Интервью из прошлого. Юрий Сак: «Проходил «обкатку танками»

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Фото goldtalant.com.ua

Сегодня герой проекта — экс-защитник и полузащитник Черноморца и сборной Украины Юрий Сак.

«Главное — трудолюбие…»

— Я родился в Запорожье. Ро­дители — простые рабочие на за­воде. Отец, к сожалению, умер три года назад. Мать ныне на пен­сии, старший брат живет с семьей в Энергодаре. Тоже когда-то зани­мался футболом и гандболом.

— Как родители реагировали на ваше увлечение?

— Нормально. Все детство я провел во дворе, гонял мяч с ре­бятами, а в 12 лет записался в футбольную школу Метал­лург. Моим первым тренером был Владимир Федорович Олейник. Именно он дал мне пу­тевку в большой футбол. Влади­мира Федоровича уже нет, но, уверен, все его воспитанники не забывают этого прекрасного че­ловека.

Как складывалась ваша карьера дальше?

— Сначала дубль Металлур­га, затем выступление за Тор­педо во второй лиге союзного первенства, армия… В школе иг­рал на позиции правого полузащитника. До восьмого класса я был невысокого роста, а потом вытянулся за два последних года обучения. А впервые сменить ам­плуа мне предложили позже, в одесском СКА.

— Какие у вас были сильные стороны в детстве?

— Сложно сказать. Главное — было огромное желание играть. Ничем экстраординарным я не выделялся, в сборные меня не брали. Специфика действий на фланге требовала работоспособ­ности. 

— В дворовом футболе вы, как и все мальчишки, больше любили забивать?

— Нет. Отдавать. Я получал от этого удовольствие. Конечно, за­бивать мне нравилось, но выдать партнеру хороший пас еще более приятно.

— А как вы учились в обще­образовательной школе?

— Неплохо. Был твердым хоро­шистом.

— Как вы так умудрились?

— Просто нравилось учиться. Особенно импонировали языки — русский и украинский, а также ал­гебра…

— Возвращаясь к вашей юности, хочется спросить: кто из ваших партнеров по тогдаш­ней школе Металлурга позже выбился в люди?

— Прежде всего ребята пос­тарше — Гена Перепаденко (1964 г.р.), Саша Спицын (1963-го), а поколение 1966 года выиг­рало по своему возрасту чемпионат СССР. В той команде выступали Нефедов, Ири-оглу, Цыган­ков, Гудков, Роман и Александр Бондаренко…

Фото dynamo.kiev.ua

«Моя средняя результативность — четыре гола за сезон…»

— А ребята вашего возраста достигли чего-то подобного?

— Глобального успеха — нет. Занимали второе место по Укра­ине и пятое в Союзе. Помню, в команде Днепропетровска по на­шему возрасту играл Андрей Сидельников. Как-то видел Тиму Гу­сейнова, хоть он на год младше. Выступал за сборную Луганска.

— Когда вы попали в дубль Металлурга?

— В 1983 году. На первый вы­езд поехал в шестнадцать лет. Провел тогда четыре игры во все­союзном турнире дублирующих команд первой лиги, причем в первой же забил мяч волгоград­скому Ротору. Пошел в штраф­ную при розыгрыше углового и удачно сыграл головой.

— Отчего всего лишь четыре матча?

— Пришлось уйти в Торпедо. Тогда существовал возрастной ценз — не больше двух игроков до 18-ти лет. Таким образом, перешел в команду второй лиги. Но ничуть об этом не жалею. Турнир тогда был очень интересный. Торпедо только стало участво­вать в чемпионате Союза, поэто­му перед нами ставилась задача закрепиться. В 1985-м я провел все 40 игр и забил четыре мяча. В 1986-м — отыграл первый круг: 20 встреч, и, соответственно, от­личился дважды.

— Почему вы говорите «соот­ветственно»?

— Потому что четыре гола за сезон — это моя средняя резуль­тативность. Так было всегда. Иногда, конечно, и больше за се­зон забивал, но в среднем — четыре мяча.

«В армейской спортроте даже не проходил в состав»

— Можете сравнить уровень второй лиги Союза с нынешней высшей украинской?

— Не думаю, что это коррект­но. Всему свое время. Могу лишь сказать, что та лига была мощная. Проведенные там полтора сезона напрасной тратой времени я не считаю. А потом встал вопрос об армии. У меня была отсрочка, по­ступил в Запорожский педагоги­ческий институт на «физвос». Помню, первый год даже получал стипендию.

