Анатолий Демьяненко. Часть 2. «Ринкона оштрафовали на 100 тысяч долларов»

Вашему вниманию — вторая часть интервью с легендарным капитаном киевского Динамо, посвященного 90-летию клуба

Фото Николая БОЧКА

— Анатолий Васильевич, тренерская работа отнимает много нервов. От этого, наверное, и поседели?

— Не знаю. Первые седые волосы на моей голове появились еще в 25 лет.

«Моя фамилия не Демьяненко»

— К тому времени друзья уже называли вас Мулей?

— Это прозвище прилипло ко мне еще лет с шести. К моему старшему брату Володе приходил в гости сосед, живший этажом выше. Фамилия его была Муравский, а во дворе его звали Мурик. Но поскольку букву «р» я не выговаривал, то называл его Мулик или Муля. Вот с тех пор самые близкие друзья и величают меня не Толиком, а Мулей.

— А это правда, что ваша фамилия… не Демьяненко?

— Чистая правда. Настоящая — Демяненко, без мягкого знака. Но я уже привык, хотя и сейчас в паспорте (в русскоязычном варианте) у меня написано «Демяненко». Однажды из-за этого мягкого знака у меня были серьезные неприятности. В составе сборной СССР я из Москвы летел куда-то за границу, и из-за неразберихи с моей фамилией рейс задержали на целых два часа. Звонили в МИД, добивались специального разрешения…

— Был в вашей биографии момент, когда вы полгода в родном Днепропетровске работали на заводе… слесарем-инструментальщиком. Значит, скажем, починить машину для вас не проблема?

— Да, могу колеса поменять или масло, а еще — бензин залить (улыбается)…

— Свой первый автомобиль помните?

— Волга. Двадцать четвертая. Недолго на ней ездил — слишком большая была. Потом пересел на жигули, восьмерку. Нас, динамовцев, ставили в льготную очередь, и мы могли купить себе машину. Уже позже я обзавелся мерседесом и с тех пор немецким авто не изменял.

— Немецкий футбол вам наверняка тоже нравится?

— Конечно.

—А как же итальянский? Ведь в 1988 году после успешного выступления сборной СССР на чемпионате Европы на вас имела виды Рома…

— Тогда за границу еще не отпускали. Вольную дали только через год. Но я получил травму и на целый сезон выбыл из строя. Хотя за рубежом я все же успел поиграть, пускай и не в таких именитых клубах, как римский. Сначала был немецкий Магдебург. Но после объединения Германии моя команда не смогла выполнить поставленную задачу, и прозябать в низшем дивизионе не было смысла. Я переехал в польский Видзев. Вскоре там возникли финансовые проблемы, и пришлось вернуться домой.

«Любили Леонова, дружили с Кузнечиком»

— За полтора десятка лет профессиональной карьеры вам доводилось играть против многих мировых звезд — Диего Марадоны, Зико, Мишеля Платини… Не робели перед ними?

— Помню, как весной 1982 года мы проводили товарищеский матч с аргентинцами. Перед игрой я попытался завести Андрея Баля, которому предстояло персонально опекать знаменитого Диего Марадону. «Ну, Андрюха, — говорю, — задаст тебе Марадона». «Или я ему», — спокойно парирует Баль. «Так он же новый Пеле!» — никак не угомонюсь. «А я — старый Баль!» Тогда мы посмеялись, а «старый» в итоге наглухо закрыл аргентинскую звезду, и мы сыграли с действующими чемпионами мира вничью — 1:1.

— Вы объездили полмира. А остались страны, в которых вам непременно хотелось бы побывать?

— Раньше мечтал посетить Японию и Австралию. В Японии я, работая в тренерском штабе сборной Украины, уже побывал. Остался Зеленый континент. Говорят, там очень красиво.

— В былые времена за рубежом успевали отовариваться?

— Конечно. Помню, в 1982 году после чемпионата мира в Испании привез телевизор и видеомагнитофон.

— На том мировом первенстве у советской сборной была солидная группа поддержки…

— Да. Для поднятия боевого духа советской команды на Пиренеи вместе с нами отправились знаменитые актеры Евгений Леонов и Михаил Ножкин. Михаил Иванович еще и песни писал. По вечерам мы собирались на улице, и он нам пел под гитару. А Евгений Павлович, царство ему небесное, рассказывал разные смешные истории. Он был нашим любимцем…

— С кем еще из актеров или музыкантов вы знакомы близко?

— Мы с Бессоновым и Балем дружили с Сережей Ивановым, знаменитым Кузнечиком из фильма В бой идут одни «старики». К сожалению, он умер очень рано, в 48 лет. В прекрасных отношениях я был и с солистом группы Браво Валерием Сюткиным.

— В детстве, кроме футбола, вы еще и хоккеем занимались. Давно на коньках стояли?

— Раньше вместе с дочкой ходили на каток, на АТЭК. Даже после большого перерыва катался уверенно. Так что хоть сейчас клюшку в руки — и на лед!

— А как вы увлеклись горными лыжами?

— У нас еще в Днепропетровске была горка, там мы в детстве и катались. А серьезно горными лыжами увлекся в 90-е в Андорре. Наши друзья-голландцы ехали туда, позвонили и предложили присоединиться.

— Анатолий Васильевич, первым вашим домом в столице было общежитие?

— Да. Но вскоре мой друг Володя Бессонов позвал меня в свою холостяцкую квартиру на улице Урицкого. Там я прожил полгода, пока на той же улице не получил свое однокомнатное жилье. Помню, сам себе готовил. У меня в соседнем гастрономе был знакомый мясник. Всегда мне хорошее мясо оставлял. Приду домой, отобью кусок, посолю, поперчу — и на сковородку. Такая вкуснятина!

Позже, уже в 1986 году, я переехал в двухкомнатную квартиру на Тургеневской. Кстати, жил на одном этаже с Игорем Белановым, которому, как человеку женатому и с ребенком, выделили трехкомнатную.

— Гнобили холостяков?

— Еще как (улыбается)! Женатые заезжали на базу за два дня до игры, а мы там куковали уже за трое суток.

— Некогда и гульнуть было?

— Успевали (улыбается). А если серьезно, то в те годы и соблазнов-то особых не было. Это сейчас — ночные клубы, дискотеки, другие развлечения… А мы только в рестораны и могли пойти, да и те в 11 часов вечера закрывались. Кроме того, нас контролировали. Помощник Валерия Лобановского, Михаил Коман, частенько приезжал домой к холостякам и проверял, на месте ли мы. Иногда, бывало, контролеры даже под подъездом нас дожидались…

«Как у Бессонова с Фетисовым и Касатоновым чай пили…»

— Вместе с Владимиром Бессоновым и Андреем Балем вы дружили со знаменитыми советскими хоккеистами Вячеславом Фетисовым и Алексеем Касатоновым. А что за неприятная история приключилась с ними во время одного из приездов в Киев?

— В 1989 году московский ЦСКА приехал на игру с Соколом, и мы пригласили ребят к себе в гости. Посидели у Володи Бессонова, поужинали, и они уехали в гостиницу. А уже утром мы узнали, что Фетисов на автостоянке подрался с охранником. К Бессонову после той истории даже телевизионщики приезжали, допытывались, что мы делали у него дома. Он ответил, что пили чай с тортом. Через день после выхода передачи к Бессонову подошел Лобановский: «Включаю телевизор. Слышу, что в одной компании сидели Фетисов, Касатонов, Бессонов, Демьяненко, Баль. И… чай пили. Как-то, Вова, неубедительно».

— С чувством юмора у Валерия Васильевича был полный порядок?

— Конечно. Помню, летели мы после зимнего турнира из США, и в duty-free Лобановский увидел, как один из футболистов покупает бутылку водки. «Зачем тебе она?» — спросил Васильич. «Да вот, знакомым хочу подарок привезти», — нашелся игрок. «В Москве покажешь…» — произнес Лобановский и отошел.

Фото Николая БОЧКА

— Когда вы сами возглавляли киевское Динамо, наказывали футболистов?

— Не без этого. К примеру, Диого Ринкон как-то опоздал из отпуска на целых 10 дней да еще 10 кг лишнего веса из Бразилии привез. Этот непрофессионализм обошелся ему в 100 тысяч долларов штрафа.

— Серьезная сумма…

— Немаленькая. Но ведь и зарплаты у нынешних игроков не копеечные. Это мы в свое время были счастливы, когда за победу в Кубке кубков получили по 522 доллара…

Юрий САЙ, Факты, специально для КОМАНДЫ1

Анатолий Демьяненко: «Долго отказывался переходить в Динамо»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения