Интервью из прошлого. Андрей Воронин: «Получив приглашение в Германию, испугался»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото bundesligafanatic.com

Сегодня герой проекта — экс-нападающий сборной Украины Андрей Воронин. В 2001 году, когда состоялась беседа, 22-летний форвард был игроком Майнца.

Андрей, тебя сразу опре­делили в нападение?

— В школу Черноморца ме­ня принимал ныне уже покойный Виталий Менделеевич Фельд­ман. В принципе, я начал брать уроки нападающего именно у не­го. Но настоящую путевку в жизнь как форвард я получил с благословления Георгия Филип­повича Кривенко. На одном из тренировочных занятий он, впервые увидев мою игру, шутя заме­тил: «Когда этот пацаненок видит мяч, он забивает в любые ворота — свои и чужие». И добавил уже серьезно: «Из мальчишки будет толк».

Кому ты подражал в дет­стве на футбольном поле?

— Моим кумиром всегда был Марадона. Впервые я увидел его по телевизору на чемпионате ми­ра 1986 года. С тех пор считаю аргентинца настоящим королем футбола. На мой взгляд, Диего — лучший футболист за всю исто­рию этой игры.

Я стал пытаться повторять за Марадоной его финты. Это во­шло в привычку. И сейчас про­должаю внимательно следить за ведущими исполнителями, ста­раюсь почерпнуть что-то новое для себя. Не упускаю шанса по­смотреть футбольные поединки испанского, итальянского чем­пионатов, бундеслиги. Ищу, по­вторяю, репетирую. Но Марадона по-прежнему остается для меня образцом для подражания.

 «Ехать в Германию боялся»

Чем был продикто­ван твой отъезд в раннем возрасте в Германию?

— Предложение поступи­ло абсолютно неожиданно. Я вернулся с тренировочно­го сбора юношеской команды Украины, и прямо на пороге нашей одесской квартиры родители сказа­ли, что меня приглашают на просмотр в Германию. Многие наверняка решат, что эта новость для меня была сродни рождественской сказке. Тем более де­ло было под Новый год. Ничего подобного! Не пове­ришь, испугался. Ведь мне было тогда всего 15 лет. Уехать из родного дома, без мамы с папой, в стра­ну, языка которой я не знаю…

Вероятно, я бы никуда и не уезжал, будь тогда в Украине такой же уровень футбола, как сейчас. В 1995-м же, кроме киевского Динамо, не было ни­чего. В январе я уехал на просмотр, а летом уже подписал контракт.

Насколько велика оказалась разница между украинской и немецкой учебой футболу?

— Откровенно говоря, я не ожидал таких заня­тий, подобного отношения к себе. Особенно рази­тельно эти перемены ощущались в плане экипиров­ки и технического сопровождения тренировочного процесса. Еще недавно ты приходил на занятие, и в распоряжении команды было только четыре (!) мя­ча. Если бы нашим ребятам создать условия, по­добные немецким, то Украина подарила бы совре­менному футболу не только Шевченко.

В немецком футболе себя нашел быстро?

— Как начал я свою футбольную карьеру в команде на год старше, так и продолжал попадать в подобные ситуации. В Германии все повторилось: оказался среди ребят старше меня на год. Но это не помешало, буду немного нескромным, моему успе­ху. В первом же своем матче за юношей Боруссии я забил гол. До моего появления команда из Менхенгладбаха 11 лет не выигрывала Кубок земли Нидерайн, а на этот раз нам повезло. А как удача улыбалась мне, не передать словами. С помощью партнеров мне удалось забить в первом сезоне 21 гол. Одессит, по-видимому, впервые попал в десят­ку лучших немецких юниоров.

Затем наш тренер возглавил фарм-клуб Боруссии. Пришел новый наставник. Я продолжал вы­ступать в основном составе, но отношения с «коучем» не складывались. Наверное, это повлияло на мою игру — так много я уже не забивал. Спус­тя год — мне было как раз 18 — я подписал кон­тракт с фарм-клубом Боруссии на условиях «1+3». Год мне следовало защищать цвета второй команды, а дальше меня ждала бундеслига.

Но лишь два месяца я провел на низшем уровне. В главной команде произошла смена тренера, пост главного занял наставник, который как раз и при­глашал меня в Боруссию. Он сразу же «подтя­нул» меня в первую команду, и в 18 лет я дебюти­ровал в немецкой футбольной элите. Боруссия встречалась с Баварией на Олимпиаштадионе в Мюнхене, и мы «летели» — 0:3. Я вышел на за­мену, сразу после перерыва. Тогда в Менхенгладбахе выступали такие именитые футбольные бой­цы, как Штефан Эффенберг и Патрик Андерссон. Теперь Эффенберг играет а Баварии, а Андерс­сон — в Барселоне.

Андрей Воронин больше всех из украинцев сыграл в Бундеслиге, больше всех забил. Фото sportarena.com

Андрей Воронин больше всех из украинцев сыграл в Бундеслиге, больше всех забил. Фото sportarena.com

«Эффенберг — человек с характером»

И как тебе высокий блондин из Мюнхена?

— Эффенберг — безусловно, звезда. Его очень многие любители футбола и специалисты не просто уважают, а любят. Он действительно очень полез­ный игрок на поле, нужный для любой команды, будь то клуб или сборная. Это футболист, способный повести за собой партнеров в трудный для команды момент. Эффенберг может взять нити иг­ры в свои руки. Ему доверяют на поле, безоговороч­но готовы идти за ним в огонь и воду. Штефан — человек с характером.

Вспоминаю один примечательный эпизод, когда Эффенберг еще защищал цвета Боруссии. Дела команды складывались мягко говоря плохо. Мы «сыпались» на дно турнирной таблицы, одно пора­жение сменялось другим. Нам предстоял выездной поединок. Штефан буквально выгнал из комнаты в гостинице, отведенной для теоретических занятий команды, весь тренерский штаб и остался наедине с футболистами. Штефан каждому рассказал, что он хочет увидеть в его исполнении на поле. После такой «теп­лой» беседы мы «прибили» соперника на его поле — 5:3!

— Вы часто общались?

— Нельзя сказать, что мы приятельствовали, все-таки у нас большая разница в возрасте. Кроме того, Штефан звезда, а я был маленьким мальчи­ком, делающим первые шаги в большом футболе. Но когда было действительно необходимо, со сто­роны Эффенберга чувствовалась настоящая под­держка. Он советовал, объяснял, как лучше делать те или иные вещи на поле, если я заслуживал, де­лал замечания, но исключительно по делу. Это бы­ла настоящая школа. Я провел семь матчей в бундеслиге и забил один гол — Ганзе. 

Что же последовало за столь успешным на­чалом?

— Дальше было плохо. Я порвал крестообразные связки на левой ноге. Произошло это не в игре, а на тренировочном занятии. В результате остался без футбола на восемь месяцев. Очень тяжело восста­навливался, набирал форму, приобретал столь не­обходимую игровую практику. Начал выступать за вторую команду, забивал, снова добрался до перво­го состава и… повредил голенастоп. В моей фут­больной карьере пришло время «отдыхать». Врагу не пожелаю таких каникул.

Прихо­дилось начинать все сначала, пока не последовало предложение из Майнца.

Как появился этот вариант?

— Позвонил мой менеджер Андрей Головаш и предложил Майнц — я согласился. Безусловно, Боруссию нельзя сравнивать с моим нынешним клубом. Но в тот мо­мент я испытывал острый дефицит игровой прак­тики. Какая разница, где начинать все сначала? Летом 2000 года пришел в Майнц, прошел сбо­ры, все складывалось нормально, но пришел но­вый наставник…

Просто напасть для меня какая-то. «Коуч» долго решал, как ему лучше играть — то ли с тремя форвардами, то ли с двумя, в итоге остановился на одном. И места в составе мне не находилось. Затем я «сломался» и потерял три ме­сяца… И лишь с этого сезона стал потихоньку во­зобновлять игру.

Андрей Воронин в 2004 году помог Байеру разгромить Динамо. Фото footclub.com.ua

Андрей Воронин в 2004 году помог Байеру разгромить Динамо. Фото footclub.com.ua

«В прошлом году президент буквально плевался»

Теперь все силы устремлены на прорыв Майнца в бундеслигу?

— Пока об этом никто вслух не говорит. Но, уве­рен, в глубине души о бундеслиге все мечтают. Ведь Майнц на протяжении последних шести лет сражался исключительно за место под солнцем, не больше. Каждый сезон только за два-три тура до его окончания команда добивалась права остаться во второй бундеслиге. Зато в этом году нам пока ве­зет, Майнц побеждает.

Что собой представляет город Майнц?

— По сравнению с Одессой — большая деревня городского типа. Если серьезно, то маленький ин­дустриальный городок в 40 километрах от Франкфурта. Мне нравился больше Менхенгладбах с его уютом, навеваемым средневековой архитектурой сказочных, словно игрушечных домиков. А Майнц — это современная Германия, архитектура XX сто­летия с ее пускай не очень большими, но похожими на обувные коробки домами. Одним словом, две большие разницы.

И местные жители все как один ходят на футбол?

— Не тут-то было! С этим как раз проблемы. Па­радокс, идем на первом месте, а болельщики не спешат устраивать аншлаги. Вчера, например, на матч пришло только восемь тысяч, а стадион вмещает 15. Обычно средняя посещаемость домашних матчей не превышает пяти-шести тысяч. Только од­нажды, во время местного дерби, когда в гости при­ехал Айнтрахт, на трибунах яблоку негде было упасть.

На мой взгляд, горожане не верят в свою коман­ду. Создается впечатление, будто они ждут момен­та, когда Майнц начнет проигрывать, чтобы про­изнести: «Ну вот, началось…». В прошлом году президент клуба буквально плевался — на стадион при­ходило не больше четырех тысяч человек. А если зрители не ходят, то казна пуста.

Владимир Черно-Иванов, 22-25.12.2001

Воронин решил поберечься. Эксклюзивные факты из истории сборной Украины

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.