Богдан Шершун. Часть 2. «Любил меня судья Абросимов. А все после одного эпизода…»

Экс-защитник сборной Украины Богдан Шершун вспомнил в интервью интересные моменты своих выступлений за украинские клубы

В первой части интервью КОМАНДЕ1 Богдан ШЕРШУН рассказал о первых шагах в большом футболе, выступлениях за московский ЦСКА, Днепр и сборную Украины. Предлагаем вашему вниманию вторую часть беседы с экс-защитником национальной команды. 

«Не жалею, что вернулся в Днепр»

— Как состоялось ваше возвращение в Украину?

— Меня интересовала возможность выступлений за сборную и приближавшийся чемпионат мира-2006. Хотелось быть на виду. Я не жалею, что вернулся. Днепр Протасова тогда хорошо играл, мало пропускали. Лишь по какому-то стечению обстоятельств я не поехал на мундиаль.

— Вы поработали в Днепре с Кучеревским, Тищенко и Протасовым. С кем из них было комфортнее?

— С Евгением Кучеревским и Вадимом Тищенко я не так уж долго проработал. С Протасовым легче всего было. Он пожил в Европе и, соответственно, пришел в команду уже как европейский тренер. Олег Валерьевич был спокойным, при нем не ощущалось какого-то напряга. Мне есть с чем сравнивать, ведь я застал еще те времена, когда практиковался заезд на базу за два дня до матча, все ходили перепуганные, нельзя было смеяться, нужно было думать только об игре.

— После поражения от Беллинцоны Протасов ушел, и команду принял Бессонов. При нем вы стали получать меньше игровой практики, за что он вас так невзлюбил?

— У каждого тренера свое видение. Владимир Васильевич решил омолодить состав, и мне, Олегу Шелаеву и Андрею Ещенко сказал, чтобы мы искали новые команды. Тогда, может быть, и были какие-то обиды, но сейчас я понимаю, что тренер видит по-своему.

«Заваров умел расслаблять»

— Тем не менее, вы перешли в Арсенал и в первом же сезоне забили гол в ворота Днепра. Что ощущали?

— Радость. Болельщики свистели, а я был рад, что доказал тренеру, что он зря на меня не рассчитывал. Попал после этого матча в сборную тура. Я еще играл не на своей позиции, а в опорной зоне. У Бессонова на послематчевой пресс-конференции спросили: «Ну вот же, Шершун сильнее ваших игроков, почему отдали?». Естественно, он ушел от ответа, как делают многие тренеры.

— Как работалось с Александром Заваровым?

— Классный мужик. При нем очень спокойно было. Он тоже человек из Европы, и играл, и тренировал за рубежом. Хорошая атмосфера была в команде, Заваров любил пошутить. Когда были важные матчи — умел расслаблять команду.

— Расстроились, когда его уволили?

— Считаю, что это было очень несправедливое решение. Заваров боится летать. Как-то мы летели из Турции со сборов в Киев. На два дня домой — и потом обратно в Турцию. Заваров не захотел возвращаться, к нему жена должна была прилететь, он решил остаться и ждать нас уже на месте. Президент Арсенала Вадим Рабинович начал звонить и спрашивать, почему Заваров не отчитался за сборы. Они повздорили по телефону, и Александра Анатольевича уволили. Придумали, что он пьяный был, что так и не было подтверждено. А потом Заварова еще и из сборной Украины накануне Евро-2016 убрали. Очень грустно это все.

— В сезоне-2009/2010 киевское Динамо принял Валерий Газзаев. Общались с ним после этого?

— Нет, не общались. Только в туннеле, перед киевским дерби — перекинулись парочкой фраз.

— В том матче вы получили красную карточку, при этом вам разбили голову…

— Любил меня рефери Евгений Абросимов. Меня удалили, потом я ему высказал все, что думаю, в довольно резкой форме, и он уже искал в следующих матчах, где мне дать карточку. Следующий матч против Динамо. Штрафной удар, я ввожу мяч, а Олег Гусев выставил ногу и не дал разыграть. Арбитр подходит ко мне и показывает желтую. Я спрашиваю, за что карточка, Гусев же не отошел. А судья в ответ говорит, что это я спровоцировал. Я тогда понял, что к чему. И еще в матче против Шахтера я получил удаление. Бегу, играю в корпус с Луисом Адриано, тот падает, и судья достает красную. Прямую красную, он расценил это, как фол последней надежды!

— Давайте вернемся к матчу против Динамо, которым руководил ваш бывший тренер. Мотивация была троекратной?

— Конечно. Хотелось показать свои лучшие качества. Но мы с Валерием Газзаевым после этого, наверное, и не общались.

«Кварцяному удивить меня не удалось»

— Благодаря чему Арсенал при Леониде Кучуке вышел на новый уровень?

