?

— Да, считаю, что он мог добиться большего, у него были прекрасные данные. Хотя он и так многого достиг, поиграл в Динамо и Шахтере. Но все равно, мог еще больше.

— В сезоне-2008/2009 вы перешли в донецкий Металлург и провели очень мощную первую половину сезона. Донетчане тогда начали с шести побед подряд, а вы стали игроком старта. Как считаете, этот мощный отрезок и поспособствовал вашему возвращению в Металлист?

— Может быть, где-то и поспособствовал. Мы тогда действительно неплохо играли в первой половине чемпионата. После первого круга шли на втором месте, а на первом было Динамо. Я думаю, что этот успех связан с новым тренером Николаем Костовым. Он подобрал хороших новых игроков, плюс те, кто был в команде до него, стали играть по-другому. Получился хороший сплав опытных игроков, новичков и легионеров.

— И спустя полгода вы вернулись в Харьков…

— Поступило предложение от Металлиста, я его принял. Вернулся в команду, которая стала для меня родной.

— Маркевич хотел вас подписать, еще будучи тренером Карпат?

— Откуда у вас такая информация (смеется)? Да, это правда. Я приезжал в Карпаты еще перед первым приходом в Металлист. Но там какая-то странная ситуация случилась. Пробыл там неделю, прошел все сборы, поговорил с Маркевичем. Мирон Богданович сказал, чтобы я доиграл чемпионат, а он будет заниматься трансфером. Мы договорились. Я вернулся и ждал конца сезона, чтобы перейти в Карпаты. Сезон закончился, а трансфер не состоялся. Потом мне сказали, что Карпаты отказались.

Уже, будучи в Металлисте, я спросил у Маркевича, что тогда не получилось. Как обычно у нас все делается — команды договариваются об одной сумме, а когда доходит до конкретики, то цифра вырастает в два раза.

«Давайте забудем уже этот матч с Динамо в 1/8-й Кубка УЕФА»

— В ноябре вы играли против Черноморца, а через три месяца в Кубке УЕФА — против Сампдории и Динамо. Фантастика?

— Почему фантастика? Когда-то ведь нужно начинать. Я знал, куда перехожу и был готов к этому.

— Что ощущали, выходя на матч в еврокубках?

— Дополнительные эмоции, что-то новое. Полный стадион. Совсем другие ощущения от игры, накал. Сама атмосфера во время матча другая.

— Вы упомянули о способностях Маркевича как мотиватора. Какие еще у него сильные качества?

— Он хороший психолог, это его сильная сторона. У него свой тренерский стиль, неповторимый. Мирон Богданович внушал уверенность взглядом и словом. Не могу объяснить, как это ему удавалось, он умел подбирать нужный состав, вовремя нужные замены делать, умел это чувствовать.

— Ответный матч в Кубке УЕФА против Динамо. Металлист выигрывал — 3:1, но Нинкович прострелил, и от вашей ноги мяч залетел в ворота. 3:2 — и Динамо прошло в 1/4-ю. Что ощущали в тот момент?

— А вы как думаете?

— Разочарование и злость?

— Чуть больше. Давайте уже забудем этот матч. Сколько можно его вспоминать… У каждого бывают в жизни неприятные моменты. В моей карьере это, наверное, самый неприятный эпизод.

— После этого за кого болели в Кубке УЕФА? За Динамо или за Шахтер?

— Мне было все равно. Наверное, за Шахтер. Но это было так давно, что я уже точно не помню. Я вспоминал только об одном, о том, что произошло с нами. Что было дальше — уже неинтересно.

— За шесть лет в Металлисте вы поиграли со многими легионерами. Кто из них был самым дисциплинированым?

— Шавьер и Вильягра. Они отличались отношением на футбольном поле, полностью выкладывались. Не халтурили, работали без всяких «понтов». Всегда уважали соперника и просто делали свое дело. Это было красиво, и это было правильно.

— Клейтон Шавьер даже капитаном стал…

— Он каждую игру проводил на высоком уровне, забивал важные мячи. Его очень уважали в команде. Поэтому он и стал капитаном.

— А кто был самым проблемным легионером?

