Интервью из прошлого. Олег Саленко: «Шотландия разочаровала»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Сегодня герой проекта — экс-нападающий киевского Динамо Олег Саленко. Беседа, в которой футболист рассказывал о своей карьере легионера, состоялась летом 1996 года.

Фото dynamo.kiev.ua

...На днях я связался с форвардом Истанбулспора, только вернувшегося со сбора в Германии. Слегка удивившись, Олег с удовольствием согласился пове­дать читателям КОМАНДЫ о своем житье-бытье «за бугром».  

— Сейчас в Турции межсезонье. Мой Истанбулспор усиленно готовится к чемпионату, связывая с ним как никог­да большие надежды. Что касается ме­ня, то недавно я потянул заднюю мыш­цу бедра, теперь вот постепенно восстанавливаюсь.  

— Ваш переезд из именитейшего Глазго Рейнджерс в довольно скромный, даже по турецким меркам, Истанбулспор, без преувеличения, многими был воспринят с недоумением. Что под­вигло на столь неожиданный шаг?  

— После Испании сильно разочарова­ли как шотландский чемпионат, так и тамошний жизненный устрой. Мне было неинтересно играть в первенстве, где высокие задачи решают только два клу­ба. Поэтому, довольно скоро пресытившись Шотландией, я попросил руковод­ство Рейнджерс отпустить меня. Ес­тественно, если подвернется солидное предложение. Первоначально планиро­вал свое возвращение на Пиренеи, но в Испании в разгар сезона команды, же­лающей выкупить меня, не нашлось. Тут-то на горизонте и появился Истан­булспор.  

Копилку игр и голов в Глазго по­полнили?  

— А как же. За полсезона провел по­рядка двадцати игр, забил девять мячей. В составе Рейнджерс стал чемпионом Шотландии, но, свалив в Турцию, практически об этом забыл. Шотландский пе­риод вспоминаю крайне редко.  

— Перестроиться с техничного ис­панского футбола на жесткий силовой британский было не сложно?  

— Да нет. Дело в том, что Рейн­джерс — не типично шотландская команда. В ней играет достаточно при­личных игроков, любящих и умеющих комбинировать, которым не чужда тех­ника. Остальные же коллективы бьются не щадя живота своего, но — пока есть силы. Во втором круге чемпионата, когда середняки «сели» физически, ника­кого футбола в их исполнении не было и в помине.  

— В Рейнджерс вы играли плечо к плечу с героем недавнего чемпионата континента англичанином Полом Гаскойном. Любопытно, за пределами по­ля он такой же сумасбродный, как на поляне?  

— Пол — веселый человек, но его су­масшествие — это скорее лишь имидж, который нравится зрителям и который он постоянно поддерживает. В Англии Гаскойна любят не только как футболиста, но и как артиста, вот он и старается не разочаровывать публику. Вне поля Пол — вполне нормальный парень.  

— Успели с ним сойтись?  

— Да, наши домики находились ря­дом, поэтому с Газзой общался доволь­но часто.  

— На каком языке?  

— Ну, я немного знаю английский, вы­ручал и испанский, достаточно схожий с итальянским, который за время, про­веденное на Апеннинах, Гаскойн осво­ил отменно.  

— Вернемся еще на пару страничек вашей карьеры назад. Уход из Валенсии выглядел, мягко говоря, не очень логичным. Если не ошибаюсь, после Логроньеса с валенсианцами вы под­писали «крутое» в финансовом отноше­нии 5-летнее соглашение.  

— Об уходе из Валенсии жалею до сих пор, это было моей ошибкой. Я не очень ладил с тренером клуба Паррейрой, тут и вышли на меня шотландцы, с условиями даже покруче прежних. При­зывно замаячила и Лига чемпионов. Это и сбило с толку.  

Кто был инициатором трансфера?  

— Я и руководство Валенсии. В клу­бе никто не был против моего ухода, ни­кто не удерживал. Но скажи я тогда Рейнджерсу «нет», без вопросов ос­тался бы в Испании. А так... После двух­дневных переговоров с шотландцами мы ударили по рукам. О чем, повторюсь, жа­лею и поныне.  

— Если резюмировать испанский этап вашей карьеры, как его охаракте­ризуете?  

— Полтора года, которые провел в Логроньесе, считаю, мне удались. По­том, после чемпионата мира, была Ва­ленсия — команда амбициозная, наце­ленная на максимальный результат. По­началу и там все складывалось неплохо, но вскоре последовали разногласия с Паррейрой, да и клуб в целом не блис­тал. А затем косяком пошли травмы. По­следний сезон в Испании вряд ли можно занести мне в актив.  

— О ваших взаимоотношенияхс Пар­рейрой написано немало. И все же, неужели работа под началом наставника чемпионов мира ничем новым не обогатила?  

— Боюсь, что нет. Имея в своем рас­поряжении довольно приличный игро­вой ансамбль, Паррейра тем не менее результатов добился, скажем прямо, весьма посредственных. Он пытался привить Валенсии вкус к защитному, закрытому футболу, что в Испании — стране, где гранды исконно культивиру­ют атаку — было не понято. Тем паче, в отсутствие ожидаемого от работы Паррейры эффекта.  

— Поворошили прошлое, вернемся к делам сегодняшним. Турция не разочаровывает?  

— Конечно, после Валенсии, Рейн­джерс к Истанбулспору трудно привы­кнуть. Но чемпионат турецкий, скажу вам, на поверку оказался поинтереснее шотландского. Особенно с притоком в последнее время значительного числа иностранцев. Но, с другой стороны, здесь много закулисной игры, качество судейства, отношение к футболу порой оставляют желать лучшего.  

— Язык турецкий постигаете?  

— Нет, и не собираюсь. Тренер у нас немец, с ним, как и с его помощником швейцарцем, общаемся на английском. С бразильцем говорим на испанском. Есть в команде еще чех, с которым раз­говариваем на русском. А турецкий... Не нравится он мне.  

— Не так давно в тех краях товари­щескую встречу с турками проводила украинская сборная. Довелось увидеть игру?  

— Да, но турецкая команда проводи­ла матч не в оптимальном составе — без игроков Фенербахче и Галатасарая, участвовавших в финале Кубка Турции. Что вам сказать об Украине?.. Я, откро­венно говоря, ожидал от нее большего. Основу команды составляли молодые, в большинстве своем незнакомые мне ре­бята. У них, думаю, неплохие перспекти­вы, но пока на высшем уровне многие иг­рать еще не готовы.  

Пару слов о чемпионате Европы. Открыл он для вас что-то новое?  

— Нет. Футбол продолжает движение в сторону атлетизма, «физики», неред­ко — в ущерб интеллектуальной игре. Что лично меня не может радовать. Появилось много хорошо подготовленных функционально команд, которые все 90 минут носятся по полю, бьются, но на их фоне частенько теряются действительно неординарные личности.  

— Если вы не против, вопрос, который так и вертится на языке. Тур­ция — это надолго?  

— С Истанбулспором я подписал двухлетний контракт, и отпускать меня куда-либо президент клуба категориче­ски не согласен. Для него я — символ команды. Предлагали перейти в Галатасарай, но последним оказалось не по карману выложить пять миллионов «зеленых». А вообще я бы хотел вер­нуться в Испанию… И зовут ведь, но уж слишком нереальна для них сумма от­купных.  

— Киев не забываете?  

— Нет, что вы! Здесь у меня родители, брат, друзья. Навещаю их регулярно, раз в три-четыре месяца — точно.  

Олег Лысенко, 03.08.1996   

Лента новостей