— Кучук — очень сильный тренер. Что касается тактики — вообще гений, как я считаю. Думаю, что среди всех, с кем я работал, по тактической части Кучук — номер один. На теории два часа и на тренировке 40 минут он уделял исключительно тактике. Мы знали, куда бежать при любых обстоятельствах, научились читать, как будет действовать соперник в той или иной ситуации.

— Вы ушли из Арсенала за год до краха клуба. Чувствовали, что близится конец?

— Да, уже тогда начинался развал. И тут мне позвонил Виктор Уляницкий и позвал в Кривбасс. Я согласился. Приезжаю, и тут главного тренера Юрия Максимова убирают, а вместо него ставят Кварцяного. Виталий Владимирович две недели поруководил, захотел устроить революцию. Руководству это не понравилось, и Кварцяному пришлось уйти. Вместо него команду принял Олег Таран.

— Какие слова находил Таран, что футболисты Кривбасса играли полгода бесплатно?

— Он наоборот, не искал никаких слов, все прекрасно понимали ситуацию, да и мы сами настоящий кураж поймали, очень везло в матчах. Один матч выиграли, потом два, три — обрели уверенность. И так по накатанной пошло, нас было не остановить. Случалось, что и третья сторона мотивировала, ведь мы были голодные, холодные — без горячей воды на базе, без питания. Ко всему этому, многие хотели засветиться и перейти в более сильный клуб.

Но в итоге Кривбасс не поехали на игру в Луцк, нам засчитали техническое поражение, и Черноморец опередил нас по разнице мячей. А ведь могли и в еврокубки попасть, при такой-то ситуации.

— Тогда актуальным был маршрут ДнепрАрсеналКривбасс, многие футболисты по нему прошли…

— Да, мы тогда как раз у Днепра выиграли, и вскоре Игорь Коломойский отказался от Кривбасса. Хотя он всегда приветствовал это, Арсенал и Кривбасс регулярно отбирали очки у Днепра.

— Многие из тех, кто ушел из Кривбасса, не затерялись в других клубах…

— Да, Виталий Лисицкий, Павел Пашаев, Сергей Самодин и еще многие другие не затерялись. Михель Бабатунде тоже хорошо обосновался, на чемпионат мира съездил. У меня тогда сорвался переход в Черноморец. Роман Григорчук рассматривал меня, Лисицкого и какого-то защитника-иностранца. Но в таких моментах футбол иногда отходит на второй план, когда агенты тренеру предлагают игроков и зарабатывают.

— Не побоялись на закате карьеры ехать в Луцк к Кварцяному?

— Он знал меня по Кривбассу. Я понимал, что с ним тяжело работать. На тот момент не было конкретных вариантов, и я согласился. Условия хорошие предложили.

— После школы жизни Газзаева Кварцяному удалось вас чем-то удивить?

— Если честно — нет. Не было такого, чтобы я падал и умирал от усталости. Тем более, я уже со многими тренерами поработал. Это молодым тяжело с ним было. Он ведь только молодых и воспитывал, мог проверить ногой, есть ли щиток на ноге (Смеется. — Прим.авт.). А со «стариками» он общался нормально. Ну, иногда мог высказаться смачно.

— Вы выступали за Днепр, Арсенал, Кривбасс и Волынь. Их всех постигла схожая участь…

— Ничего удивительного, это же все была одна структура.

— Что ощущает футболист, когда наступает момент завершить карьеру?

— Нужно определиться, что делать дальше. Я решил остаться в футболе. Решение об окончании карьеры далось мне легко, депрессии не было. Я сам хотел уже закончить, подустал слегка. Конечно, были варианты продолжить играть, звали Габала, тбилисское Динамо. В Грузии предложили странные условия: не выходим в еврокубки — контракт разрывается. Я не подписал, и они как раз в первом раунде вылетели. В общем, несерьезное предложение.

«Свой самый важный гол забил Зениту»

— Назовите свой самый важный гол в карьере.

— В Питере в ворота Зенита. Этот гол очень помог ЦСКА в борьбе за чемпионство.

— Кто самый сильный форвард из тех, против кого играли?

— Мне легче было противодействовать мощным игрокам, типа Луки Тони. А вот с футболистами невысокого роста тяжеловато приходилось. Отмечу, пожалуй, Андрея Аршавина и Александра Кержакова. Еще играл против Фернандо Торреса, когда он уже в 19 лет стал капитаном мадридского Атлетико. В то время мы как раз противостояли испанцам в отборе к молодежному Евро-2004. Наш тренер Павел Яковенко как начал перечислять состав Испании, кто где играет, так мы обалдели слегка: Хаби Алонсо, Вальдес, Рейна в запасе, Дель Орно. Матч вышел очень боевым (11 желтых карточек. — Прим.авт.).

— Вы, кстати, в том матче капитаном сборной Украины были. А у испанцев — Хаби Алонсо.

— Очень жаль, что фото с матча нет, хотелось бы на всех посмотреть.

— Назовите самого сильного партнера по команде.

— Сергей Игнашевич и Андрей Русол.

— Анатолий Крощенко в одном из интервью утверждал, что вы на самом деле старше, чем по документам, это правда?

— О многих так говорят. Конечно, неправда. Интересно, с чего же он это взял? Я у него в сборной играл, а он спустя много лет говорит, что я старше. Бред какой-то.

«Есть победа в кубке области»

— На кого из зарубежных тренеров равняетесь и почему?

— Мне по душе Антонио Конте. Он привил Челси игру в три защитника, при атаке два крайних бегут в атаку, а трое остаются в защите. Получается — три защитника при атаке, а при обороне — пять. Но уже многие эту тактику начали использовать.

— Вы говорили, что не будете авторитарным тренером, а намерены использовать европейский подход. В чем же он состоит?

— Не собираюсь никого напрягать. Идеал — кнут и пряник. Все должно быть на основе взаимопонимания, но при этом игроки обязаны уважать тренера. А он, в свою очередь, должен уметь расслабить команду.

— У вас уже есть достижения в качестве тренера?

— Да, уже есть победа в кубке области. Это был интересный период. Хотелось с чего-то начать, попробовать себя в этом деле. Но это не тот уровень, к которому я стремлюсь. Если и дальше будут лишь такие предложения, то я, конечно, не буду работать. Хочу возглавить команду мастеров. Есть желание тренировать команду каждый день, а не встречаться с футболистами за два дня до игры.

— 10 лет назад было проще найти работу в качестве тренера?

— Команд было больше, рынок — шире. А сейчас только 12 команд в Премьер-лиге, да и в первой и второй лигах клубов серьезно поубавилось.

— Какими качествами должен обладать тренер?

— Он должен быть авторитетом для игроков. Если этого нет, то нет и смысла тренировать. Иначе они ведь не будут его воспринимать, а будут делать, как захотят.

«Хотел бы встретиться с Конте»

— По вашим аккаунтам в соцсетях можно сделать вывод, что вы любите теннис и бокс.

— Бокс? Не сказал бы. А вот большой теннис — это хобби. Выигрывал как-то любительский турнир. Сергей Ребров, кстати, же тоже участвовал в турнирах. Часто с ним играли. Знаю, что Максим Шацких и Александр Хацкевич тоже играют в свободное время. Начал заниматься теннисом после завершения карьеры футболиста.

— Что любите почитать?

— Еще на тренерских курсах нам дали много футбольной литературы. О тренерской карьере, как развивать футболистов, как подбирать исполнителей, выбирать среди них по антропометрии, по координации. Очень интересно. А вот автобиографии тренеров и футболистов не читал.

— Многие футболисты коллекционируют футболки, вы в том числе?

— Да, занимался этим, когда играл. Много их у меня. Поменялся после матча против Италии с Марко Матерацци, это уже после того инцидента с Зинедином Зиданом было. Еще есть футболка Манише, с тех времен, когда он за Порту играл, а я за ЦСКА, а также Рикарду Карвалью из Челси.

— Если бы была возможность пообщаться с любым человеком на ваш выбор за чашечкой кофе, кто бы это был?

— На данный момент я бы предпочел пообщаться с кем-то из тренеров, это бы принесло пользу моей тренерской карьере. Хотел бы встретиться с Антонио Конте, послушать его мнение по интересующим меня вопросам.

— Судя по вашему инстаграму, вы любитель путешествовать. Где уже успели побывать?

— Недавно в Барселоне оказался, хотел попасть на матч, а попал на референдум. Еще был в Мадриде на дерби Реала и Атлетико, когда Криштиану Роналду хет-трик оформил. Не ожидал, что в испанской столице так круто, все-таки этот город не пользуется такой уж популярностью среди туристов.
Был также в Амстердаме, во Флоренции.

— Приходилось слышать такую фразу: «Я был в 85-ти странах мира, но не видел ничего». Это про футболистов?

— На сто процентов. Прилетели на игру, заселились в гостиницу. На следующий день — на стадион. Только и видишь — отель и арена. Как-то раз с Днепром играли против Фиорентины во Флоренции. Все говорили — такой классный город, а я вообще ничего не заметил. Потом как-то приехал туда на три дня погулять, и столько увидел, что поразился.

— А какой из стадионов впечатлил больше других?

— Камп Ноу и Сантьяго Бернабеу — большие, хоть и старые. Мне больше понравились музеи этих команд, Барселоны и Реала. В Мюнхене впечатлила Альянц-Арена.

— За кого в Европе болеете?

— Болею только персонально за Месси. Хочу, чтобы он побил все рекорды и выиграл в итоге чемпионат мира.

Никита ДМИТРУЛИН

Самое необычное интервью Лионеля Месси, где почти нет места футболу…

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения

Комментировать

(обязательно)

(обязательно)

14 + 3 =