— Не могу сказать, что у нас были проблемные легионеры. Руководство находило с ними общий язык. Не было таких, которые отказывались играть и просили их отпустить. Проблем не было ни с кем.

— Джексон Коэльо много забивал со штрафных и дальними ударами. Не делился своим секретом?

— Он сам не знает, как у него это получалось. Подошел, ударил — забил. У него был настолько поставленный удар, что он мог забить с любой позиции.

— С его потенциалом он мог достичь большего?

— Особенно ранний Жажа, тот, что забивал Бешикташу. Вот тогда о нем начали говорить. Думаю, что если бы он относился к себе серьезнее, то мог бы достичь и большего.

— Хосе Соса до Металлиста поиграл в Баварии и Наполи. Такие люди способны многому научить наших игроков?

— По нему сразу было видно, что он игрок серьезного уровня. Он тактически правильно играл. Чувствовалось, что он лидер и способен повести вперед команду.

— С кем из легионеров вы больше всего общались?

— Мы дружили со всеми, и с бразильцами, и с аргентинцами. Единственный момент — это языковой барьер. Не обо всем поговорить получалось. Очень позитивный был Кристальдо. Больше удавалось общаться с ним, потому что он больше вникал в русский язык и знал больше каких-то слов. Фининьо тоже говорил по-русски, очень общительный парень.

Фото Николая БОЧКА

«Главными шутниками были Рыкун и Кристальдо»

— Кого болельщики любили больше всего?

— Девича считаем легионером или нашим (смеется)? Его, наверное, больше всего любили. У нас, как правило, больше любят нападающих. Основные симпатии доставались Девичу, Тайсону, Сосе и Марлосу.

— Кто был главным шутником и заводилой?

— Рыкун и Кристальдо.

— Рыкуна называли одним из лучших распасовщиков чемпионата…

— Пас он мог любой отдать, даже от своих ворот один на один вывести. О Саше уже и так много сказано. Каждый человек по-разному себя ведет. Но болельщики его очень любили. Игрок он, конечно, был высокого уровня, очень нестандартно играл.

— Когда Маркевич возглавил сборную Украины, были ли у вас шансы попасть в обойму?

— Тогда были. Ему не хватило времени. Думаю, что если бы Мирон Богданович больше тренировал сборную, тогда у меня был бы шанс. Раньше не было такого, как сейчас, когда в сборную вызывают из многих клубов. Играли футболисты Динамо и Шахтера, а также редкие представители других ФК. Сейчас просматривают всех кандидатов и многим дают шанс.

«Самые важными считались матчи против Днепра»

— Очень много матчей вы сыграли против Динамо, Днепра, Шахтера. Против какой из этих команд был самый серьезный настрой?

— На все эти матчи настраивался одинаково, настрой был запредельный. Просто на поединки с этими командами атмосфера подогревалась прессой.

— Что было важнее, матчи против Днепра или харьковское дерби?

— Против Днепра. У нас всегда были натянутые отношения. Об этих матчах много говорили, писали. Полные стадионы собирались.

— Часто ходили куда-то вместе всей командой?

— Да. И в пейнтбол играли, и в университеты ходили, со студентами встречались. Это было отличным способом привлечь болельщиков. Мы с радостью ходили на эти встречи.

— Вы играли с Марлосом в Металлисте. Как считаете, его натурализация — это верный шаг?

— Почему нет? Он проявил желание играть за Украину. Если он полностью будет отдаваться играм за сборную, игрок такого уровня может пригодиться. Он сейчас, как видите, в отличной форме, в каждом матче забивает или отдает. По техническим данным — он лучший игрок сборной.

— Сейчас в сборной нет забивного форварда. Активно говорят о Жуниоре Мораесе как о кандидате. Поддерживаете?

— Тяжело сказать. Постоянно говорят о нехватке форвардов. Будет Мораес — тоже будут говорить, что нет нападающих. Не помню, чтобы говорили, что у нас все в порядке с нападающими. Значит, нужно воспитать форвардов.

— В 2012 году Металлист показал свой лучший результат в еврокубках, пробившись в 1/4-ю Лиги Европы. И все-таки, какой Металлист был сильнее тот, что уступил Спортингу или Динамо?

— Тот, который проиграл Спортингу. И по игре, и по исполнителям. Это была очень сильная команда. Нам не повезло. Пенальти не забили, много моментов не реализовали в ответной игре. Если бы мы прошли Спортинг, то неизвестно, до какой стадии бы добрались.

«Когда узнали, что нас исключили из Лиги чемпионов — это был сильный удар»

— Тот сезон был лучшим в вашей карьере?

— Да. Мы тогда и серебряные медали выиграли. И результаты, и игра тогда были на высоком уровне.

— Сильно расстроились, что так и не сыграли в Лиге чемпионов? Хотя ПАОК прошли…

— Конечно. Все не один год ждали Лигу чемпионов, мечтали. Весь Харьков тогда об этом только и говорил. Когда узнали, что нас сняли — это был удар.

— А сейчас как? Шахтер в Харькове полюбили или Металлист остается в сердцах болельщиков?

— Металлист был и есть команда номер один в Харькове. Да, в еврокубках полный стадион ходит на Шахтер и поддерживает команду. Но это только на Лиге чемпионов. Все равно здесь в приоритете Металлист.

— Харьков сильно скучает по Металлисту?

— На каждом шагу только об этом и говорят. Люди скучают по эмоциям, по игре, по тем временам. Все сожалеют, что распалась такая команда. Но кроме сожалений, ничего нет.

— Вы забили 14 голов за свою карьеру. Какой из них самый памятный?

— Никогда не думал об этом. Для защитника любой гол важен, мы не так часто забиваем. Не стану выделять один. Я радовался всем голам, как первому.

— Когда вы почувствовали, что Металлист начинает сыпаться?

— Когда Маркевич покинул команду. Нам стали уделять меньше внимания. Если раньше мы встречались с руководством, то потом это все отошло на второй план, и это ощущалось. Но мы не думали, что все зайдет так далеко, что команда прекратит существование.

— Слышал, что у вас есть особенные бутсы, которые вы храните в личном музее.

— Были у меня одни бутсы, для меня они фартовые. Когда были важные матчи — я их надевал, и они мне приносили удачу. Я их долго хранил, постоянно зашивал. Они у меня были до конца карьеры. Рвались — я их сдавал в ремонт, берег их всячески.

— Вы завершили карьеру из-за большого количества травм?

— У меня одна травма. Колено постоянно болело. Я уже просто не мог бегать, операции не помогали. Врачи сказали, что пора заканчивать.

Больное колено — цена, которую приходится платить за яркую карьеру

— А сейчас, в повседневной жизни, колено беспокоит?

— Да, бывает. Больно ходить, а потом отпускает. Периодически возникают боли. Позволяю себе сыграть за ветеранов, а потом неделю нужно восстанавливаться, потому что болит сильно.

— Такова цена, которую приходится платить за яркую карьеру?

— А куда деваться? Могло такое случится, а могло и нет. Футбольная карьера дала мне многое, я ни о чем не жалею. Любого профессионального спортсмена возьмите — у всех есть проблемы.

— Помимо тренерского ремесла, вы еще руководите тремя спортзалами в Харькове?

— Можно и так сказать. Пытаемся харьковчанам привить любовь к спорту вообще и футболу в частности. Спорт в любом виде — это мое родное.

— Правда ли, что для игроков юношеской команды Металлиста вы сделали бесплатным вход в один из спортзалов?

— Да, время от времени ребята приходят, занимаются. Когда я начинал, не было таких условий, таких спортзалов. Если бы были, то я думаю, что это помогло бы очень сильно и мне, и другим спортсменам развить свои физические качества.

— Вы еще работаете в Федерации футбола Харьковской области. Какие там выполняете функции?

— Я член исполнительного комитета. Когда проходят собрания и есть какие-то вопросы относительно работы федерации и различных соревнований, то мы их рассматриваем и голосуем «за» или «против».

— Вы верите в возрождение Металлиста?

— Хочется верить. Но чтобы вернуть его на тот уровень, на котором он был — нужно очень много времени. Все мечтают об этом…

Никита ДМИТРУЛИН

Ярослав Ватаманюк: «О попадании в сборную Украины даже не мечтал»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.