Сергей Валяев: «При Маркевиче за семь лет не набегал столько, сколько за год в Днепре»

На счету Сергея Валяева — восемь бронзовых медалей чемпионата Украины, одну из которых он завоевал с Днепром и семь — с Металлистом

Фото goldtalant.com.ua

Сергей ВАЛЯЕВ начинал свой путь в Днепре, но наивысших достижений добился с заклятым врагом днепрян, Металлистом, что, впрочем, не сказалось на уважении к нему со стороны болельщиков из обоих противоборствующих лагерей. Валяев — это пример футболиста, который достиг высот благодаря своему кропотливому труду.

Сейчас Сергей Валяев работает тренером молодежной команды Металлист 1925. В первой части интервью экс-полузащитник сборной Украины рассказал о тренерском опыте, начале своей игровой карьеры, переходе в Днепр и тяжком труде с Евгением Кучеревским.

«Эмоции не купишь ни за какие деньги»

— Сергей, в свое время, будучи игроком Гелиоса, вы очень хотели вернуться в Премьер-лигу, чтобы провести свой 300-й матч в элитном дивизионе чемпионата Украины. Сожалеете, что так и не удалось достичь этой отметки?

— Да, безусловно, это была мечта. Даже подумывал, что если когда-то возглавлю клуб Премьер-лиги, то доберу недостающие 15 матчей в качестве играющего тренера. Сам себя буду выпускать на пять минут (смеется).

— О чем мечтаете теперь?

— Не могу сказать, что мечтаю о чем-то конкретном. Судьба сложилась так, что после игровой карьеры я стал тренером. Была небольшая пауза, и чтобы как-то себя занять, я отправился на тренерские курсы. Получил лицензию категории С, затем В и А. По приглашению моего друга Алексея Неснова, с которым мы в свое время играли, возглавил Никополь, где проработал полгода. После этого опыта я могу все. Когда ты побывал в таких ограниченных условиях, то тебе уже ничего не страшно. Нет тренажерного зала? Не проблема. Нет качественных полей? Приходится что-то выдумывать. Эти трудности закаляют.

— С командой Металлист Юниор вы завоевали золотые медали зимнего чемпионата Харьковской области. Есть в вашем коллективе будущие Валяевы, Рыкуны и Горяиновы?

— Хочу сказать, что это второе наше достижение. Год назад мы выиграли первенство города. Теперь — новый триумф. Понимаешь, что в футболе есть место чуду. Несмотря на то, что опыт, финансовая составляющая и кадровый потенциал Волчанска был выше, мы все же добыли победу в финале. Выигрывает тот, кто больше этого хочет. Спасибо ребятам, что сотворили это чудо для наших болельщиков и города.

Что касается талантов, то не хотелось бы переходить на персоналии. Есть ребята, которые при должном отношении к делу могут стать хорошими футболистами. Тот же Миша Мазун, которого приглашают тренироваться с первой командой, Игорь Суханинский, Кирилл Ермошенко. Но им нужно много работать, выполнять тренерские установки, во многом себе отказывать.

— Волчанск возглавляет ваш бывший партнер по Металлисту Андрей Березовчук. Это добавляло принципиальности в финале?

— Ничего личного, только футбол. За последнее время мы с этой командой встречались раз шесть, и каждый раз нам чего-то не хватало. В распоряжении Андрея есть опытные футболисты, прошедшие Премьер-лигу. Они могут придержать, направить. А у меня в основном молодежь, мастерства и опыта не хватает. Анализируем соперников, смотрим их игры, делаем акцент на стандартных положениях, но футболисты не всегда воспринимают информацию.

И тем не менее мы смогли прервать эту неудачную серию, добыли победу, пускай и в серии пенальти. Для молодых ребят это важная победа. У них горели глаза. В полуфинале мы, проигрывая по ходу матча, смогли забить четыре мяча…

Эмоции непередаваемые, когда ребята бежали, забив решающий пенальти! Кто-то из них станет профессиональным футболистом, переживет еще немало подобных моментов, а для кого-то эти воспоминания будут самыми яркими в жизни. Эмоции не купишь ни за какие деньги.

— Как проходит селекционный процесс в молодежной команде Металлист 1925?