— Это сколько, если не сек­рет?

— Сорок рублей.

— Ого, не то что 25 гривен в наше время.

— Да… Нужно же было помо­гать семье. Я, кстати, как первые деньги в команде начал полу­чать, сразу же стал отдавать их родителям. Но спустя некоторое время пришлось отправиться в армию. Распределили меня в Николаев. Принял присягу, за­брали в спортроту. Тренером тог­да был Капличный. В состав я не проходил.

— В спортроте-то?!

— А что вы удивляетесь! Тог­да спортрота была, наверное, уровня команды второй лиги ны­нешней. Так что пришлось мне сосредоточиться на армейских делах. Получил звание младше­го сержанта в артиллерии. По­том оказался в Одесском выс­шем артиллерийском команд­ном училище имени Ленина, в части нынешнего института сухо­путных войск. Вызвали в СКА, да только и там в состав я не про­шел. Там ребята из высшей ли­ги выступали. В общем, стал я «играть» за «рабочую команду». Только занимался этот коллек­тив не футболом, а уборкой, по­белкой и так далее… Короче, ар­мейскую жизнь вкусил в полной мере. И в нарядах побывал, из автомата пострелял, прошел «курс молодого бойца», «обкат­ку танками».

— Это как?

— Ну, как… Лежишь ты в око­пе, а на тебя танк катит. Ты в не­го кидаешь гранату. Учебную, ко­нечно.

— Ну и как вам это удоволь­ствие?

— Живой, как видите… Приятные воспоминания связаны с выступлением за нико­лаевскую Звезду (тренер — Вла­димир Малый), мы заняли тогда третье место по Украине. А когда до дембеля оставалось полгода — пригласили в одесский СКА. Я прошел сборы вместе с тренером Масловским и командой, и, как го­ворится, пошло-поехало. В армейском клубе три года отыграл.

— И именно тогда вас стали ставить на позицию опорного хава?

— Да. Тренеры увидели меня в центре полузащиты. Я, скажу откровенно, сопротивлялся: ка­залось, что навыков нет. Честно говоря, было очень непривычно. Но команда было что надо. Кочвар, Мокан, Харьковщенко, Ермаков, Кошелюк, Демьяненко, Сахно… Впрочем, перечислять так можно долго. За три сезона мне даже удалось забить четыр­надцать мячей — пять, пять и че­тыре.

Юрий Сак в 1992-1994 годах провел за сборную Украины 10 матчей, забил 1 гол

Юрий Сак в 1992-1994 годах провел за сборную Украины 10 матчей, забил 1 гол

«Могли стать призерами последнего чемпионата Союза»

— Насколько отличались стили тренеров армейской команды?

— Каждый предлагал что-то свое. Но интереснее всего работалось с Тархановым. Это был мо­лодой, амбициозный наставник со своим подходом к делу. На 90 про­центов наши занятия состояли из упражнений на технику, причем все они были настолько интенсив­ны, что помогали улучшать и физическое состояние. Помню, тре­нировались спущенными мяча­ми. Контролировать такой «сна­ряд» тяжелее обычного.

— Тогда же вам пришлось впервые попробовать себя на позиции либеро?

— Это случилось еще в 1988-м, когда мы играли с никопольским Колосом. СКА вел — 1:0, но в результате соперник добился ни­чьей. Могу сказать, что мне на от­ветственной позиции было очень тяжело и непривычно. Несколько раз терялся, но в целом отыграл неплохо. Вообще, должен ска­зать, что к концу десятилетия в Одессе в целом и в СКА, в част­ности, подобрался очень хороший коллектив. Все мы тогда мечтали о больших успехах, имели хоро­шую прессу, начали поступать приглашения из «вышки». В моем случае это был Черноморец…

В то межсезонье в главную коман­ду города из армейского клуба пе­решло четыре человека: Суслов, Кошелюк, Зинич и я. Встретили нас нормально, поехали с коман­дой на сборы. Честно говоря, очень хотелось играть, и чем больше, тем лучше. Это сейчас я понимаю, что был еще сыроват… Но тогда ждать не хотелось. Хотя «так было нужно». Это ним объ­ясняли тренеры. Наши доводы были таковы: «Лучше быть пер­вым парнем на деревне, чем…», ну, дальше вы знаете. Опорного хава тогда в Черноморце играл Юра Шелепницкий. Но мне удалось отыграть в последнем пер­венстве Союза 26 матчей и стать лучшим бомбардиром команды — провести семь мячей.

