20. Хорватия — Украина

25.03.1995
Загреб, Максимир
20. Хорватия — Украина
4:0
Голы: Бобан (13), Шукер (21, 79), Просинечки (70, с пенальти).
Хорватия: Ладич, Юрчевич (Влаович, 80), Ярни, Павличич, Йеркан, Билич, Асанович, Просинечки, Шукер, Бобан, Бокшич (Туркович, 74). Запасные: Габрич, Младенович, Брайкович.
Тренер: Мирослав Блажевич.
Украина: Тяпушкин, Лужный, Телесненко, Букель, Шматоваленко, Мартынов (Орбу, 46), Мизин, Калитвинцев, Шевченко, Леоненко, Коновалов. Запасные: Суслов, Евтушок, Хомин, Сак.
Тренер: Анатолий Коньков.
Арбитр: Х.-Ю.Вебер (Германия). Предупреждены: Йеркан (52), Юрчевич (65) — Телесненко (41), Тяпушкин (70).
25 марта 1995 года. Загреб. Стадион Максимир. 45 000 зрителей. Матч отборочного турнира Евро-1996.

Плачь, скрипка моя, плачь

Валерий МИРСКИЙ, КОМАНДА из Загреба 0:4 без вариантов Этот день стоял у порога. Пропустив дебелую Безалаберность с синюшным носом и вертлявую Беспечность в облаке чесночного запаха, попав-таки ступнями под бульдозерный ход Разрухи, он, черный день украинского футбола, все же вполз в нашу курную избу, полную миражей и призраков. Только его и не хватало. Конечно, со стороны изумрудных футбольных полей к нам не ожидался принц на белом коне, но и такого урода мы не заслуживали при всех своих прегрешениях. В Загребе сборная Хорватии размолотила в пыль то, едва не единственное, что оставалось нам от прежней необременительной сытости, — веру в инерционную классность нашего футбола, некогда благополучнейшего в СССР. Приходится признать, что прошлогодний проигрыш литовцам, казавшийся тогда просто дурацким, следовало рассматривать, как поражение при Калке — это было зловещее предостережение. А уже в Загребе стало очевидным, насколько несоизмеримы наши футбольные силы с основными отрядами завоевателей высших призов. Ничего принципиально не меняется от того, что хорваты выставили девятерых легионеров, прошедших выучку в элитных клубах Италии, Испании, Германии и Австрии, а у нас для усиления состава игроков нашлись лишь неосновной вратарь московского Спартака и плохо различимая звездочка первой лиги. Да, подбор игроков у сборной Хорватии, если собрать в линзу блеск талантливости или в стопку — долларовую сумму, в которую оцениваются сегодня такие дарования, — оказался на несколько порядков выше, чем у сборной Украины. Однако есть и другое измерение силы команды — уровень подготовленности игроков. Трудно высчитать, на сколько процентов, скажем, Бокшич или Бобан талантливее Леоненко. Зато и неспециалисту понятно, в чем тут дело, когда тот же Леоненко, без помех приняв мяч в десяти метрах от ближайшего соперника, в конце концов не может воспользоваться такой чудовищной форой и дает накрыть себя Бобану, примчавшемуся к месту событий аж с противоположного фланга. Это означает, что Леоненко и игроки сборной Хорватии действуют в совершенно разных скоростных режимах, у них неравнозначные запасы выносливости. Разве имеет тут принципиальное значение, кто из них выступает за Ювентус, а кто — за Динамо? Профессионал и в Киеве должен быть профессионалом. Кому-то Бог дал больше координации, кому-то — меньше, но если ты прошел в спорте дарвиновский отбор и всплыл на поверхности большого внимания публики, больших денег и больших турнирных задач, то обязан находиться в одной плоскости функциональной готовности с самыми яркими талантами. Более того: здравый смысл подсказывает, что чем скромнее у футболиста палитра природных данных, ему тем более толсто следует класть фон функциональной подготовки. Это его козырь в соперничестве с теми, кто быстрее принимает решения и технически непринужденнее исполняет задуманное.
Табло со страшным счетом. Фото из архива КОМАНДЫ