— У нас большая текучка кадров, контрактов с футболистами нет. Если игрок получает предложение уйти в другой клуб, мы его не держим. Но если исполнитель нужен первой команде, мы его, конечно же, придерживаем. 

«Пошел учиться на электрогазосварщика»

— Пробиваться наверх молодым талантам сейчас легче, чем во времена вашей юности?

— Мне, чтобы попасть в национальную команду, понадобилось 20 лет. Сейчас в 20-летнем возрасте уже приглашают в сборную. Какие мысли у меня как у тренера могут возникнуть? Наверное, не из кого выбирать. Да, они хорошие футболисты, но раньше было очень сложно в таком возрасте попасть в главную команду страны. Уровень чемпионата упал, нет многих клубов, которые гремели на всю страну раньше: Днепра, Металлиста, Кривбасса, Арсенала. Сейчас и в Премьер-лигу пробиться легче, конкуренция снизилась за счет оттока легионеров.

— Вы ведь из Макеевки, которая подарила Украине немало игроков сборной: Эдуарда Цихмейструка, Евгения Селезнева, Геннадия Орбу. Расскажите о том, как начинался ваш путь.

— Я начал тренироваться в секции футбола Кировец в 10-летнем возрасте, родители меня туда записали. До этого занимался и хоккеем, и легкой атлетикой, но душа больше лежала к футболу. Мы играли во дворе, у моего товарища были бутсы Адидас, мне они очень понравились. Спросил, где он их взял. А он говорит, что выдают там, где он тренируется. Ну, мне тоже очень захотелось заполучить такие. Пришел на стадион, думал, возьмут у меня данные, запишут в секцию, а оказалось, что сразу нужно тренироваться. Ну, я и вышел на поле в чем пришел — в джинсах, кофте, своих кроссовках.

До 16—17-ти лет я тренировался в Кировце. Затем некоторые ребята начали уходить в донецкий спортинтернат. Среди них, кстати, был и Саня Иванов, который до недавних пор работал арбитром в Премьер-лиге. Я подумал, а чем я хуже? Тоже поехал летом на просмотр, но меня не взяли. Приехало около 500 футболистов, трудно было зарекомендовать себя в такой толпе.

Учился я хорошо, родители хотели, чтобы в техникум поступил, а потом в институт. Но я понимал, что в таком случае с футболом можно попрощаться. Пошел в ПТУ со своими друзьями, где нам обещали возможность мало учиться, но много играть в футбол. Мы защищали честь училища и учились на электрогазосварщиков. Параллельно я тренировался в Кировце. Как-то мы играли в Донецке против Шахтера-Люкс, в составе которого тогда выступали Андрей Воробей, Роман Санжар, Денис Хомутов. Правда, они за старшую группу играли, а я — за младших. Я хорошо сыграл, забил гол, и Виктор Иванович Загнойко пригласил меня в спортинтернат.

— А как на вас обратил внимание Днепр?

— Мы играли в Кривом Роге финал чемпионата Украины по юношам. Стали там чемпионами. А Вячеслав Грозный приезжал смотреть эти матчи, искал молодых и талантливых футболистов в дубль Днепра. Он пригласил восьмерых исполнителей, еще нескольких из Харькова — Максима Калиниченко, Серегу Косилова и Саню Ткаченко.

«Кучеревский любил отпускать шутки в адрес соперника»

— В конце 90-х Днепр не показывал выдающихся результатов. Каким был тогда клуб?

— Когда я только пришел в команду, это было что-то! На вокзале нас встретил клубный автобус Вольво и отвез на клубную базу. Тогда как раз первая команда тренировалась. Те люди, которых я видел по телевизору, работали в непосредственной близости — Шаран, Полунин, Нагорняк, Мороз. Для меня это были легенды! Очень сильная команда была. Постепенно нас стали подпускать к тренировкам с основой, так даже во время подготовки к занятию у тебя был мандраж. Тогда молодому могли прилично напихать.

Уровень клуба был соответствующий. Я всю жизнь стирал форму сам, а тут есть стирка. Экипировка, питание, автобус… У футболистов иномарки. Помню, как шел с базы в Приднепровск, чтобы позвонить. Останавливается БМВ, за рулем Мороз. Подвез меня до телеграфа. Тогда для меня, обычного макеевского парня, все это казалось сюрреализмом. И в то же время заставляло работать. Ты понимал, что тоже можешь добиться всего этого. 

— Стиль работы Мирона Маркевича и Евгения Кучеревского чем-то похож?

— Абсолютно ничем. Днепр при Кучеревском был силовой командой, мы много бегали, занимались в тренажерном зале. Я шутил тогда, что если выживу после сборов в Ялте, то поставлю себе памятник. Думаю, впоследствии это сказалось на здоровье, когда я перешел в Металлист. Я благодарен руководству и Мирону Богдановичу, что не стали рубить с плеча, а дали время восстановиться. При Маркевиче я за семь лет не набегал столько, сколько за один год в Днепре. Когда Калиниченко уже играл в Спартаке, и мы встречались на сборах, он смотрел на нас и с недоумением спрашивал, как нам удается выполнять такую беговую работу. Бывало по два теста Купера в день! Что интересно, во второй раз я пробегал лучше, чем в первый. С Мироном Маркевичем мы больше играли в футбол — стенки, передачи на третьего и так далее.

— Вы отмечали, что Кучеревский как никто другой мог раскрепостить коллектив перед игрой.

— Все привыкли к тому, что на установке ты сосредоточен, серьезен, настраиваешься на игру. А Евгений Мефодиевич любил отпускать шутки в адрес соперника. Мне в диковинку было, что на установке люди смеются. Он обладал хорошим чувством юмора. Мог шутить даже перед важными еврокубковыми матчами, перед Гамбургом тем же…

«Не хотел получать деньги просто так…»

— Расскажите о своем несостоявшемся переходе в московский Спартак.

— Когда Грозный туда ушел, он говорил через тренеров, что хотел бы забрать в Москву Калиниченко, Косилова и меня. Ребята поехали, а я не рискнул. По прошествии какого-то времени мы играли против Кривбасса на Метеоре, выиграли, а я отдал голевую передачу. После матча ко мне подошли два человека и спросили, не хочу ли я попробовать свои силы в Спартаке. Я сказал, что не против, ведь всегда восхищался игрой этой команды, но нужно было обратиться к руководству Днепра. В итоге все осталось на уровне разговоров, как и интерес Крыльев Советов, когда команду возглавлял Александр Тарханов.

— В сезоне-2003/2004 Днепр добрался до 1/16 финала Кубка УЕФА, убрав со своего пути Гамбург, загребское Динамо и уступив лишь Марселю. В чем была сила днепрян?

— Это действительно была команда. Вадим Николаевич Тищенко вел тренировочный процесс, Кучеревский был отличным психологом, и коллектив был превосходный, футболисты сильные. Получился сплав опыта (Шелаев, Михайленко, Костышин) и молодости (Назаренко, Ротань, Русол). Из Динамо взяли Радченко, раскрылся Венглинский.

— Почему вы решили покинуть Днепр?

— Для меня все складывалось неплохо. Помощник Евгения Мефодиевича Вадим Тищенко хорошо меня знал, я дебютировал при нем в Премьер-лиге. Первый сбор я прошел, а вот на втором начались проблемы с паховыми кольцами. Долго не могли принять решение, что со мной делать. Должен был лететь в Бельгию на операцию, но мне никто не открыл визу. В итоге поехал в Одессу, к Леониду Севастееву. Очень хороший специалист, я благодарен ему за многое в своей карьере, он поставил меня на ноги. Когда я вернулся, Кучеревский уже ставил в состав Ротаня, Назаренко, команда ведь выигрывала. Я же как профессионал делал все, что мог, на тренировках, играл за дубль. Прорваться в этот состав было сложно. Понял, что нужно что-то менять.

Я попросился в аренду в Кривбасс. Отыграл шесть матчей, после чего получил тяжелую травму и вернулся в Днепр. Мне предлагали продлить контракт, но при этом в первой команде меня не видели, нужно было ездить по арендам. Я так не захотел. Считаю, что футболист должен играть, он не может получать деньги просто так. Мне было 26 лет, я выиграл бронзу, был кандидатом в сборную Украины…

Богдан ЛЕОНЧУК

Продолжение следует.

Борис Финкель: «Мы получили по 100 долларов и считали себя миллионерами»

Борис Финкель. Часть 2. «Владельцы Днепра и Шахтера поспорили на крупную сумму»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения