Моя жизнь в сборной. Сергей Ребров: «Матч на Уэмбли стал для меня памятным»

Бывший нападающий сборной Украины Сергей Ребров вспоминает матчи в главной команде страны, сыгранные в 2000-м и 2001 годах
Валерий Лобановский совместил работу в Динамо с работой в национальной сборной Украины. Фото Николая БОЧКА

Фото Николая БОЧКА

В нашем проекте «Моя жизнь в сборной» легендарный форвард киевского Динамо Сергей Ребров продолжает делиться своими воспоминаниями о выступлении в национальной команде страны. В четвертой части вашему вниманию предлагается история сине-желтых в отборочном турнире ЧМ-2002. Моя жизнь в сборной. Сергей Ребров. 1 часть (1992 — 1993) Моя жизнь в сборной. Сергей Ребров. 2 часть (1996 — 1997) Моя жизнь в сборной. Сергей Ребров. 3 часть (1998 — 1999)

«Сборная не должна формироваться на базе одного клуба»

— Назначение Валерия Лобановского на пост главного тренера сборной Украины стало настоящим событием для всей футбольной общественности, — говорит Сергей Ребров. — Хотя я не могу сказать, что футболисты сразу почувствовали какие-то кардинальные изменения. Во-первых, мы, динамовцы, хорошо знали все требования наставника, а, во-вторых, при Йожефе Сабо национальная команда играла примерно в такой же футбол. Хотя, конечно, Лобановский — это была величина, и его приход в сборную не мог не повлиять на нашу мотивацию. Костяк команды по-прежнему составляли представители Динамо, и в той ситуации совмещение тренером двух постов было, наверное, оправданным. Но я все равно считаю, что сборная — это коллектив всей страны, и там не должно быть какого-то базового принципа. Да, нам не нужно было перестраиваться в отношении требований к тренировкам и играм, мы были сыгранны, хорошо понимали друг друга. Но в конечном итоге сборная Украины снова не смогла добиться результата. Можно говорить о том, что нам не повезло с жеребьевкой в плей-офф, но на этот раз была такая группа, в которой нужно было занимать первое место, а мы его, считаю, сами подарили полякам…

«После выписки из больницы сдавал… тест Купера»

Безусловно, Валерий Лобановский оставил в моей жизни ярчайший след, и я ему за многое благодарен. В тот момент, когда мы выступали под его руководством, команда демонстрировала очень прогрессивный футбол. Тренер всегда шагал в ногу со временем, а иногда его даже опережал. Многие принципы, которые он закладывал, актуальны сейчас и будут актуальны всегда. Мне очень приятно, что Лобановский в любой ситуации мог на меня положиться. Не только в плане активности в атаке, но и в отношении работоспособности в обороне. Каждый день при нем ты брал от футбола что-то новое — это была настоящая школа. На первом месте у нас всегда стояла дисциплина — на поле, в раздевалке, в быту. Тренер умел найти правильные слова, мог пошутить. У него получалось не только заряжать команду, но и разряжать ее (улыбается). Хотя был у меня и не очень приятный, как мне тогда казалось, случай. Я долгое время лежал в инфекционной больнице, переболел тяжелым заболеванием. Две недели с кровати не вставал! Приезжаю на базу, а Валерий Лобановский, убедившись в том, что я хорошо себя чувствую, говорит: «Ты не бежал Купера». Думал, он шутит, но когда ко мне подошел Алексей Михайличенко и сказал: «Поехали на стадион Динамо», понял, что все очень серьезно… Мы тогда вместе с Андреем Шевченко этот норматив сдавали. Дождь льет как из ведра, а мы с Шевой бежим такие счастливые (улыбается). Конечно, я был недоволен. Расстроился. Не понимал, как такое возможно и зачем это нужно. Хотя ни слова не сказал тренеру. Когда через три недели команда стартовала в Лиге чемпионов, и мы начали забивать голы, мое мнение, конечно же, поменялось сразу.

«Тогда впервые встретился с Солом Кэмпбеллом»

В процессе подготовки к отборочному турниру ЧМ-2002 мы провели контрольную встречу с Англией. Мне запомнился этот матч, несмотря на поражение со счетом 0:2. С такими сборными всегда было приятно играть, но перед этим поединком в Лондоне был серьезный ажиотаж. Дело в том, что это был последний матч на Уэмбли перед его закрытием на реконструкцию. Трибуны были заполнены, люди хотели сохранить на память билеты — у английских болельщиков много хороших традиций. Помню, играл тогда против Сола Кэмпбелла, с которым потом выступал за Тоттенхэм. Перешел в этот клуб, кстати, как раз после того самого спарринга. Когда мы летели в Лондон, все детали контракта были, кажется, уже утрясены. Конечно, этот переход поменял мою игру, у меня появились новые требования, и это не могло не сказаться на моих действиях в сборной. Впрочем, неизменным осталось отношение к национальной команде — это была для меня большая честь, я всегда приезжал туда с настроением и желанием. Даже когда начал испытывать определенные проблемы с игровой практикой.

«Все думали: «Только бы не Германия»

В первом же матче отборочного турнира нас ждало большое разочарование — домашнее поражение от Польши со счетом 1:3. Помню, что проиграли мы все-таки не по делу, допустили много грубых ошибок, а сами не реализовали не меньше пяти железных моментов. В том цикле у нашей сборной было достаточно ничьих в ситуации, когда она владела преимуществом. Я не могу сказать, что мы как-то перестраивали свою игру — скорее, это соперники нам сознательно отдавали мяч, и в таком позиционном футболе возникало много проблем. Противники уважали сборную Украины, а некоторые даже побаивались ее, но в контроле мяча мы не сильно преуспевали. Второе место в группе как-то вырвали, и это после серии неудачных матчей было неплохо. Перед жеребьевкой плей-офф все думали: «Главное, чтобы не попалась Германия», но в итоге пришлось играть именно с этой командой. Конечно, после Хорватии и Словении это был сложный жребий. И если в Киеве мы дали хороший бой немцам, могли даже победить, то в ответном поединке шансов особо не было. Я бы даже провел параллель с нашим противостоянием с Баварией в Лиге чемпионов в 1999 году. Да, сказалось отсутствие травмированных игроков, но решающим фактором стали стандарты — в двух матчах мы пропустили поле них три мяча. В Дортмунде я не попал в основной состав, был расстроен, но еще больше все мы оказались огорчены тем, что и третья наша попытка поехать на крупный международный форум не увенчалась успехом. Пришлось опять запасаться терпением…     Евгений ГРЕСЬ Продолжение следует. Моя жизнь в сборной. Андрей Шевченко: «Прилетал в Киев — и сразу к Лобановскому»

Лента новостей