Александр Поклонский. Часть 2. «По ночным клубам не бегал, игроки сами все рассказывали»

Предлагаем вашему вниманию вторую часть интервью с главным тренером Днепра Александром Поклонским, который успел воспитать немало талантливых игроков

Фото fcdnipro.ua

В первой части эксклюзивного интервью Александр Поклонский рассказал о о трудностях, с которыми он сталкивался, а также о ключевом моменте в его карьере. Сегодня — продолжение беседы. 

— Александр Владимирович, был ли у вас тренерский опыт до того, как вы возглавили Днепр?

— Нет. Был только пробел в четыре года между игровой карьерой и работой в футболе. Два года занимался бизнесом в Одессе. А еще два года дома просидел, играл за ветеранов. Но потом понял, что тянет к тому, чем занимался долгие годы. В бизнесе все было хорошо, но удовольствия от работы я не получал.

«Смотрел все матчи чемпионатов Бразилии и Аргентины»

— Расскажите о ваших первых шагах в Днепре.

— Меня пригласил Андрей Русол. Хотя поначалу я должен был работать не в Днепре, а в другой команде.

— В какой?

— Не буду говорить. Так получилось, что человек ушел с должности и меня не позвали. Я пришел в Днепр и поговорил с генеральным директором Андреем Стеценко. Он тоже был не против. Но получилось не так, как хотелось. Русол предложил тренировать в академии, но я не видел себя в работе с маленькими детками. А через три месяца была организована селекционная служба. Я работал там вместе с тем же Русолом, Вадимом Тищенко, Владимиром Геращенко. Интересная работа. Мы смотрели чемпионаты Аргентины и Бразилии. Вели, кстати, Дугласа, просматривали много игр с его участием. Каждый, наверное, матчей по 10.

— Нравилось?

— Да. За день по две его игры разбирали. Это непростой процесс. С паузами смотришь действия,  плюс записываешь все. Интересно, рассматривать качества футболистов. Дугласа, кстати, Русол нашел. В итоге бразильца подписали. Был и Азеведо, который потом в Шахтере оказался (друг Эдмара, поэтому сначала его забрал Металлист), в Днепр мы привели Бруно Гаму, Эжидио. За Эжидио тоже долго наблюдали.

— Обидно было, что Эжидио поиграл всего полгода?

— Ну, это не наша проблема. Самый кайф, когда мы их просматриваем, а они еще в итоге подходят тренеру. Русол этим руководил, давал задания. Например: «Ты смотришь Бразилию, а ты — Аргентину».

— А как отбирались чемпионаты? Это была инициатива Хуанде Рамоса?

— Нет. Мы смотрели и Чехию. Нам подходила Бразилия и Аргентина, поскольку в нашем первенстве было много представителей этих стран. Я смотрел все матчи этих чемпионатов. Сам процесс приносил удовлетворение. Рамос, к примеру говорил: «Мне нужен футболист, как Дуглас: без начала атаки, но хорошо играющий на опережение, цепкий, быстрый». И мы уже подбирали. Очень многие из тех, кого мы смотрели, играют в топ-клубах.

— Например?

— Мануэль Лансини, который защищает цвета Вест Хэма, Хуан Мануэль Итурбе, выступавший тогда в Серии А. Анализировали мы юношеские чемпионаты мира…

«Испанцам неважно было, как играет дубль»

— Как случился переход к тренерской карьере?

— Я не собирался тренировать. Нас устраивало то, чем мы занимались. Но потом Русол спросил: «Будешь работать с командой U-19?» Я не ожидал такого поворота событий. Должны были назначить другого человека, но он отказался. Я сказал, что не тренировал никогда. Потом позвонил Вадим Николаевич Тищенко и сказал: «Давай принимай, мы поможем тебе». Надо же хоть какую-то школу пройти.

— Но в глубине души вы хотели возглавить Днепр?

— Я мечтал об этом. Хотелось, конечно, с Днепром в Премьер-лиге работать, но подумал, что надо здесь выживать, неважно, что вторая лига. Днепр есть Днепр. С одной стороны — тяжело, но с другой — хотелось, потому что Днепр — мой родной город и любимая команда.

— Тогда еще Рамос работал?

— Для испанцев главное — первая команда. Им неважно было, как играет дубль. В помощники я взял Володю Геращенко, с которым мы в селекции работали.

— Немало игроков воспитали? С кем было сложнее всего?

— Первая группа — это 1996-й год рождения: Когут, Киреев, Снежко, Баланюк, Вакулко. Тяжелее всего был с 1998-м годом: Кожушко, Лунев, Леднев, Чеберко. Они молодые, с ними промучился, но ребята талантливые.

В конце чемпионата мы, правда, сбавили обороты. Шли на первом месте, конкурировали с Динамо. Но за четыре тура до конца первенства мне позвонили из сборной и сказали, что нужно шесть человек отправить на молодежный турнир. А потом я узнал, что ни Динамо, ни Шахтер своих футболистов не отпустили. Мои ребята приехали уставшими и концовку турнира не вытащили. Хотя команда была очень сильная.

«В юношеских соревнованиях 90% договорных игр»

— Сейчас встречаются случаи подозрительных матчей в юношеских соревнованиях?

— Они сплошь и рядом. Там таких 90 процентов игр. Когда тренировал Днепр, к нашим футболистам обращались постоянно. Но мы с ребятами проводили серьезную работу, они понимали, что если один раз влезешь, то возврата не будет.

— А кто обращался?

— Люди, которые работают на тотализаторе. Предлагали деньги.

— Но их еще никого так и не наказал.

— Об этом все знают, но не могут доказать. Когда докажут — другое  дело. Нужно просто закон какой-то принять, чтобы рубить на корню.

— Когда начался развал Днепра, насколько сильно это влияло на команду юношескую, в том числе?

— Влияло на всех: на академию, на U-19. Они же слышали все и знали, что будет завтра. Все хотели уходить. Для сильных клубов — это лакомый кусочек, потому что академия Днепра — одна из лучших в стране. Другие ФК сразу начали предлагать лучшие условия, поэтому и пошел отток наших ребят.

— Насколько было тогда тяжело в финансовом плане?

— На нас, тренерах, это не особо сказалось. Были задержки от трех до шести месяцев. Но потом все выплачивалось. Мы не падали духом.

Фото fcdnipro.ua

«Под нынешнюю молодежь нужно подстраиваться»

— По ходу прошлого сезона вам поступали другие предложения?

— Да, были варианты. Разговоры велись. Но сначала нужно было закончить здесь. Как я мог бросить пацанов, у нас была цель все-таки, желание было большое. Хотелось всем доказать, что мы не слабее Металлиста. Первый круг прошли неплохо. Потом футболисты уехали, очки сняли. По оставшимся игрокам это сильно ударило.

— С какими сложностями сталкивались при работе с молодыми ребятами?

— Они со школы тогда приходили, молодые, с характером. Дисциплина хромала, где-то погулять им хотелось. Надо принимать во внимание их возраст, молодежь сейчас другая, где-то не так жестко обходиться с ними. Но работать интересно. Поколение другое. Иногда не понимаешь, что они хотят, поэтому надо под них где-то подстраиваться.

— Читал по поводу Грозного, что он бегал за футболистами по ночным клубам, следил за ними. У вас такое наблюдалось?

— Нет. Они мне потом сами рассказывали через некоторое время. Один раз я сам пошел в ночной клуб, приезжал какой-то рэпер. «Попробуйте только пойти», — говорил я им. Но таки встретил одного, правда, он был с девушкой и в нормальном состоянии (улыбается).

«Мечты, цели — все  закончилось»

— Какая судьба ожидает игроков и вас, тренеров, сейчас?

— Есть группа неплохих футболистов. Они могут заиграть в хороший футбол. Исполнителей 1997—1998 годов рождения приглашали в Премьер-лигу, например, в Кропивницкий. Думаю, в элите кого-то увидим. Есть еще способные ребята 2000 года рождения. А у меня лично, какая судьба будет, такая и будет.

— На днях Днепр сыграл последний матч в сезоне, и следующий сезон клуб начнет среди аматоров…

— На данный момент, спустя некоторое время, становится очень больно за Днепр, за тех ребят, которые играли. Уходят практически всем составом. Когда тренировал U-19, U-21, там всегда была ротация, а сейчас все только уходят. Мечты, цели… все закончилось, неизвестно, что будет дальше. Очень тяжело.

— Вы остаетесь?

— На данный момент остаюсь. Команда ушла в отпуск. Но знаю, что прошлым составом мы уже не соберемся…

Константин КВАША

Часть 1

Александр Сопко: «УПЛ не стоит спешить возвращать в чемпионат 16 команд»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения