Интервью из прошлого. Виктор Леоненко: «Пиво давно не пью»

12.02.2021 20:03

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Сегодня герой проекта — экс-нападающий киевского Динамо и сборной Украины Виктор Леоненко. Беседа состоялась летом 1996 года.

Виктор Леоненко: «Меняю пиво на кока-колу»

Побеседовать «за жисть» с одним из самых популярных форвардов страны Виктором Леоненко ныне непросто. И де­ло вовсе не в том, что Виктор не жалует нашего брата журна­листа. Отнюдь, он и раньше весьма охотно шел на контакт с представителями масс-ме­диа, а нынешним летом, побы­вав в их шкуре, помогая ком­ментировать на ICTV матч Че­хия — Италия, и вовсе проник­ся уважением к нелегкому тру­ду журналиста. Все объясняет­ся значительно проще. Дома Виктора сейчас практически не застать. Жизнь футболиста в этот напряженный период под­готовки к ответственным европейским стартам протекает, в основном, между стадионами и базой, и в семье Леоненко сей­час редкий гость.  

— Вроде бы раньше так ни­когда не было. Казалось, ко­манд в лиге меньше стало, и можно будет вздохнуть свобод­нее, ан нет. После игры пере­ночевал дома, затем баня пол­дня, на следующий день две тренировки, потом заезд на ба­зу, снова игра, и опять все сна­чала.  

— Тяжело?  

— И не говорите. Но ребята не ропщут, работают. Все пони­мают, что поставленные задачи требуют и подготовки соответ­ствующей. И все же хотелось бы бывать дома почаще.  

— Что, так база опостыле­ла?  

— Да нет, там совсем непло­хо. Недавно вот автоматы игро­вые поставили, дартс есть, бильярд, нарды. Но с домом все это не сравнить.  

— Команда готовится серь­езно, но игра ее, по крайней мере в двух увиденных воо­чию киевских матчах, не вдох­новляет.  

— Нам вообще тяжело иг­рать в Киеве, где все соперни­ки против нас закрываются. Тем более сейчас, когда физи­ческое состояние еще не очень.  

— Травмы старые беспо­коят?  

— Да нет, с этим пока, тьфу-тьфу, проблем нет. Но вот лег­кости пока былой не ощущаю.  

— Вес лишний, наверное? Помнится, Сабо тебя всегда за это ругал.  

— Вес как раз в норме, игро­вой. 76 с половиной кило, как положено. Всегда играл с ним, и чувствовал себя нормально. И сейчас вес этот держу.  

— Сложно держать-то? Ди­ету соблюдаешь?  

— Да какая диета. На базе кур ем да рыбу, в основном, до­ма на фрукты да овощи нале­гаю, салаты. Арбузом люблю полакомиться. Сейчас вот к ко­ка-коле пристрастился.  

— А как же любимое пиво? Судя по тому, что раньше о те­бе писали, большего любите­ля этого благородного налит­ка надо было еще поискать.  

— Вот-вот, судя по тому, что писали... Многое писали... А пиво я уже давно не пью. Бросил с начала мая, и желания вновь начать пить его нет. Так что в этом отношении я чист. Пред­видя дальнейшие вопросы, сразу скажу, что не кодировал­ся и не подшивался, просто бросил. И хотел бы эту тему за­крыть.  

— Вес, значит, в порядке, пиво не пьешь уже. А тренер все равно тобой недоволен бывает. Вот после кубкового финала говорил, что так и не научился Леоненко в офсайд не попадать.  

— А гол-то я тогда, между прочим, чистый забил. Да и не один я в офсайд попадаю — и Клинсманн с Ширером туда за­бегают. Ничего особо страшно­го в этом нет. И не всегда фор­вард в этом виноват. Иногда и партнер с пасом задерживает­ся. Основная причина недо­вольства, думаю, в другом — в голах. Точнее, в их отсутствии. Буду забивать — все будет хо­рошо, и претензий поубавится.  

— Четыре года назад ты дважды забил Рапиду. Сей­час забьешь?  

— Постараюсь. Если играть буду.  

— А что, можешь и не сыг­рать?  

— Всякое может случить­ся. Сейчас в Динамо неза­менимых почти не осталось. Людей много, и все очень сильные.  

— Скоро начнет свой сезон и сборная. Ты, кстати, в ее со­став входишь?  

— А я и сам не знаю. Трене­рам решать. Позовут — сыграю с удовольствием. Особенно с немцами и португальцами Хо­чется проверить себя на выс­шем уровне.  

— Уровень, что и говорить, выше некуда: чемпионы Евро­пы — не подарок. Ты, конечно, трансляции из Англии внима­тельно смотрел?  

— Да уж, и не по одному разу...  

— А раз пришлось оказать­ся и по ту сторону телеэкра­на...  

— Было дело. Позвонили мне, попросили приехать, и я, хоть и только домой пришел, от­казываться не стал.  

— И каково впечатление?  

— Тяжело очень. Высидеть полтора часа у экрана и рта не закрывать, причем не что попа­ло нести, а по делу говорить — работа не из простых.  

— Запись своего выступле­ния смотрел?  

— А как же?!  

— Понравилось?  

— Я лучше промолчу. Не мне судить.  

— Игры Динамо, которые транслируют в записи поздно вечером, тоже смотришь?  

— Стараюсь.  

— А газеты с отчетами о матчах Динамо читаешь?  

— Читаю, вот только о своих играх нечасто. Что я там могу узнать нового?  

— Мнение со стороны, на­пример. Разве не интересно?  

— Порой в газетах такие глу­пости пишут, что футболисты, читая их, со смеху падают. Да и оценки, бывает, удивляют — семерки, восьмерки, как будто человек по пять-шесть голов за игру забивает...  

— Кстати, сейчас стало мод­ным проводить всевозможные опросы, определяющие луч­ших — игроков, тренеров, су­дей. Мог бы ты назвать свой вариант пятерки лучших трене­ров Украины, точнее, конечно, четверку — начиная со второ­го места.  

— Намек понятен, но ирония здесь вряд ли уместна. По всем раскладам Сабо — лучший. Вы­играл в этом сезоне все, что можно было. Нравится мне еще немец Штанге. А с остальными я и не знаком вовсе.  

— Разве что с Фоменко, но отношения у тебя с ним не со­всем сложились.  

— Точнее, совсем не сложи­лись. Он меня и за футболиста-то не считал.  

— И с Газзаевым ты ссорил­ся. Но, говорят, приезжая дважды в Киев за Шевченко, он и тебя имел в виду как за­пасной вариант.  

— Честное слово, мне об этом ничего не известно. Я Ва­лерия Георгиевича не видел, и не общался с ним. Думаю, что если бы он строил в отношении меня какие-то планы, то хотя бы позвонил мне.  

— А из других зарубежных клубов предложения были?  

— Предложений — вагон. Но это вопрос не ко мне. Я здесь ничего не решаю. Решает клуб, а у меня с ним контракт до де­кабря 1997 года.  

Евгений Белозеров, Максим Симороз, 01.08.1996 

Лента новостей