Интервью из прошлого. Лев Броварский: «Кандидатов в сборную Камеруна предлагал президент страны»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото galsports.com

Сегодня герой проекта — полузащитник львовских Карпат 60-70-х гг., впоследствии — известный тренер Лев Броварский. В разговоре, который состоялся летом 1998 года, Лев Рудольфович вспоминал о периоде своей работы в Камеруне.

«Камерунская сборная мылась не в душе, а в бочках»

— Простояв целый год в очере­ди в Совинтерспорте, я, нако­нец, получил вызов из Москвы на собеседование. Приехав в перво­престольную, прямиком отправил­ся к небезызвестному Вячеславу Колоскову, курировавшему тогда эту организацию. После непродол­жительной беседы мне было пред­ложено вместе с Валерием Непо­мнящим поработать со сборными Камеруна. И в конце 1988 года мы отправились на Черный континент, правда, Непомнящий уехал на две недели раньше меня.

Интересно, а условия, пред­ложенные вам камерунцами, ус­траивали?

— Вполне. Дело в том, что я и Непомнящий стали первыми со­ветскими футбольными тренера­ми, уехавшими работать за грани­цу по контракту. До нас «забугорные» трудоустройства отечествен­ных специалистов оформлялись как помощь развивающимся странам и зарплату платили не там, а в Союзе. Мы же подписали официальные контракты с каме­рунской федерацией, по которым получали свои законные 45 про­центов от общей суммы.

А куда же шли остальные 55 процентов?

— Согласно договору, они пере­числялись Совинтерспорту. Об­дираловка, конечно, но другого выбора у нас все равно не было. В цифрах это выглядело приблизи­тельно так — по контракту мы дол­жны были получать по 25 тысяч «зеленых» в год на брата, а реаль­но нам платили «штук» 11—12. Остальное уходило в Союз.

Как складывалось ваше со­трудничество с Непомнящим?

— Если позволите мне такое сравнение, то как в свое время у Лобановского и Базилевича — в тандеме. Хотя официально Непо­мнящий был главным тренером первой сборной страны, а я воз­главлял олимпийскую и молодеж­ную команды одновременно. Но вне пределов официоза наши от­ношения складывались как парт­нерские. Ведь задача у нас была одна — вывести сборную Камеру­на в финальную стадию чемпио­ната мира 1990 года. 

Наверное, на начальном этапе работы в Камеруне вы и Непомнящий столкнулись с определенными трудностями?

— Первая проблема, с которой мы столкнулись — это проведение сборов первой команды. Дело в том, что это вплотную зависит от вопроса, есть ли у камерунской футбольной федерации деньги. Мы тоже ждали два месяца, а что еще оставалось делать? В период «застоя», когда из-за отсутствия средств невозможно было со­брать ведущих камерунских игро­ков из европейских клубов, мы с Непомнящим колесили по стране, высматривая кандидатов в сборную из местных. Это уже позже из Франции подъехали Белл, Милла, Кана-Бийик и Омам-Бийик, из Ис­пании — Н’Коно, другие легионе­ры. Но собрать их всех вместе — целая проблема.

И наверное, вряд ли ваш тренерский тандем находил, в прямом смысле этого слова, об­щий язык с окружающими?

— Лишь на второй год нашего пребывания в Камеруне мы более или менее сносно объяснялись на французском языке. А до этого нам помогал специально предо­ставленный переводчик. Кстати, парень, который по совместительству был еще и нашим водителем, очень помог нам в преодолении вынужденной «немоты». Трудно работать без знания языка в чужой стране. Да еще и тренером, кото­рому постоянно приходится что-то объяснять подопечным.

Интересно, а как относи­лись камерунские игроки, высту­пающие за рубежом, к приглаше­ниям в сборную?

— Что ни говори, но все «варя­ги» Камеруна проявляли себя мо­лодцом. Ведь у них, впрочем, как и везде, считается наивысшей честью приглашение в национальную сборную. На моей памяти нет ни одного случая отказа со стороны игроков. Напротив, мы с Непо­мнящим порой сталкивались с та­кой проблемой, как переизбыток кандидатов на сборах.

Но ведь вы же их, собствен­но, и приглашали. Какая же это проблема?

— Если бы мы! Один список кандидатов предлагает министр по делам молодежи и спорта, дру­гой — его же ведомство, третий со­ставляет федерация футбола. Да­же президент Камеруна рекомен­довал нам взять тех или иных футболистов. И несмотря на то, что мы с Непомнящим очертили уже круг кандидатов в первую сборную, на сборы приезжали зачастую другие футболисты. Был случай, когда иг­роков двадцать из одной лишь Ев­ропы пожаловало, притом многие из них — за свой счет, и не имея вообще официального приглаше­ния от федерации. Пришлось про­сматривать, отбирать, чтобы не обидеть. Нелегко приходилось порой, но — ничего.

А какой тренерский хлеб назовешь легким? В одном из интервью Валерий Непомня­щий рассказывал, что «Неукро­тимые львы» готовились к чем­пионату мира в препаршивейших условиях.

— И это действительно так. Сбо­ры мы проводили вдали от Яунде, на территории воинской части. А там не было даже такого элемен­тарного удобства, как вода для мы­тья. Представляете: стоят две боч­ки с водой, и после тренировки 26 футболистов выстраиваются к ним в очередь, чтобы хоть раз окунуть­ся. Антисанитария полная!

Фото ФК Карпаты

«С трепетом ожидали хлеба, водки и селедки. А газет — особенно»

В каких условиях прожива­ли советские тренеры?

— Первые пять месяцев мы с Непомнящим проживали в гости­нице. А затем ему выделили ши­карную 8-комнатную виллу на оке­анском побережье. Кстати, она являлась личной собственностью министра по делам молодежи и спорта. Я же получил четырехком­натные меблированные апарта­менты в самом центре Яунде. Жи­лье, а также коммунальные услу­ги нам оплачивала камерунская футбольная федерация. Нам бы­ли выделены и два служебных ав­томобиля. Словом, грех жало­ваться — камерунцы все контрак­тные обязательства перед нами выполняли четко. Думать прихо­дилось только об учебно-трениро­вочном процессе.

А свободное время как про­водили?

— Врать не стану — в знамени­той африканской охоте сафари принять участие не довелось. От­дых наш был достаточно прозаич­ным. За выходные мы с Непомня­щим преодолевали 240 километ­ров, отделяющих Яунде от океан­ского побережья, и день-деньской валялись на пляже, купались.

Думаю, ностальгия по родине посещала вас довольно часто?

— Естественно. В Камеруне мы поддерживали хорошие отноше­ния с работниками советского по­сольства и торгпредства. По слу­жебным делам они довольно час­то бывали в СССР. Боже, как мы ждали их возвращения! Самолет Москва — Яунде совершал лишь один рейс в неделю, и его прилет был настоящим праздником для всей советской «колонии» в Каме­руне. С нетерпением ждали пи­сем, весточек от родных и близ­ких. А советские газеты, даже не­дельной давности, зачитывались до дыр. Мы с Непомнящим проси­ли, чтобы нам привозили Совет­ский спорт, Футбол-Хоккей и другую спортивную прессу. Вдали от родины настойчивее проявля­ется потребность быть в курсе со­бытий, происходящих там. Еще с нетерпением ожидали продуктов из Союза. Не подумайте только, что мы плохо питались в Камеру­не, отнюдь. Но как хотелось порой обыкновенного черного хлеба и селедки. Да и что греха таить — иногда и сто грамм хорошей рус­ской водки хотелось «накатить».

Какой-нибудь курьезный случай во время вашего пребы­вания в Камеруне припомните?

— Случаев было много, но за­помнился один. Хотя он далеко не курьезный, а скорее грустный. Когда срок действия контракта подходил к концу, в один прекрас­ный день в посольстве нам посо­ветовали поосторожней вести се­бя на улице. Дело в том, что тогда в окрестностях Яунде промышля­ла банда, занимающаяся грабе­жом белых граждан. И буквально на следующий день после того, как я это узнал, на меня было совер­шено нападение. Вечером я вышел прогуляться с собакой возле дома и тут ко мне подлетают двое черных парней, сбивают с ног и, уг­рожая ножом, требуют деньги. В итоге отобрали у меня брючный по­яс, наручные часы и 200 долларов. Я вначале расстроился из-за это­го инцидента, а потом подумал: «Да Бог с ними, с долларами. Главное, что жив остался».

«Роже Милла был похож на оборзевшего армейского «деда»

Вам довелось поработать с такой одиозной для камерунско­го футбола личностью, как Роже Милла. Если исходить чисто из ваших личных наблюдений, что представляет собой этот полу­идол-полубог Камеруна и в чем секрет его незаурядного мастер­ства и спортивного долголетия?

— Уникальность Миллы вряд ли кто возьмется отрицать. Это неор­динарная личность и на футболь­ном поле, и в жизни. Когда шли от­борочные матчи чемпионата ми­ра 1990 года, Роже приходил на игры с участием камерунской сборной как зритель. Даже тако­го вопроса не стояло перед Непо­мнящим — брать или не брать его в сборную. Милла — ветеран, его лучшие годы позади, он нигде не играет и все, точка. И даже когда камерунская сборная уже полным ходом проводила подготовитель­ные сборы, Милла безвыездно си­дел в Яунде, ни за кого не высту­пая да и не тренируясь вообще.

Кстати, переводчик объяснял нам: «Роже не может играть в Аф­рике. Он — великий игрок, и если в матче с какой-нибудь африкан­ской командой против него сыгра­ют грубо, то Милла кулаками на­кажет обидчика». Словом, мы сделали вывод, что Милла не только в Камеруне, но и во всей Африке настолько большая «цаца», что считает ниже своего до­стоинства играть с низшими по классу. Словом, мы с Непомнящим на него абсолютно не рассчи­тывали, считая, что зажравшимся великим не место в команде.