Это был незабываемый чемпионат. После первого круга мы шли на одиннадцатом месте. А потом стали стремительно набирать. Во вто­ром круге уступили только в одной игре. Средний возраст нашей команды был 25 лет, в общем, он идеален для больших свершений, которые, думаю, вполне могли прийти уже тогда. Мы боролись за третье место с московским Тор­педо. В последних турах сдела­ли все от нас зависящее — обыг­рали киевских динамовцев у них дома — 1:0 (мяч в своем класси­ческом стиле головой провел Ва­ня Гецко), а в последнем туре и Памир. Но нас, можно так ска­зать, подвел Спартак Черчесова и Шмарова, уступивший авто­заводцам — 1:2. По количеству побед столичная команда нас превзошла и получила «бронзу» последнего первенства Союза. А уже в конце 91-го года мы узнали о распаде СССР.

— Первый чемпионат незави­симой Украины получился до­вольно скомканным.

— Согласен. Отыграли быстро, раз-раз, и все. 20 команд разве­ли по двум подгруппам, и пошло-поехало. Мы, кстати, не без оснований считались фаворитами. Никифоров, Цымбаларь, Третьяк, Спицын, Гецко, Шелепницкий, Гусев, Кошелюк — эта дружина могла стать первым чемпионом страны, но увы… Обидные до­машние ничьи с Карпатами в матче-открытии, с аутсайдером Кремнем и главным конкурен­том — Таврией помешали первенствовать в своей подгруппе.

— Очевидцы вспоминали о том, что триумфу в чемпионате в какой-то мере помешала эй­фория от выигранного Кубка страны…

— Возможно, в какой-то степе­ни. Все-таки мы стали первой командой, решившей глобальную задачу — выход в еврокубки. Не то чтобы после этого успеха нам кто-то порекомендовал сбросить обороты, но настроя и мотивации не хватило.

— А какие впечатления оста­лись от финала?

— Металлист в то время был чрезвычайно серьезным сопер­ником. Я, честно говоря, думал, что дело идет к пенальти. Можно сказать, что нам повезло: на 104-й минуте Илья Цымбаларь в дичайшей сутолоке провел по­бедный мяч.

«Только у нас главного тренера сборной могли не встретить в аэропорту»

— Мы как-то ненароком про­пустили еще одну интересную тему — первую игру сборной Украины.

— Это был эксперименталь­ный матч со сборной Венгрии в Ужгороде. Я вышел на замену во втором тайме, но скажу, что в первой половине подопытными выглядели венгры: наша команда давила, имела ряд выгодных мо­ментов. В частности, Юрий Ше­лепницкий угодил в штангу. Во втором тайме, когда я появился, игра заметно оживилась (смеет­ся). Сразу три гола получили. Первый блин вышел комом, хоро­шо, что Ваня Гецко на последней минуте спас нашу честь, блестя­ще исполнив штрафной удар.

— Американское турне пом­ните?

— Конечно, мы тогда провели две встречи со сборной США и од­ну с Мексикой. Но все же отбороч­ный цикл начали слабо. Уступили — 0:2 Литве в Киеве. Тогда в команде был конфликт между Базилевичем и футболистами Динамо. Со мной же вышла особая история — на 5-й минуте игры сломал ногу, выполняя подкат…

— Ну, а самое приятное впе­чатление о сборной у вас связа­но с поединком против болгар в мае 1994-го года?

— Команда Болгарии тогда го­товилась к чемпионату мира в США, на котором была четвертой. Поединок против нас оказался ед­ва ли не последним в цикле под­готовки к мировому первенству. В первом тайме хозяева владели инициативой, один мяч забили, еще пару раз «простили» нас. А во второй половине встречи провели ряд замен: хотели просмотреть всех кандидатов, и мы счет сравняли. Мне удался удар с линии штрафной, мяч влетел в самый нижний угол. Это был мой един­ственный гол, проведенный в мат­чах за национальную команду.

Михаил СПИВАКОВСКИЙ, 12.10.2000

Интервью из прошлого. Александр Заваров: «Не все приходят на тренировку»

На ваш взгляд, какой результат покажет сборная Украины на Евро-2021?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.