Александр Рыбка. Часть 2. «Жадсон сказал, что меня сбросили с вертолета…»

25.08.2017 10:25
Вашему вниманию — вторая часть интервью с бывшим голкипером национальной сборной Украины Александром Рыбкой
Александр

Фото fcdynamo.kiev.ua

— Александр, осенью 2011 года ты был основным вратарем Шахтера и национальной команды, но в один миг все рухнуло как карточный домик. Тема твоей дисквалификации — табу в разговоре с представителями СМИ? — Вспоминать об этом большого желания, конечно, нет — это уже история. За это время я очень много потерял в спортивном плане. Тут тяжело подобрать слова, чтобы все это объяснить. Хотя правильно сказал Жадсон: «Твоя карьера стремительно шла вверх, а потом тебя будто сбросили с вертолета».

Александр Рыбка. Часть 1. «В Украине думают, что мы играем в колхозе...»

«Не могу я сам себя тренировать!» — В сложный период своей жизни понял, кто есть кто в твоем окружении? — Я не могу сказать, что от меня отвернулся кто-то из близких мне людей, но переосмыслил я за это время действительно многое. В коллективном виде спорта сложно, когда ты предоставлен сам себе. Да, есть такие футболисты, которые могут самостоятельно тренироваться, держать себя хоть в какой-то форме, но для меня это проблема. Ну не такой я человек! Не могу сам себя тренировать. Вот это было самое сложное. — С Шахтером нельзя было даже тренироваться? — Мы расторгли контракт по обоюдному согласию. — Клуб поступил некрасиво? — Я этого не говорил. Мне предложили новое соглашение сроком на три года, но меня оно не устроило. Разорвали действующий контракт, пожали друг другу руки и разошлись полюбовно. — Неужели не было команд, с которыми можно было поработать? — Почему? Были. Какое-то время тренировался с Оболонью, но тогда клуб уже разваливался, денег не платили, тренировочного процесса как такового не было. Но дело даже не в этом. Практически в любом коллективе в занятии принимают участие три вратаря. Я был четвертым, и когда шла основная работа, игровые серии, готовили, сам понимаешь, своих футболистов. Кое-какие кондиции набрал уже в Арсенале, когда там работал Юрий Бакалов. Канониры предлагали мне контракт, но потом интерес ко мне проявило Динамо, а от таких предложений не отказываются. Были и другие варианты, но я решил вернуться в родную команду.

«Лига чемпионов, Реал, Серхио Рамос — такая эйфория была…»

— В 30 лет карьера вратаря только начинается, согласен? — Да это все относительно. У каждого своя судьба. Кто-то начинает раньше, кто-то — позже. Так же и заканчивают. У каждого футболиста, будем говорить прямо, есть определенный срок годности. Повлиять на него, конечно, можно, но дело не в этом. Если ты играешь, то ты играешь, и возраст тут ни при чем. — Да, но киперы — особый случай. Виктор Носов часто говорил Андрею Пятову: «Пока сто голов не запустишь — играть не начнешь». Может, эти мячи для начала надо пропустить на более низком уровне? — Мне Пятов тоже об этом рассказывал, говорил, как его поддерживали в Ворскле в сложный период. Вот от наставника многое и зависит. Будет доверие — будешь с 20-ти лет играть. Нет его — не заиграешь и в 30.

Фото пресс-службы ФФУ

— Ты начал рано? — Раз выпускали, значит, так надо было. Я ни о чем не жалею. По-хорошему вспоминаю свой первый сезон в Динамо. Для меня это был большой опыт. — Дебют в Лиге чемпионов в выездном матче с Реалом, сумасшедший Серхио Рамос… — Да уж, голова тогда немного кружилась (улыбается). Внимания было очень много, надо было справиться с эйфорией. — Можешь сказать, что динамовская вратарская школа — лучшая в нашей стране? — Думаю, так и есть. Столько голкиперов оттуда вышло: Александр Шовковский, Вячеслав Кернозенко, Рустам Худжамов, Денис Бойко… Да всех не перечислишь! Вон в Ворскле сейчас Александр Ткаченко играет — он тоже из Динамо. Киевские вратари всегда пользовались спросом во всех командах. — Какой главный совет дал тебе Михаил Михайлов, по сути, основавший вратарскую школу в Украине? — Каждая тренировка была новым уроком. Мы много общались, это специалист с огромнейшим опытом, настоящий профессионал. У Михайлова все советы были важными, но основное, к чему он нас всегда призывал, — работать с максимальной отдачей на каждом занятии, в каждой серии, в каждом эпизоде. «Тогда в играх вы будете отдыхать», — в шутку говорил он.

«В Шахтер я переходил не из Динамо…»

— По-моему, ты — единственный футболист, которому довелось из Динамо попасть в Шахтер, а потом вернуться обратно… — Погоди (перебивает). Я в Шахтер переходил не из Динамо, а из Оболони. Считаю, что это далеко не маловажная деталь. — Александр, ты спокойно это переживал? — Абсолютно. Я думаю, что весь ажиотаж вокруг подобных переходов больше для болельщиков. Профессионалы меня поймут. Ребята, с которыми я играл в Киеве и в Донецке, ни одного слова по этому поводу мне не сказали. Бывало, шутили, но не более того.  — Читал интервью Рустама Худжамова, который не скрывает, что ему было немного обидно, что он оказался не нужен родному клубу? — Да, читал, но его слова я обсуждать не хочу. Хотя у меня была похожая история. Я выступал за Оболонь, у меня появились другие варианты продолжения карьеры, одно из предложений поступило от горняков, я согласился и подписал контракт. Думаю, ни один футболист ни отказался бы перейти в команду, которая выступает в Лиге чемпионов. Вот если бы у меня был выбор — Динамо или Шахтер, а я предпочел Донецк, тогда меня могли бы осуждать, а так… — Проблем с возвращением в Динамо не было? — Вообще никаких. Киевский клуб поступил очень солидно. Моя дисквалификация заканчивалась зимой, многие команды что-то обещали, просили подождать, но динамовцы вернули меня, по сути, за полгода до окончания штрафных санкций. — В Шахтере, говорят, тоже все очень солидно по отношению к футболистам. Горняки сразу удивили широтой размаха? — В эту команду я попал, думаю, на самом пике развития клуба. Там было все! Я не хочу никого ни с кем сравнивать, но тогда в Донецке уровень был высочайший во всем. — Бразильцы в то время действительно были там фигурами особенными? Сейчас их Паулу Фонсека хоть как-то воспитывает… — Я не могу сказать, что им прямо-таки все прощалось, но свой вес в коллективе они имели. Хотя ребята они отличные, пренебрежительно ни к кому не относились. Уважение всегда присутствовало, мы ведь делали одно общее дело.

«Шовковский и Пятов — настоящие профи»

— Долгое время ты конкурировал с двумя легендарными голкиперами Украины — Александром Шовковским и Андреем Пятовым. В чем их феномен? — В высочайшем уровне профессионализма — в тренировках, в играх, в быту. Каждый футболист должен хорошо понимать, когда ему можно расслабиться, а когда — поднапрячься. Плюс стабильность и уверенность. Доверие тренеров тоже многое значило. — Николай Павлов часто говорит, что вратари — самые ответственные люди. Правильно? — На сто процентов! Ошибки голкиперов — они ведь особенные и видны всем. Нападающий может 10 раз не забить, а потом поразить цель — и он на коне. Вратарь отразит 10 ударов, но допустит одну ошибку — и он главный виновник поражения. Свежий пример — Максим Коваль. В выездном матче с Янг Бойз он столько раз спасал свою команду, а в конце допустил обидный промах… — Вратарей в коллективе мало, и к ним со стороны коллег всегда было особенное отношение. Ты на себе это прочувствовал? — Конечно (улыбается). Нас всегда травят, шутят — я к этому спокойно отношусь. — Какой у тебя в жизни был по-хорошему бесшабашный поступок? — Да я так с ходу и не вспомню. — С парашютом прыгал? — Нет (улыбается). Жена прыгала, я видео посмотрел и сразу решил — никогда в жизни этого не сделаю! —За пределами поля вратарская реакция часто помогала? — Да всякое бывало. За рулем точно помогала.

В нынешнем сезоне Александр Рыбка стал основным вратарем турецкого Карабюкспора

«Не знаю, где в Турции накопать червей»

— Сколько у тебя пар перчаток? — Сейчас — четыре. Две — тренировочные, две — игровые. Но они у меня не задерживаются, все время кому-то раздаю. База Карабюкспора находится прямо в городе, и на тренировки всегда приходит не меньше полусотни болельщиков. Так они постоянно что-то просят. Вот я им перчатки частенько и отдаю. — Раньше говорили, что вратарь ни за что не должен давать примерять кому-то свою игровую амуницию. Ты как к этому относишься? — Спокойно. Коль тебе суждено пропустить, значит, пропустишь… — Знаю, что ты — рыбак. В Турции часто проводишь время с удочкой? — Не был еще, но желание есть. У нас возле города есть озера, там можно ловить. Наш повар с базы туда часто ездит. Правда, я не знаю, где червей накопать (улыбается). Придется ловить на горох или на кукурузу. Я ведь не профессиональный рыбак — так, любитель. Не то что Виктор Вацко. Недавно смотрел передачу «Рыбалка со звездой», так он там такие чудеса вытворяет… Потом переписывался с ним, и он меня рыбацкой терминологией сразу загнал (улыбается). — Александр, скоро пауза в чемпионате. Планируешь прилететь? — Да. Мы 25 августа играем, потом три дня еще тренируемся, а потом будут выходные. Повезло, что попаду к дочке на 1 сентября. Но матч сборной Украины с Турцией буду смотреть уже здесь. Евгений ГРЕСЬ

Вячеслав Кернозенко: «Пришлось заново учиться ходить»

Лента новостей