Правда ли, что вопрос о включении Роже Милла в список 22-х игроков сборной Камеруна, едущих на финальную часть в Италию, решался на государ­ственном уровне?

— Да, но перед этим хотели уво­лить Непомнящего. Ведь сборная Камеруна при жеребьевке попала в одну группу с СССР, и в Яунде опасались, что советский тренер в очной встрече «подсобит» земля­кам. Это было даже темой деба­тов в камерунском парламенте! Лишь с помощью министра по де­лам молодежи и спорта, который питал симпатию к нам, удалось от­стоять Непомнящего.

А через некоторое время все тот же министр вызвал Валеру к себе и стал настаивать, чтобы тот включил в окончательную заявку сборной Миллу. Непомнящий был категоричен: «Ни за что!» Тогда министр недвузначно намекнул ему, что это воля президента Ка­меруна, который является боль­шим другом Роже. После дли­тельного спора Непомнящий скрепя сердце согласился. Но с тем условием, что Милла в Ита­лию поедет, а играть не будет.

Но ведь играл, да еще как!

— Чудесная метаморфоза, про­изошедшая с Миллой, действи­тельно не укладывается в рамки сознания. Но это только на первый взгляд. Здесь надо отдать дол­жное громадной работоспособно­сти и таланту ветерана. Начав тренироваться лишь на заключитель­ном сборе в Югославии, когда до начала чемпионата мира оставал­ся месяц, Милла так «пахал» на по­ле, что молодые удивлялись! Уже в первой двухсторонней игре ста­ло ясно, что он на голову сильнее партнеров. Правда, из-за своего преклонного для футбола возрас­та Милла не мог находиться на по­ле все 90 минут. И дальновидным специалистом проявил себя в этой ситуации Непомнящий, который сумел найти для Миллы оптималь­ную формулу игры, вписывающу­юся в командную концепцию. Все остальное вы видели — появляясь на поле только во втором тайме, Роже практически в одиночку обеспечивал камерунской сбор­ной победный результат.

Неужели «зажравшийся ве­ликий», как вы назвали Миллу, ни разу не вступал в конфликт с Непомнящим?

— Как ни странно, нет. Ведь Милла — натура капризная, гор­дая и очень высокого мнения о се­бе. По отношению к своим парт­нерам по сборной он вел себя, как оборзевший до крайней степени армейский «дед» ведет себя с «молодыми». Он мог заставить товарища тащить свою сумку, стирать форму и так далее. Все его партнеры взирали на него с благоговейным страхом и боялись прогневить. Но как только его включили в заявку, все выход­ки закончились. Где взялась у Миллы самодисциплина, уважение к товарищам по команде. Что и говорить, он показал себя про­фессионалом высшей пробы.

Помимо Миллы, кто-то из игроков камерунской сборной доставлял вам хлопот?

— Здорово попортил нервы голкипер Марселя Жозеф-Антуан Белл. По приезде в Италию этот товарищ сеял в команде упаднические настроения, мол, нам на чемпионате мира ничего «не светит» и Камерун будет вы­глядеть посмешищем. И хотя Белл был на тот момент лучшим камерунским голкипером, Непо­мнящий отрядил его в запас за па­никерское настроение, и доверил место в воротах Томасу Н’Коно. 

А что за скандал получился с деньгами, якобы недополучен­ными игроками камерунской сборной за успешное выступле­ние на чемпионате мира?

— Дело в том, что до начала чемпионата мира камерунская фе­дерация футбола установила сум­мы премиальных (далеко не ма­ленькие) за победы и даже ничьи, добытые сборной в финальной час­ти мундиаля. Но даже в самом не­вероятном сне никто не мог пред­положить, что Камерун взлетит так высоко — в четвертьфинал. Поэто­му, когда возник вопрос, сколько же заплатить игрокам за этот гран­диозный успех, произошла замин­ка. Мало дашь — обидятся, а мно­го дать не могли, потому что не бы­ло таких денег. В итоге приняли соломоново решение — часть денег выплатили по возвращении сбор­ной домой, а остальные — «как только, так и сразу».

Резюмируя итог вашей ра­боты в Камеруне…

— Можно сказать, что это был один из самых приятных эпизодов в моей жизни. Я многое постиг как тренер и понял, что могу ра­ботать на серьезном уровне.

Андрей Танасюк, 29.07.1998

Интервью из прошлого. Сергей Коновалов: «В Корее бьют даже легионеров!»

8 июля в Харькове на стадионе Металлист (21.30) состоится финальный матч Кубка Украины-2019/2020, в котором сыграют киевское Динамо и полтавская Ворскла. Кто, на ваш взгляд, станет обладателем трофея?

  • Динамо (63%, проголосовало: 152)
  • Ворскла (37%, проголосовало: 91)

Всего голосов: 243

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения