Конспекты Валерия Лобановского: как это было. История Николая Павлова

Как в начале 90-х Николай Павлов случайно обнаружил записи легендарного Валерия Лобановского…

Фото Олега Дубины

Назначение Алексея Михайличенко на должность главного тренера киевского Динамо вызвало неоднозначную реакцию среди болельщиков. Руководителей клуба критикуют за очередную попытку вернуться к «конспектам Валерия Лобановского», и мы вспомнили историю, связанную с важными записями легендарного наставника. Рассказал ее заслуженный тренер Украины Николай Павлов в своей автобиографической книге. Вашему вниманию — отрывок из его воспоминаний.

Уборка в кабинете Лобановского

— Один раз мне пришлось извиняться перед Лобановским, хотя Валерий Васильевич и говорил, что никаких извинений не нужно, — вспоминает Николай Петрович. — А виновны в этом были… пыль и моя любознательность….

Когда в 1995 году меня назначили исполняющим обязанности главного тренера Динамо, то поселили на базе в тренерскую комнату, где трудился Валерий Васильевич Лобановский. Работы было очень много — и очень часто я ночевал на базе. В комнате я проводил много времени, поэтому сразу решил там обжиться. Комната Лобановского была в таком же состоянии, в каком он ее оставил, и однажды я начал разбирать там все полочки, чтобы вытереть пыль. На шкафах явно никто не убирал все эти годы. Открыл один ящик, смотрю — а там конспекты, ежедневники, тезисы. Я и сам не заметил, как начал их читать!

«Кто это писал? Чей это почерк?»

Вся эта информация показалась мне чрезвычайно интересной. Там были все мои мысли, к которым я пришел путем ежедневной работы, жизненного опыта и набитых шишек. А тут, человек, с которым я не был знаком, четко и логично все описал. Меня очень заинтересовали все эти записи, и я спросил у администратора команды Александра Чубарова: «Кто это писал? Чей это почерк?» Он сразу ответил, что Лобановского. Я подумал: «Ничего себе». Но промолчал. Потом сложил все то, что было написано Лобановским (записи, сделанные другим почерком, меня не интересовали), и забрал домой. Перечитал еще раз — и понял, что это мое. Все мысли, взгляды на эволюцию футбола, методику работы — вот так, в один вечер выяснилось, что я могу себя считать единомышленником Лобановского.

Долгое время это оставалось тайной, но, когда мы начали часто общаться, я сказал Валерию Васильевичу, что меня мучает совесть. Он удивился, и мне пришлось все объяснить. Лобановский меня успокоил, сказал, что ничего страшного в этом нет, но признался, что был удивлен, почему до меня все эти записи никого не заинтересовали…

17 лет без Лобановского. Вспоминают Шевченко и Ребров

 

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.