Табло со страшным счетом. Фото из архива КОМАНДЫ

Крупнейшее разочарование разгромом на Максимире как раз не в том, что у хорватов оказалась более мастеровитая команда. Это было известно заранее. Безысходность внушает ограниченность тактических возможностей нашей сборной, связанная с неподходящей для турниров такого уровня психофизической подготовкой. В скоростной и, если хотите, волевой режим игры, предложенный сборной Хорватии, попали разве что Шевченко и Орбу. Остальные вынуждены были спасаться от нестерпимого для них прессинга соперников, беспорядочно отдавая мяч поперек и назад ближайшему партнеру. Футболом тут и не пахло. Бесполезно мечтать собственно об игре, о какой-то тактике, если соперник мчится, словно на коньках, а ты на лыжах скребешься по асфальту. Натянутая струна Одна из балканских натянутых струн — прильнувшая к морю Хорватия — коротает суровые будни у яркого костра национальной сборной по футболу. Общество глубоко удовлетворено тем, как интерпретируется на футбольном поле хорватская гордость обретенной свободой. Известный далеко за пределами своей родины певец и спортсмен Ивица Шерфези, с которым познакомил меня Саша Липенко, так ответил на мой вопрос, в чем сила их команды: «Почти все они играют вместе с детства, завоевали мировое первенство среди юношей под флагом Югославии, а когда мы освободились от сербов и начали воевать за возврат своих территорий, в них словно бес вселился: ребята готовятся к матчам и выходят на поле с единственной мыслью — доказать, что у маленькой Хорватии есть свое место под солнцем». И как-то извинительно добавил: «Я очень люблю Киев, украинцев, но сегодня вы не выиграете. У нас ужасно сильная команда». Так и сказал — «ужасно сильная». Мы только не воюем, а в остальном живем тем же, что и хорваты, правда, почему-то с меньшим успехом. У них тоже маленькие пенсии, цены также оставляют в офсайде зарплату, но за два года, что я не был в Хорватии, Загреб похорошел, обзавелся ультрасовременными сооружениями, сельское хозяйство выдерживает большие расходы на войну. Нет великолепия, но и нищета никак, ни малейшими деталями, не бросается в глаза. Во многих частных заведениях работа начинается с шести утра. Тщательность людей в отношении к своим обязанностям видна везде, улицы по-немецки чисты, газоны по-английски ухожены. Вино льется рекой, а пьяных и даже выпивших — нет. Никто не заговорит с вами, если вы сами не пожелаете. Футбол — продолжение этой манеры жить. Не потому ли даровитейшие футболисты Хорватии так успешно приживаются на могучих стволах элитных европейских клубов? Вот я думаю о том, что бессменно лучшего в последние годы футболиста Украины вдруг удалось бы переуступить кому-нибудь из этих гигантов. Вряд ли он расцвел бы там, как это произошло с 26-летним Робертом Просинечки. Читатели, конечно, помнят, что сказал Олег Саленко об этом игроке Реала из Овьедо: «Просинечки выглядит сейчас просто потрясающе». Мне с моим намного более скромным опытом международного футбола остается добавить, что я вообще никогда не видел такого игрока: мало того, что его техника владения мячом представляется безупречной, а индивидуальная тактика просто обескураживает многофункциональностью, так он еще и играет все девяносто минут на сумасшедших скоростях в диапазоне от ворот до ворот. Это как же надо уметь готовить себя, как мудро и взыскательно жить, чтобы сохранять постоянно такую колоссальную энергетику! Когда-то Лобановский обратил внимание футболистов на то, что все изъяны детской и юношеской подготовки, порою не зависящие ни от личности игрока, ни от тренера, а чаще всего обусловленные состоянием спортивно-технической базы, можно и нужно компенсировать сознательным целенаправленным повышением работоспособности. Когда эта мысль овладела футбольными массами в рамках отдельно взятого коллектива да приложилась эффективная методика, то получилась классная команда, в 1975 году признанная журналистами лучшей в мире. Потом получилась еще одна команда, триумфально выигравшая в 1986 году Кубок кубков, а два года спустя — серебряные медали чемпионата Европы для сборных. И постоянно получались команды, смущавшие прежних фаворитов победами в чемпионатах СССР. Не все, далеко не все игроки тех благословенных команд были футболистами от Бога — это ведь редкость, как и в любом виде человеческой деятельности. Однако добросовестное, методически грамотное наполнение энергетических емкостей спортсменов позволяло тренеру изобретать эффективную тактику, где талант одних и работоспособность других органически дополняли друг друга. И стоило это во сто крат меньше, нежели сегодня перепадает кое-кому из наших первых парней на деревне. Куда все подевалось? Как будто Лобановский жил на другой планете. Никакие они не профессионалы С Анатолием Коньковым мы поговорили в Загребе нетрадиционно — не после, а до игры. Главный тренер нашей сборной именно из той школы, об утрате которой плачет заголовок этой статьи. Анатолий Дмитриевич, не торопясь, с присущей ему взвешенностью, обрисовал положение дел, как он его понимает, на наших внутренних футбольных фронтах, и к выводу пришел неутешительному: появилось много неогибаемых факторов, мешающих управлять состоянием футболистов, прежде всего — их умонастроением. Никакие они не профессионалы, а частнособственнический разнобой в их материальном стимулировании вносит еще большую сумятицу в молодые вихрастые головы. Короче говоря, за все то, что происходит сейчас в нашем футболе, несут ответственность люди, еще не нашедшие времени собраться вместе для выработки единых принципов действий. Футбол растекся по удельным владениям. Хуторянским стал наш футбол. Лично я склонен винить в этом руководителей Федерации футбола Украины, кажется, просто неспособных понять явление в целом. А, значит, и наметить ранжированные по приоритетности организационные меры. Наш футбол совершенно напрасно попал в большую беду — мы загнаны в глухой угол Европы. А употребил я слово «напрасно» потому, что средства есть, ведущие клубы не бедствуют, наиболее квалифицированные футболисты ни в чем не нуждаются, но играют с каждым годом все хуже и с каждым годом явочным порядком понижают планку футбольного профессионализма. Должен найтись кто-то такой, кто не даст им стереть с лица земли футбол Украины. Кто научит, как и за что платить футболистам, как их готовить, как бесскандально судить футбольные матчи. Где же, как не в главном футбольном штабе, должны находить оформление все эти и другие звездные мысли, всегда приходящие после звучных поражений.

Лента новостей