Интервью из прошлого. Сергей Скаченко: «В Корее у «дедушек» свой автобус»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото dynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — экс-нападающий Металлиста, Динамо и сборной Украины Сергей Скаченко. В 1996 году футболист готовился к переходу в чемпионат Кореи, где уже побывал на просмотре.

Сергей, какие ощущения одолевают тебя сейчас, накану­не отъезда на другой конец све­та?

— В душе, конечно, щемит, что нескоро придется свидеться с ро­дителями, сестрой, друзьями. Жаль, что покидаю Киев, к кото­рому почти за два года успел при­выкнуть. Ведь, несмотря ни на что, время, проведенное в Дина­мо, потерянным для себя не считаю. Драгоценный опыт, приобре­тенный здесь, динамовская шкаола, которую не каждому суждено пройти, в дальнейшей моей карь­ере должны пригодиться.

— Остаться в Украине желания не была? В том же Днепре…

— Со мной по этому поводу ни­кто не советовался. Приехал из Кореи и из газет узнаю, что уже за­явлен за днепропетровский клуб. Возможно, руководство Дина­мо решило просто перестрахо­ваться на тот случай, если в Корее у меня не все гладко пройдет. А этот вариант нельзя было сбрасы­вать со счетов. Все дело в том, что, насколько я знаю, трансферная сумма, запрошенная за меня Динамо, по корейским меркам огромная. Так, вместо меня Gold Star мог запросто прикупить двух-трех игроков из Хорватии, Польши, Румынии или еще откуда-то. И ко мне присматривались сверхвнимательно. Даже после того, как я подписал личный кон­тракт, меня, против моей воли, решили оставить еще на два дня и показать в деле главе концерна Gold Star.

Как это произошло?

— Машина, которая должна была везти меня в аэропорт, опо­здала на два (!) часа. Потом — на­сколько «пробок» (для 15-миллионного Сеула, в котором насчиты­вается около 7 миллионов машин, это — обычное явление), и я проводил самолет лишь взглядом. Снача­ла хотел все бросить (когда уже «навострился» домой, а тебе го­ворят, что денька два еще потерпи, настроение не из лучших), но потом пришел в себя, и в послед­нем матча снова отыграл непло­хо.

— Восточный футбол знаком с таким понятием, как «дедовщина»?

— Да, причем это находит свое отражение даже в таких вещах, о которых я и не догадывался, К примеру, игроков клуба развозит на двух автобусах, один — «молодых», другой — «дедушек».

— У легионеров — статус осо­бый. И все же интересно, в ка­ком автобусе твое место?

— Среди «дедушек», хотя, будь я местным, до этого «звания» мне надо было еще расти и расти. Все дело в том, что по регла­менту соревнований в матчах профессиональной лиги могут выступать только те, кому испол­нилось 22. Если нет — твое мес­то в студенческой команде. Кста­ти, в Корее отношение к старшим — особое. Их слово, без пре­увеличения, закон. Я был свиде­телем, как тренер отчитал за сла­бую игру одного 30-летнего фут­болиста. Его реакция на это бы­ла для меня, мягко говоря, не­ожиданной: он… плакал! Ситу­ация для нашего футбола из раз­ряда фантастических.

— Корейская кухня понрави­лась? В частности, собаки.

— Собак не ел, а голубя попро­бовал. Правда, поначалу я этого не подозревал. Только когда мне сказали, что в действительности я кушаю, пришлось немедленно перейти к другому блюду… Вооб­ще, в клубе готовят и европейские, и местные кушанья.

— Теперь, думаем, самое вре­мя вернуться к твоим первым шагам в спорте.

— Не попасть в большой спорт мне, кажется, не удалось бы, по­скольку это было уготовано мо­ими родителями. Мама, Надежда Ивановна, работала в павлодарском спорткомитете, а папа, Вик­тор Николаевич, был тренером по легкой атлетике. Он-то и привал меня в секцию по прыжкам в вы­соту. Где-то к пятнадцати годам я брал 185 см при росте 170 см. В футбол же я попал, можно ска­зать, случайно.

В то время в ДЮСШ работал ныне заслужен­ный тренер Казахстана Влади­мир Викторович Яровенко, полу­чивший это звание за подготовку олимпийского чемпиона, млад­шего брата Евгения. Однажды мама уговорила его взять меня в период каникул в спортлагерь. В свободное время школьники там играли в футбол с солдатами. И вот однажды прибегают ко мне ребята и обращаются с просьбой выручить их: не хватало одного игрока. Просили они с такой настойчивостью, что отказать я не мог. За игрой наблюдал Влади­мир Яровенко, и в новом учебном году я начал посещать футболь­ную секцию. Однако отец был ка­тегорически против моего нового увлечения. Только спустя два ме­сяца он сдался, не устояв под напором Владимира Евгеньевича и мамы.

Валерий Любчий, Юрий Малышев, 13.03.1996

День в истории. Дебют Максимюка и Ковалева, почин Скаченко

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения