Интервью из прошлого. Тимерлан Гусейнов: «В Нефтчи решили: раз Гусейнов, значит, азербайджанец»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото Николая БОЧКА

Сегодня герой проекта — экс-нападающий Зари, Черноморца и сборной Украины Тимерлан Гусейнов. В свое время форвард стал первым футболистом в независимой Украине, забившим 100 мячей в официальных матчах.

Почему вы стали футболис­том?

— В Первомайске (Николаев­ская область), где я жил с двух­летнего возраста, кроме футбола, волейбола и велоспорта, ничем другим школьнику заняться, по большому счету, было нечем. По­чему выбрал футбол, уже не пом­ню. Моим первым тренером был ныне, увы, покойный Владимир Прокофьевич Резников. Под его руководством н тренировался со 2-го по 8 класс. А потом Резников сказал, что если я хочу стать на­стоящим футболистом, то надо ехать учиться в большой город.

Резников составил вам ка­кую-то протекцию?

— Нет, я действовал самосто­ятельно. В газетах тогда публико­вались сообщения о приеме в футбольные школы при командах мастеров. Первым попалось на глаза объявление ворошиловградского спортинтерната, куда мы с еще одним парнем и поеха­ли. Мне удалось пройти трехднев­ный конкурсный отбор, а товари­щу — нет. В интернате я обучался под руководством Вадима Дмит­риевича Добижи. Позднее он стал старшим тренером Зари. Я, Погодин и Волотек еще учились в интернате, а нас уже стали при­влекать к играм чемпионата. Тог­да, согласно Положению, за каж­дой командой второй лиги закреплялось не менее двух футбо­листов моложе 18-ти лет. Оба должны были обязательно играть в матчах на своем поле, а один — на выезде. 

Судя по тому, что вы заби­ли в первом же сезоне 9 мячей, балластом для Зари 17-летний Гусейнов не был.

— Я стал лучшим бомбарди­ром команды. 

О таком новичке тренеры могут только мечтать. А свой первый гол на взрослом уровне помните?

— Конечно. Играли в Луганске с Кривбассом. Меня выпустили на поле минут за 20 до конца мат­ча, а на 80-й минуте я забил гол, и Заря победила — 1:0. В следующем сезоне стал игроком основно­го состава. Заря заняла первое место в украинской зоне второй лиги и перешла в первую лигу, а в декабре меня призвали в армию. 

Какой след в вашей жизни оставила армейская служба?

— Меня призвали в киевский СКА. Принял присягу, отпустили домой. Лишь после Нового года приступил к «службе». Трениро­вал армейцев Виктор Трофимо­вич Фомин. Я успел пройти двух­месячные сборы в Севастополе и сыграть в чемпионате 6 матчей, когда пришла директива отпра­вить меня в московский ЦСКА. 

Видимо, вы психологиче­ски не были готовы к переме­нам, и это отразилось на спор­тивной форме: в ЦСКА забили всего один гол, проведя в основном составе мало игр.

— Конкуренция за место в «ос­нове» была большая. В команде выступали несколько игроков сборной. Тренировал ЦСКА по­мощник Лобановского в нацио­нальной сборной Юрий Морозов. Я преимущественно играл за дубль, забил 8 голов. 

Вы планировали вернуться в Украину?

— Пока сидел в спортроте, ме­ня «обхаживали» многие коман­ды. Особенно старался бакин­ский Нефтчи. Решили, раз Гу­сейнов, значит, азербайджанец. Я-то родом из Дагестана, из горо­да Буйнакск, хотя мама — укра­инка. Так вот, когда ЦСКА-2 ездил в Степанакерт на игру с местным Карабахом (его от греха по­дальше включили в зону Цен­тральной России), меня в Баку встретили представители Не­фтчи. Повезли показывать квар­тиру с мебелью, сулили большие деньги, машину. Но я не согласил­ся на переход. А через год начал­ся карабахский конфликт.

Гусейнов

Какие еще команды вас приглашали?

— Шахтер мной интересо­вался. 

Но вы вернулись в Зарю, которая к тому времени опять оказалась во второй лиге…

— Я не мог поступить иначе. Перед самой демобилизацией родился наш первый сын, и надо было думать о нормальном жи­лье. А в Луганске мне давали квартиру. 

Во второй раз вы верну­лись в Луганск в 1992 году из За­порожья.

— В Металлурге, как и в ЦСКА, я много забил за дубль (9 мячей), но мало играл в основ­ном составе. Первый националь­ный чемпионат уравнял в правах запорожцев и луганчан: обе команды были включены в выс­шую лигу. Какой смысл был оста­ваться в чужом городе? 

Чем запомнился вам дебют в чемпионатах Украины?

— В первых трех турах я не иг­рал. Металлург не выдавал трансфер, так как не были урегу­лированы финансовые вопросы моего перехода. Заря успела трижды проиграть, и результат встречи с Нефтяником (Ахтырка) был крайне важным для даль­нейшей судьбы команды. Мы по­бедили — 3.0, причем мне уда­лось забить два гола. Игра Зари потихоньку наладилась, и коман­да осталась в высшей лиге. 

А первый матч за Черно­морец остался в памяти?

— В чемпионате Украины-93/94 мы стартовали в Луцке. Сыграли вничью — 0:0 — с Во­лынью. Следующая встреча со­стоялась в Одессе с Зарей, и я открыл счет своим «черномор­ским» голам. 

Более того, вам удался хет-трик — пока единственный в ва­шей карьере. Именно Заря — одна из наиболее пострадавших от вас в чемпионатах Украины команд. Какой-то особый на­строй ощущали во встречах с луганчанами?

— Может, в первой игре с За­рей и было желание что-то кому-то доказать — все-таки за месяц до того матча я еще играл в Лу­ганске. А потом уже просто встре­чались со слабой командой, бо­ровшейся исключительно за вы­живание. Грех было не забивать — Заря больше всех мячей про­пускала. 

Не жалеете, что попали в Черноморец?

— Нисколько, Одесса мне нра­вится. Хороший город. 

Известно, что у вас всегда было много предложений из других команд. Например, в про­шлом году Валерий Газзаев при­глашал в Аланию на очень вы­годных условиях. Но вы продол­жали играть за Черноморец.

— В основном я сам отказы­вался. В дальнее зарубежье у ме­ня вообще нет желания ехать. Од­но дело, если тебя зовут в конкрет­ную команду на определенных ус­ловиях. А ехать на просмотр — это для молодых ребят. Да, Газзаев приглашал, но я не захотел туда переезжать. Обстановка на Се­верном Кавказе была напряжен­ная, война шла, а у мня семья. Да и тяжелый я на подъем. 

В сборной вы дебютирова­ли уже после перехода в Черно­морец.

— В октябре 1993 года сборная Украины отправилась в турне по Северной Америке. Провела две игры со сборной США, одну — с Мексикой. Матч с мексиканцами был очень запоминающимся. На стадионе собралось около 60 ты­сяч зрителей. Мне впервые при­шлось играть при такой массовой аудитории. Это непередаваемое чувство. Да и сама атмосфера Америки прочно врезалась в память. 

Вы провели более 400 офи­циальных игр. Какая из них са­мая памятная?

— Сразу и не вспомнишь. На­верное, финальный матч Кубка Украины-1993/1994. Черноморец тогда победил в серии послематчевых пенальти Таврию. 

Почему вас не было среди забивавших 11-метровые?

— Я до 1996 года вообще ста­рался не подходить к «точке». Для этого дела надо быть спокой­ным, уравновешенным, хладнокровным, а я очень эмоциональ­ный человек. Это сейчас тренеры сказали, что я должен бить пе­нальти. 

Сотый гол вы забили имен­но с 11-метрового, и со стороны казалось, что сделали это уве­ренно.

— Это только со стороны. Счет-то был ничейный. Когда 2:0 или 3:0, тогда легко бить пеналь­ти. А при 0:0 очень давит груз от­ветственности. Вратарь Таврии еще до удара прыгнул в левый угол, а я сильно пробил немного правее. 

Какой гол из вашей сотни — самый памятный?

— Надо подумать… Наверное, в ворота киевского «Динамо» в 1995 году. Парфенов выдал от­менный пас, а я головой послал мяч в ворота Шовковского. Мы тогда выиграли — 1:0. Это было 31 августа — я дату запомнил, по­тому что на следующий день иг­роки национальной команды вы­езжали на сбор перед игрой с Литвой (в Вильнюсе Гусейнов сделал дубль. — Прим. С.М.). 

Вы лучший бомбардир сборной Украины. Наверное, мечтаете вернуться в националь­ную команду — есть реальный шанс принять участие в финаль­ной части чемпионата мира?

— Играть в сборной почетно для любого футболиста. Но не все от меня зависит.

Вы первым в новейшей ис­тории у

краинского футбола за­били 100 мячей в официальных играх. До какой отметки плакиру­ете поднять планку рекорда?

— Я форвард, и моя задача — забивать голы. Чем больше, тем лучше. Загадывать не буду.

Сергей Мартынов, 11.10.1997

Тимерлан Гусейнов: «После матча в США нас покормили и дали по 20 долларов»

На ваш взгляд, какое место в своей группе Лиги наций-2020/2021, в которой соперниками нашей команды станут Германия, Испания и Швейцария, займет сборная Украины?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.