Динамо — Олимпиакос. Миссия Блохина и двойные контракты Литовченко и Протасова

История связывает киевское Динамо и пирейский Олимпиакос не только благодаря двум осенним матчам 1975 года в рамках Кубка чемпионов. С лета 1990-го по январь 1993-го во главе греческого гранда на посту главного тренера работал знаменитый украинский форвард Олег Блохин, а в его составе выступали Олег Протасов и Геннадий Литовченко

литовченко

Фото kp.ua

Канули времена, когда на Блохина зарилась Бавария

Отдав Динамо почти два десятилетия, Блохин в 1988 году отправился доигрывать в скромный австрийский Форвертс из Штайра. Страна Советов все шире распахивала двери перед цивилизованным миром, и не воспользоваться такой возможностью главный бомбардир отечественного футбола не мог.

Правда, спрос на 36-летнего ветерана был невысок. Канули в Лету времена, когда на него зарилась сама Бавария, наставник которой Деттмар Крамер, после того как киевляне оставили именитый мюнхенский клуб с носом в поединках за Суперкубок, заявил: «Мы бы очень глубоко запустили руку в кассу, чтобы приобрести Блохина. Я был бы счастлив, если бы такой футболист играл в моей команде».

Форвертсу, который впервые за свою 70-летнюю историю пробился в высшую австрийскую лигу, Блохин достался бесплатно. Но в Штайре не задержался. И в следующем сезоне перебрался на теплый Кипр – в Арис из Лимассола. Там его и настигло приглашение попробовать силы на тренерском поприще в Пирее.

Если тренер советский, то и приглашать надо из СССР

«Я уже собирался заканчивать игровую карьеру, как однажды ко мне обратился менеджер Олимпиакоса Лакис Михалас, — рассказывал впоследствии Олег Владимирович. — Потом я встретился с президентом клуба. Попросил три недели на раздумья. После чего и принял решение, заключив контракт на два года».

«Позже в клубе возникла идея, — продолжал Блохин. — Если тренер советский, то и пригласить в него надо советских футболистов. Вообще-то в Олимпиакосе трансферами занимался специальный человек, но в СССР попросили съездить меня. Мол, я лучше знаю местные порядки».

Но не все оказалось так безоблачно. По мнению греческого журналиста Панайотиса Липименоса, Блохин в Пирее появился не случайно. По крайней мере, не в силу своих тренерских талантов, о которых тогда можно было только догадываться. Он стал одним из винтиков в хитрых планах президента Олимпиакоса Аргириса Сальярелиса.

Из-за угрозы насилия был отменен матч за Суперкубок

Рубиновый король, как его называли в Элладе, или Человек из джунглей (Сальярелис много лет занимался добычей драгоценных камней в Кении, где и сколотил состояние) пару лет назад по дешевке подобрал клуб у своего предшественника Гиоргоса Коскотаса.

Коскотас погорел на финансовых махинациях, пустился в бега, но был пойман и на 12 лет упрятан за решетку. Более выгодной для Сальярелиса сделки было не придумать. Но на поверку он оказался до неприличия зажимистым. И отказался платить большие зарплаты лидерам коллектива – венгерскому полузащитнику Лайошу Детари и капитану команды, защитнику Стратосу Апостолакису.

Детари ушел в Болонью, а любимец пирейской публики, ведущий игрок сборной Апостолакис – в стан ненавистного врага, Панатинаикос. Это вызвало массовые беспорядки среди болельщиков. Из-за угрозы насилия на трибунах был отменен даже матч за Суперкубок Греции между этими клубами.

Продали за 6 миллионов, а засветили в двадцать раз меньше

Но вскрылось и другое. Продав венгра в Италию за 6 миллионов долларов, финансовая служба Олимпиакоса засветила перед фискальными органами всего 300 тысяч.

Подлог обнаружили журналисты. Сальярелис оказался под следствием, что, впрочем, его не остановило: взгляд президента уже был направлен в сторону недавно распахнувшегося советского футбольного рынка с его качественным, но относительно недорогим товаром. 

Блохину была отведена роль посредника. Мол, такой звезде, можно сказать — легенде, не только не откажут, но еще и скидку сделают. Список выглядел внушительно – Протасов, Шмаров, Добровольский, Юрий Савичев.

Однако нападающего Валерия Шмарова не отпустил его клуб — московский Спартак. Игорь Добровольский из московского Динамо сам не захотел ехать в Грецию. Зато Торпедо и Юрия Савичева (одного из двух братьев-близнецов) предложение Олимпиакоса устроило.

Созрел, что попробовать себя в профессиональном футболе

Гладко прошли переговоры и в Киеве. Стороны быстро ударили по рукам, и по окончании чемпионата мира-1990 Протасов должен был присоединиться к новым партнерам. Однако 18 июля исполком Федерации футбола СССР принял решение отказать Олимпиакосу в выдаче трансферного сертификата игрока и запретить ему переход в этот клуб.

«Мы уже почти обо всем договорились, но тут последовал запрет федерации, — возмущался Протасов. – Я считаю, что игрок обязан, прежде всего, своему клубу. И если клуб его отпускает, он может уезжать. При этом клуб получает денежную компенсацию. При чем тут федерация?

Я созрел, чтобы попробовать себя в профессиональном футболе. Во всяком случае, мне бы это было интересно, исходя не только из материальных соображений. Решение же федерации считаю надуманным. Я ведь не собираюсь прекращать играть за сборную. Если, конечно, меня в нее будут продолжать приглашать».

Динамо было готово отпустить форварда за 30 тысяч долларов

Между тем обнаружилось, что, согласно предварительному контракту, киевское Динамо было готово отпустить Протасова в Олимпиакос за… 30 тысяч долларов, а самому футболисту было положено жалование аж (!) в 1 300 долларов в месяц в течение трех лет.

Панайотис Липименос и его коллеги-журналисты вновь заподозрили неладное. Началось расследование и в итоге выяснилось, что на самом деле речь шла о соглашении на три миллиона.

Более того, спустя некоторое время греческие газеты раскопали и опубликовали копии так называемых двойных контрактов Протасова и примкнувшего к нему несколько позже Литовченко. Там фигурировали еще большие цифры. Куда и кому ушла разница, оставалось только догадываться.

Протасова в Пирее встречали больше двух тысяч болельщиков

К тому времени союзная федерация уступила требованиям клубов самостоятельно распоряжаться своими игроками. В сентябре тогдашний президент Динамо Виктор Безверхий вместе с Протасовым отправился в Пирей. Гостей встречали больше двух тысяч болельщиков, была созвана специальная пресс-конференция.

Но история с переходом в Олимпиакос двух воспитанников Днепра, в последние два с половиной года защищавших цвета киевлян, еще долго будоражила умы.

«Мне трудно что либо сказать, поскольку лично я к этим трансферам никакого отношения не имел, — рассказывал спустя почти год в ту пору главный тренер Динамо Анатолий Пузач. — Но могу с уверенностью утверждать, что денег от Олимпиакоса ни за Протасова, ни за Литовченко мы до сих пор не получили».

Как Олег Блохин познакомился с братьями Суркисами

А Олег Блохин спустя годы рассказывал, как он познакомился с Григорием Суркисом, летом 1993-го ставшим президентом киевского Динамо, и его младшим братом Игорем.

Блохин, к тому времени уволенный из Олимпиакоса и возглавивший ПАОК, возвращался в Грецию. Одним рейсом с ним летели и братья. Летели, чтобы выяснить обстоятельства двойных контрактов бывших футболистов своего клуба. Прежнее руководство сделать это не удосужилось!

Все это, впрочем, не помешало динамовцам иметь отношения с пирейцами. В декабре 1991-го по приглашению Блохина киевляне в рамках подготовки к выездному матчу с пражской Спартой в рамках группового турнира тогда еще Кубка чемпионов в гостях провели с олимпийцами спарринг, в котором разошлись миром (0:0).

Сам Блохин проработал в Пирее до 25 января 1993 года, но к чемпионскому титулу команду так и не привел (два вторых места). А высшим его достижением с Олимпиакосом стал выигрыш Кубка Греции в сезоне-1991/92.

В качестве обладателя трофея подопечные украинского наставника в 1/16 встретились с одесским Черноморцем. В Греции моряки сотворили сенсацию, благодаря голу Юрия Сака обыграв хозяев (1:0). Но дома были крупно биты (0:3). По мячу в составе эллинов забили Литовченко и Протасов. Впрочем, это уже другая история…

Максим ТРЕТЬЯК  

«Динамо забьет и пройдет». Прогнозы специалистов на матч с Олимпиакосом

 

 

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения