Сергей Федоров. Часть 2. «Были варианты в Италии, три предложения из Англии»

Предлагаем вашему вниманию вторую часть эксклюзивного интервью с экс-защитником киевского Динамо и сборной Украины Сергеем Федоровым

В первой части интервью Сергей Федоров рассказал о школьных годах, знакомстве с Валерием Лобановским, выступлении за ЦСКА-Борисфен и начале карьеры в основном составе Динамо. Сегодня — продолжение разговора.

«Рауль, Анри, Коллер, Карью — они все разноплановые»

— Лига чемпионов-2007/2008. Группа со Спортингом, Манчестер Юнайтед и Ромой. Шесть поражений в шести матчах. Что тогда происходило с командой?

— Наверное, был небольшой кризис. Было много новых легионеров, которым необходимо было время. Не было целостности в команде.

— Вы играли против 22-летнего Криштиану Роналду. Можно было предположить, что этот парень возьмет пять Золотых мячей?

— Нет, не ощущалось такого. Но я не особо задумывался о том, звезда он или нет. У меня были свои функции на поле, которые я выполнял. Я делал все, чтобы мой нападающий не забил. Мне приходилось сталкиваться со многими нападающими. Рауль, Анри, Коллер, Карью — они все разноплановые. И нужно было думать, как не дать им забить.

Тот же Рауль любил повозиться с мячом. Я знал, что Анри принимает мяч и моментально бежит, и я учитывал это. Рауль, к примеру, вверху не играет, а Анри — наоборот, головой шикарно играет. Торрес, когда мы встречались со сборной Испании, очень неплохо отыграл, и тяжело с ним пришлось, хотя он еще зеленый совсем был.

«Любой профессиональный вид спорта требует жертв»

— Сначала вы играли с Лужным в одной команде, а потом он стал вашим тренером. Как-то изменились отношения?

— Нет. Олег Романович как был требователен на футбольном поле, таким и остался в качестве тренера (улыбается). Помню, когда мы были молодыми, Олег очень любил заводить команду, он был лидером. Все время агрессивно что-то требовал. Такой человек должен быть в команде.

— По ходу прошлого сезона ходили приколы по интернету, что если у Динамо не получался первый тайм, то Лужный заходил в раздевалку, что-то там делал, и на второй тайм выходила другая команда и выигрывала…

— Это, конечно же, миф. Я думаю, что Александр Хацкевич вносит коррективы, и это влияет. А то, что кого-то там якобы бьют — это смешно.

— Травмы сильно помешали вашей карьере?

— К сожалению, да. В этом мне не везло. Выходил на пик формы, а потом столкновение на ровном месте — и какая-то тяжелая травма. Я восстанавливался быстро, но нужно было начинать все заново.

— А на жизни после карьеры это не сказывается?

— Не без этого. Любой профессиональный вид спорта требует жертв, в частности, в отношении здоровья. Но при этом ты достигаешь результатов. Сейчас — да, сказывается. У многих спортсменов есть травмы, которые потом болят. Но мы все равно двигаемся.

«Блохин требовательный. Но мне с ним нормально работалось»

— В сборной вас тренировали люди, с которыми вы в тот или другой период работали в Динамо, кроме Блохина. Это облегчало работу?

— Так как мы работали с ними в клубе, то не было никаких проблем. Помню, когда Блохин вернулся из Греции и принял сборную, мне очень понравилось, что он сказал: «Мы выйдем с первого места». Даже глазом не моргнул, а мы тогда еще подумали: все-таки такая группа… И потом тот момент, когда стало ясно, что мы едем на чемпионат мира — это запоминается на всю жизнь.

— С Блохиным как работалось?

— Своеобразный человек, требовательный. Но мне нормально работалось. И будучи футболистом, и потом уже тренером-помощником в его штабе.

— Вы дебютировали в легендарном матче против Словении. Противоречивые эмоции? Все-таки первый матч за сборную, а с другой стороны — не попали на Евро…

— Нам тогда очень не везло. Постоянно залетали какие-то голы с рикошетов. Но этот матч — да, на всю жизнь. Мы были здесь на базе, было холодно, утром просыпаемся — идет снег. Думаю, что это тоже внесло коррективы. Но и у Словении хорошая команда была.

— Досадно, что из золотого состава Динамо-1999 мало кто поиграл на чемпионатах мира и Европы?

— Да, это обидно. Эти матчи против Хорватии… Все-таки из той великой команды Лобановского очень мало кто поиграл за границей. Лужный, Шевченко, Ребров, Каладзе… Считаю, что большинство ребят были достойны играть в Европе. Ну и многим, конечно, травмы помешали. Тому же Косовскому и Дмитрулину.

— У вас была возможность поиграть за рубежом?

— Да, были варианты в Италии, две команды интересовались, точно помню, что Торино. ЦСКА Москва два раза приглашал, но Лобановский сказал: «Ты мне нужен». Перед чемпионатом мира было три предложения из Англии. Правда, я не могу сказать, что это были за команды.

«Друзья друзьями, а на футбольном поле — это другое»

— За сборную вы играли против Беларуси, противостояли Белькевичу и Хацкевичу. Тяжело было, зная их уровень, или легче?

— Тяжело было. Валик и Саша — сильные игроки. Плюс еще был молодой Александр Глеб, а еще Кутузов, который в Милане поиграл.

— Еще были матчи против Грузии с Каладзе и Деметрадзе…

— Да, помню, что мы играли во Львове. По-моему, выиграли — 2:0. А там, в Грузии, мы выигрывали — 1:0 и нас устраивало, и за пять минут до конца нам забили. Но повезло, что в параллельном матче наши соперники тоже потеряли очки. И мы в аэропорту узнали, что попали на прямую на чемпионат мира.

— В таких матчах за сборную, когда противостоишь своим одноклубникам — играешь на полную или где-то можно не пойти в подкате, дабы не сломать своего же?

— Друзья друзьями, а на футбольном поле — это другое. Он защищает честь своей страны, а я своей. Так же, когда мы играли против Шахтера, Днепра, Карпат — много ребят было из сборной, там мы дружим, без вопросов. Но в очном противостоянии каждый выполняет свои задачи. Если ты будешь жалеть и себя и кого-то — ничего не будет.

— В матче против Армении вы забили свой первый гол за сборную. И он принес очень важные три очка.

— Мы выигрывали — 2:0, потом 2:2, 3:3. И вот дополнительное время, последовала длинная передача, отскок, и я, отворачиваясь от ворот, убегаю и с разворота бью. Мяч проскочил под вратарем. Это еще при Буряке было. Приятно забивать и приносить победу команде.

— Еще один остросюжетный матч был против Испании в Киеве…

— Мы вели — 1:0, потом проигрывали — 1:2, и в конце Горшков сравнял.

— Один из лучших матчей Буряка-тренера?

— Может быть, да. Хотя тут тоже не везло, все-таки играли мы тогда неплохо. Но я думаю, что у него были и другие хорошие матчи.

— Вы были основным защитником в отборе к чемпионату мира-2006, отыграли весь цикл, но сам финальный турнир пропустили из-за травмы. Обидно?

— Конечно, обидно. Но зачем жалеть? Произошло — значит так должно было быть. Обидно, что потом очень долго восстанавливался. Вместо восьми месяцев я потерял полтора года.

— Но тем не менее вы поехали в Германию на чемпионат мира в качестве зрителя.

— Да, поехал поддержать ребят. Находился в лагере сборной. У меня был свободный график. Я держал связь между ребятами и тренерами.

«Когда узнал, что буду работать в Динамо, летал на крыльях»

— Одно время вы были играющим тренером в Зирке, тогда еще кировоградской. Расскажите об этом периоде.

— Я помогал Александру Дериберину, был его помощником. Получил отличный опыт. Тогда у этой команды все только начиналось, реконструировали стадион. Было тяжело, все-таки первая лига — это немного другая специфика, чем Премьер-лига.

— Дальше последовало возвращение в Динамо…

— Да, я работал в академии. А потом мне позвонил Резо Чохонелидзе, тогда как раз ушли Баль и Михайличенко, и он сказал, что я буду работать вместе с Сергеем Ребровым в штабе Блохина. Для меня это был подъем, летал на крыльях. С Ребровым я давным-давно знаком, столько лет играли. Олег Владимирович тренировал в сборной. Было очень комфортно.

— Но, тем не менее, наверняка были ситуации, когда у вас одно мнение, а у них иное, и вы спорили?

— Ну само собой, Блохин все-таки главным тренером был, и он мог смотреть на вещи иначе. Но общий язык мы находили. Тот же Сергей Станиславович с ним очень много дискутировал. Но всегда к чему-то приходили.

«Вклад Рауля и Висенте чувствуется до сих пор»

— Бытует мнение, что Ребров не был главным. А всем руководил Рауль Рианчо. Разрушите этот миф или подтвердите?

— Сергей Станиславович сам же его пригласил. Да, Рауль много рассказывал, много показывал, он очень импульсивный человек. Но это неправда, что он был главным. Все ключевые решения принимал Ребров. Рауль хотел объять необъятное, он хотел быть везде. Но его присутствие здесь — это большой плюс. Мы многому научились у него.

— Тогда вообще целое нашествие испанцев было. Что-то у них переняли?

— Как строится тренировочный процесс, как расставлять приоритеты, тактические моменты. Даже сейчас в U-21 и U-19, помимо того, что мы вносим что-то новое, вклад Рауля и Висенте — остается.

— При них Динамо начало уделять внимание контролю мяча. Нашим игрокам очень тяжело играть в такой футбол, как сборная Испании и другие испанские клубы?

— Проблема была, что нужно было строить всю эту вертикаль, начиная с академии и заканчивая первой командой. Все равно это большой плюс. Да, конечно, в какой-то степени мяч передерживался, но опять же, тут уже зависит от того, как кто видит и воспринимает футбол. Хочется больше голов, зрелищности, но инициатива у того, кто держит мяч.

— У нас делают акцент на результат, а за границей на развитие индивидуальных качеств?

— Есть такое. Что бы кто ни говорил, но результат требуют. Но я думаю, что сейчас пытаются отходить от этого и приходят к тому, что нужно воспитывать игроков. Все-таки, это — продукт. Можно его вырастить и заработать очень много денег.

«У многих молодых игроков завышена самооценка»

— Кого можете с гордостью назвать своими воспитаниками?

— Мне повезло, что я тренировал вместе с Сергеем Беженаром 1997-й год, много наших воспитанников играют: Цыганков, Шепелев, Михайличенко, Тымчик, Тарануха, Масалов, Щебетун, Маханьков.

— Из нынешнего U-21 кого-то выделите?

— Давайте не будем. Еще прочитают (улыбается). У многих и так завышена самооценка. Молодые игроки думают о себе очень много. А еще ничего не достигли. Им еще работать, работать и работать. Чтобы сначала попасть во взрослую команду, а потом закрепиться.

— Какой вы тренер?

— Требовательный. Как к себе, так и к другим. Хочу, чтобы моя команда играла в силовой, скоростной и думающий футбол.

— От многих довелось слышать, что с вашей внешностью вам бы в Голливуде себя попробовать. Не поступали предложения?

— Впервые слышу. Мужчина должен быть чуть-чуть красивее обезьяны. Есть тип мужчины Бельмондо, а есть Ален Делон. Я скорее — Бельмондо. Ален Делон — это Саша Шовковский.

Никита ДМИТРУЛИН
 

Александр Поклонский. Часть 2. «По ночным клубам не бегал, игроки сами все рассказывали»

Кто, на Ваш взгляд, выиграет Суперкубок Украины-2018?

  • Динамо (60%, проголосовало: 1 076)
  • Шахтер (40%, проголосовало: 724)

Всего голосов: 1 800

Загрузка ... Загрузка ...

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения