Интервью из прошлого. Олег Кузнецов: «Дубль Рейнджерс мог играть в Кубке чемпионов»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото dynamo.kiev.ua

Сегодня герой проекта — экс-игрок сборных СССР и Украины, заслуженный мастер спорта Олег Кузнецов. В 1997 году, вскоре после завершения карьеры, защитник вспоминал о своих выступлениях за шотландский «Рейнджерс».

«Десятого августа поклонники Рейнджерс были на ушах»

— На рубеже 90-х годов вели­кая команда Динамо разъеха­лась по всей Европе. Ваш путь пролег в Шотландию…

— Выбор был пред­определен Гремом Сунессом — в ту пору менеджером Рейнджерс. Позже он признался, что моя игра понравилась ему еще по встречам Динамо с Рейнджерс в рамках Кубка чемпионов. В 1990 году, во время чемпионата мира в Италии, он приезжал в лагерь нашей сбор­ной, имел беседу с Валерием Лобановским, пообщался со мной. А вскоре Динамо получило пригла­шение провести в Глазго товарище­ский матч с Рейнджерс, приуро­ченный подписанию со мной пред­варительного контракта и представлению местной публике нового защитника.

Дело было 10 августа, и все шло как нельзя лучше. Моя ста­рая команда побеждает будущую — 3:1, я забиваю один из мячей, что становится неожиданностью для себя самого — в чемпионате меся­цами так не фартит. Публика на ушах, довольна, а Сунесс рад сво­ему выбору. С ноября мне предсто­ит постоянно защищать цвета Рейнджерс в течение нескольких сезонов…

— … но нелепая травма, по сути, перечеркивает весь шотландский период биографии.

— К сожалению. Травма и сопут­ствующие ей обстоятельства. Я проводил всего лишь свой второй матч за Рейнджерс. Первый сло­жился блестяще, мы выиграли — 5:0. И в следующем игра пошла. Но в одном из эпизодов я неудачно упал. Это был даже не стык. Обыг­рав соперника, я начал движение вперед. Однако он меня подтолкнул в спину. На ногах я не удержался и всем телом повалился на опорную — колено провалилось, почувство­вал ужасную боль. Думал — прой­дет, поиграл еще минут двадцать, но больше не смог. Оказалось, по­рвались крестообразные связки, да еще со смещением. Предстояла не­простая операция.

— Делали ее, кажется, в Соеди­ненных Штатах?

— Поначалу обследование про­вели в Глазго с помощью микрока­мер. Эксперты говорят, есть три ва­рианта — заканчивать с футболом, удалить связку, но это лишь 50 про­центов возможности продолжать карьеру, или же делать серьезную операцию. Я согласился на последнее, хотя ехать надо было в Лос-Ан­джелес.

Дело в том, что тамошние медицинские светила наловчились делать подобные операции на бас­кетболистах — чуть ли не вся НБА становится на ноги в местном ме­дицинском центре. Да и Рейн­джерс имел опыт общения с ними. Еще более сложную, чем у меня, травму получил Иан Дюрант — у не­го разрыв был в трех местах. Его вначале в Лондоне лечили, потом в Глазго — не помогло. А из Америки вернулся в порядке — до сих пор иг­рает, и у меня операция прошла успешно. Все расходы на команди­ровку и лечение взял на себя клуб. Были созданы шикарные условия, в Глазго возвращался первым клас­сом на двух сиденьях — не дай Бог колено лишний раз потревожить. Казалось, играть да играть, но восстановление затянулось.

В составе Рейнджерс Олег Кузнецов трижды становился чемпионом Шотландии

«Заблудился и не попал на игру»

— Вы появились на поле толь­ко в следующем сезоне.

— К тому времени из Рейн­джерс ушел Сунесс, команда гото­вилась к чемпионату с новым тре­нером. Случись моя травма годом позже, возможно, все и сложилось бы по-другому. А так почти восемь месяцев я не мог прийти в себя. Без знания языка, возможности объяс­ниться мне трудно было понять, правильно ли я все делаю или нет. Да и психологически трудно было — не мог играть в полную силу, знал, что колено в любой момент вновь может вылететь, опять надо бандаж ставить. Словом, играл я уже про­центов на 70—50 от прежних воз­можностей, боялся в жесткий кон­такт пойти, оберегался. Естествен­но, все это сказывалось на общем впечатлении от моих действий.

— Тем не менее, вы провели в Шотландии четыре сезона, были чемпионом страны, имеете в кол­лекции золотые награды.

— Конечно, хорошего тоже было немало. Хотя, по большому счету, британская карьера мне не уда­лась. Последние полтора года во­обще играл практически за дубль.

— В шотландской лиге есть дуб­леры?

— Как таковых дублирующих со­ставов нет — существуют вторые клубные команды. Играют они па­раллельно с основными, един­ственная разница — меняются пол­ями. Если Рейнджерс принимает дома Абердин, то второй состав едет в гости. У нас в нем порой со­бирались такие имена, что хоть на Кубок чемпионов заявляйся — вра­тарь сборной Англии Крис Вудс, за­щитник Гари Стивенс, вернувший­ся из Марселя полузащитник Тревор Стивен, лучший бомбардир чемпионата Элли Маккойст. А все дело в том, что тренер заранее определяет основных и запасных для участия в главном матче — 13—14 человек. Всего же на кон­тракте не менее 25 футболистов. Вот другие и практикуются в дубле — после травм, набирают форму, утратили лучшие качества.

— А как в целом построен тре­нировочный процесс?

— Подготовительный период длится три недели. Первая — рабо­та без мяча в Глазго, двухразовые занятия, кроссы. Потом Рейн­джерс выбирается на базу в италь­янском Чокко. Там, кстати, остана­вливалась в свое время наша сбор­ная. Здесь уже появляются мячи, но все равно все подчинено физи­ческим нагрузкам, тренировки очень интенсивные. Наконец, по­следнюю неделю — контрольные матчи с клубами второй лиги, зачас­тую — по два в день.

— И такой подготовки хватает на весь сезон?

— Выходит, хватает. Ведь на про­тяжении всех четырех лет поддержи­вающие тренировки у нас были до ужаса однообразными — двусторон­няя игра на полполя с воротами в те­чение 40—45 минут. Но интенсивная, тренер подгоняет. Иногда — кроссы. И то — если сыграли плохо, уступи­ли. Но проигрывал Рейнджерс ред­ко, уже почти десять пет подряд — бессменный чемпион Шотландии. Команда достаточно боевая, злая. Призывать к самоотдаче никого не надо — все бьются до последнего. Возможно, отсюда и травматизм по­вышенный.

Хотя связан он, на мой взгляд, именно с недостаточной фи­зической готовностью — растяже­ния, подвернутые голеностопы. Но уговаривать, упрашивать держать себя в форме здесь не принято. Чув­ствуешь — надо подтянуться. Сам бегай кроссы, тренируйся с дублем. Тебе выделят физиотерапевта, спе­циалиста по физподготовке. А нет — поиграй во втором составе. Там и премиальные другие, и условия, и отношения. Такой вот строгий режим, без права на ошибку. И мама с папой не помогут — сам выкарабкивайся.

— Но тренер ведь следит и за прогрессом игроков?

— Безусловно, тренер или мене­джер — лицо с большими полномо­чиями. Может иметь любимчиков — им место в основном составе гаран­тировано. Может держать в дубле и лишь эпизодически приглашать в главную команду. Никто не ропщет, у профессионального спорта свои законы.

— А «рублем» наказывают?

— Не без того. Но мне однажды сошло с рук, хотя и не явился на иг­ру. Выступали на выезде. Обычно команда ездит на микроавтобусе, а кто хочет — на своем транспорте. Как-то и я увязался на машине, а во­дитель у нас шустрый такой — шмыг-шмыг, и ускользнул. Я же на светофоре застрял. Пришлось домой воз­вращаться — заблудился. На следу­ющий день посмеялись. Но это еще не все. Другая игра — в Гамильтоне. Есть такой городишко недалеко от Глазго. Я смело туда еду, нахожу стадион, а там — темень. Оказывается, есть в Шотландии еще один Гамиль­тон, и матч в нем проходит. В общем, больше я так не рисковал.

— Олег, в Шотландию не тянет?

— Разве что в гости. Я по натуре домосед. Ужасно Киев люблю. До­чурка Катя подрастает — увлекает­ся пением, танцами. Да и работы пока хватает.

Юрий Карман, 11.01.1997

Интервью из прошлого. Юрий Калитвинцев: «В Турции меня называют «папой»

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.