Без Шовковского и Леоненко. Эксклюзивные факты из истории сборной Украины

Национальная команда Украины одержала свою вторую победу в квалификации Евро-1996 и первую под руководством Анатолия Конькова, а в федерации решили заглянуть в день завтрашний…

Фото из архива КОМАНДЫ

Фото Николая БОЧКА

16 апреля 1995 года, за десять дней до выездного матча сборной Украины с Эстонией в рамках европейской квалификации состоялось заседание тренерского совета. Наставники 18-ти клубов высшего дивизиона (не то что сейчас!), а также примкнувший к ним Михаил Фоменко из выступавшего в первой лиге Борисфена, откликнулись на просьбу федерации помочь Анатолию Конькову в выборе кандидатов в национальную команду.

Тигипко хотел лишить Павлова тренерской работы

Каждый получил право предложить тех исполнителей из возглавляемых ими же коллективов (да и из других тоже), которые имеют перспективу защищать цвета национального флага не только в текущем отборочном цикле, но и в будущем. В ведомстве Виктора Банникова решили заглянуть в завтрашний день, поскольку день сегодняшний ничего утешительного уже не сулил. Так, по крайней мере, в нем решили.

Киевское Динамо на заседании представлял… Николай Павлов. Еще зимой вслед за своими днепровскими воспитанниками (Михайленко, Беженар, Максимов, Похлебаев, Коновалов) он решил перебраться в столицу. Впрочем, почему вслед, а не вместе с ними, как утверждали в Днепропетровске? Ведь, как выяснилось, контракты четверых из них (кроме Михайленко, у него сроки соглашения истекли раньше) с Днепром закончились еще 15 октября прошлого года, хотя наставник утверждал, что они долгосрочные.

Будь соглашения действительными, переход мог и не состояться. Потому что тогда в украинском футболе действовало жесткое положение о запрете на трансферы между клубами одной лиги в течение всего сезона. Положение глупое, нецивилизованное, но тем не менее внесенное в регламент. На него и полагался глава областной федерации, а по совместительству тогдашний глава правления Приватбанка Сергей Тигипко, когда потребовал признать переход недействительным.

Но отсутствие у футболистов трудовых соглашений перевернуло ситуацию с ног на голову. И тогда весь удар упал на Павлова. В Днепропетровске его обвинили в подлоге, в сговоре с динамовцами, в попытке узурпации власти в клубе, в том, что он профукал золото чемпионата страны двухгодичной давности. А Тигипко призвал федерацию лишить Павлова права работать тренером на любом уровне.

Игра Динамо могла довести кого угодно

«Мы еще полгода назад приглашали Павлова, но тогда он не мог покинуть Днепр, поскольку чувствовал себя ответственным за судьбу коллектива, — в свою очередь отметил президент киевского Динамо Григорий Суркис. — Теперь же, когда финансовые неурядицы не позволяют днепропетровцам удерживать у себя игроков пристойного уровня, Павлов принял наше предложение».

Финансовые неурядицы у Днепра возникли в связи с конверсией на Южмаше, а Приватбанк в одиночку потянуть клуб тогда еще не мог. «Где это видано — зарплаты у игроков клуба, претендующего на самые высокие места в первенстве, чуть ли не самые низкие в лиге, — забил тревогу Павлов еще задолго до этого. — Неровен час — разбегутся».

В итоге Михайленко, на которого зарились российские гонцы, пришлось снимать чуть ли с трапа самолета, чтобы он не дернул за границу. Контракт с московским Динамо был на руках у Максимова. На других днепрян претендовали Спартак, Торпедо, волгоградский Ротор. Так что еще точно неизвестно, как было бы лучше — оставаться им в родном городе или покинуть его, но при этом остаться в Украине.

Павлов в числе семи кандидатов претендовал на должность главного тренера Динамо еще зимой, когда в отставку неожиданно подал Сабо. Но тогда предпочтение было отдано Онищенко, а Павлов стал начальником киевской команды. Однако у Онищенко не заладилось. Игра Динамо, в котором, как выразился Григорий Суркис, собраны вершки украинского футбола, едва не довела его до предынфарктного состояния, и к третьему чемпионскому титулу столичный клуб вел уже вчерашний днепрянин.

Очередная профанация со стороны федерации

Динамовцы превалировали и в списке 27-ми кандидатов, отобранных тренерским советом на так называемую перспективу. В чем заключалась перспектива, сказать было трудно. Потому что новых лиц в списке было — раз, два, и обчелся. Вратарь Ногин из Торпедо, защитники Головко из Таврии и Руснак из Звезды, полузащитник Надуда из винницкой Нивы, временно и во многом случайно оказавшийся в московском Спартаке.

В то же время не нашлось места в нем в будущем многолетнему стражу ворот национальной команды Шовковскому, отсутствовал в списке и пребывавший в самом соку Леоненко — один из лучших футболистов страны того периода. А Букеля и Хомина собственноручно вычеркнул Коньков, заявивший, что его не устраивает уровень их готовности и мастерства.

Динамо в итоге оказалось представленным десятью исполнителями, но из бывших днепрян в число кандидатов попали только Максимов и Коновалов. Пять человек были названы из Черноморца, трое из Днепра (Дирявка, Скрипник, Паляница), двое из Шахтера. Зарубежный легион помимо Надуды представлял еще один спартаковец Нагорняк. Зато вновь вспомнили о Мартынове из оказавшейся к тому времени в первой лиге Звезды.

В общем было понятно, что попытка помочь Конькову в формировании состава сборной — очередная профанация со стороны федерации, не отражающая ни реалий текущего момента, ни уж тем более перспектив национальной команды. А из тех нескольких новичков, которые были навязаны главному тренеру, всерьез и надолго под сине-желтым флагом обосновался только Головко — в скором времени ведущий центральный защитник Динамо.

Игра на Калеве закончилась на 17-й минуте

Не впечатлила и игра команды в Таллинне — вялая, скучная, безынициативная. Прибалтийцы и сами действовали осторожно, редко переходили середину поля, встречали соперника жестко, а порой и откровенно грубо. И наши особо не напрягались. Подолгу раскатывали мяч на своей половине, не вкладывая в маршруты передач и намека на мысль. Особенно после перерыва, когда близость победы не предполагала приложения каких-либо усилий.

Второй тайм вообще оставил гнетущее впечатление низкосортного футбола. Эстонцы без зазрения лупили по мячу, отбивая его куда угодно, лишь бы подальше от владений своего голкипера Марта Поома из английского Портсмута. Поэтому и моментов у его ворот было мизерное количество. Запомнились разве что удары Гусейнова и Коновалова, да попытка Нагорняка еще до перерыва замкнуть головой подачу с углового.

Гол тоже получился неожиданным. Жабченко длинным пасом почти через полполя вывел на ударную позицию Нагорняка, но форварду, как следует, приложиться к мячу не удалось — тот свалился с ноги и замысловато поскакал в сторону от цели. Хорошо, что параллельным курсом набегал Гусейнов, который коленом и внес снаряд в ворота. Шла 17-я минута игры, но сама игра на этом, по сути, и закончилась.

Максим ТРЕТЬЯК

Протокол

ЭСТОНИЯ — УКРАИНА — 0:1

26.04.1995. Таллинн. Стадион Калев. Ясно. 16 градусов. 3 000 зрителей. Отборочный матч Евро-1996.

Арбитр — Т.Хауге (Норвегия).

Украина: Суслов, Лужный (к), Дирявка, Головко, Шматоваленко, Орбу, Жабченко, Максимов, Надуда (Евтушок, 65), Нагорняк (Коновалов, 46), Гусейнов.

Тренер — А.Коньков.

Гол: 0:1 Гусейнов (17).

Предупреждены: Надуда, Коновалов.

Привезли провизию и собственного повара. Эксклюзивные факты из истории сборной Украины

С дисциплиной были нелады. Эксклюзивные факты из истории сборной Украины

Шовковского спасли от переохлаждения. Эксклюзивные факты из истории сборной Украины

Банников и Борзов разнесли Базилевича. Эксклюзивные факты из истории сборной Украины

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.