Флорин Чернат: «В перерыве Лобановский начал кричать. Я спросил у Пеева, мы забили два или пропустили?»

Румынский экс-полузащитник Динамо Флорин Чернат вспомнил о времени, проведенном в составе бело-синих

За Динамо в еврокубках Флорин ЧЕРНАТ провел 37 поединков, в которых забил шесть мячей. Фото sport.ua

Предлагаем вашему вниманию первую часть эксклюзивного интервью с одним из представителей легионеров первой волны из дальнего зарубежья, выступавших в составе Динамо.

— Флорин, вспомни, как ты переходил из бухарестского Динамо в киевское?

— Это было после матча за молодежную сборную Румынии. У нас была игра против поляков, а Украина как раз следующий матч должна была играть против Польши. И как раз скауты приехали посмотреть на будущего соперника, а я провел хороший поединок. После этой игры Лобановский сказал, что меня нужно брать.

«В чемпионате Украины очень много борьбы. А я был немного другим»

— Чем ты так впечатлил Лобановского?

— Не знаю. Может быть, тем, что был техничен. Все-таки в украинском чемпионате очень много борьбы. Нужно много бегать и бороться, а я был немного другим игроком, как и Белькевич.

— Нагрузки Лобановского шокировали?

— Мне больше нравилось работать с мячом (смеется). При Лобановском все бегали очень много, и я тоже. Первый и второй год — было очень тяжело. А потом как-то привык и нормально себя чувствовал.

— Самое сложное упражнение?

— Тест Купера, пять по 300 — это было очень тяжело.

— Много времени понадобилось на адаптацию?

— Нет, я приехал зимой, и оставалось не так уж много игр. Я сразу начал забивать. И в следующем еще больше забивал, то ли 11, то ли 13 голов.

«Лига чемпионов стала для меня всем»

— Что больше всего удивило в Динамо, чего ты никогда прежде не видел?

— Я приехал из Румынии. Только однажды играл в Кубке УЕФА, до Динамо в Лиге чемпионов не выступал. А когда впервые вышел в Суперлиге, для меня это был шок. Лига чемпионов стала для меня всем.

— Гиоане говорил, что ты помогал ему, когда он переехал в Киев. А кто тебе помогал?

— Я помогал ему, а он мне. Один румын — грустно, а двое — уже весело. А с самого начала мы хорошо начали общаться с Валиком Белькевичем, потом с Жорой Пеевым, Гораном Гавранчичем, а потом уже и Тиби приехал (Гиоане — Прим.авт.).

— Белькевич помогал, но на поле вы конкурировали?

— Так говорили все, но конкуренция должна быть всегда и везде. Потому что без конкуренции нет результата. Но мы с Белькевичем и Шацких играли постоянно вместе. Я — слева, Валик — справа или наоборот. Мы все время меняли позицию. Потом еще Жора присоединился.

«Чтобы выучить язык на 50 процентов, у меня ушло полтора-два года»

— Как учил язык и сколько времени понадобилось?

— Как-то сам выучил. Постоянно все в команде говорили по-русски, по телевизору смотрел каналы на русском. Мне было тяжело учить, но деваться было некуда, я должен был это сделать. Это очень плохо, когда ничего не понимаешь, когда тренер что-то говорит, или другой игрок что-то объясняет, а ты не можешь понять. Чтобы говорить хотя бы на 50 процентов, у меня ушло полтора-два года.

— С Лобановским общались?

— Два или три раза беседовали. А если внутри команды, то перед каждым матчем. Помню свою первую игру, кажется, в Мариуполе. Мы забили в первом тайме два гола. Если не ошибаюсь, Шацких два положил. Но игра шла не так хорошо, и в перерыве Лобановский начал кричать. Я тогда не понимал русского языка, это была моя первая игра. И спросил у Пеева, мы забили два гола или пропустили? Потом мне объяснили, что Лобановскому все равно, забили мы два, три или четыре, ему важно, чтобы мы играли хорошо. Я очень сильно удивился.

— Ты дебютировал за сборную Румынии именно против Украины. Символично, как считаешь?

— Думаю, что так получилось случайно (смеется). Помню, что было очень холодно, матч проходил зимой, поле было ужасное.

«Против сборной Украины всегда сложно играть»

— Ты тогда уже год выступал за Динамо, следовательно, играл против многих одноклубников. Ты знал их слабые и сильные стороны, это помогало?

— Наоборот, было тяжело. В сборной другой тренер, другая тактика. Да и против сборной Украины всегда сложно играть, там много сильных футболистов. Шовковский, Ващук, Головко, Дмитрулин… Половина Динамо, половина Шахтера, плюс Шевченко и Ребров.

— Вместе с тобой за сборную играл Гиоане, а также горняки Рац, Стойкан, Марика. Динамо билось с Шахтером за золото. Это никак не отражалось на ваших отношениях?

— Нет. Когда мы играем за сборную — забываем о том, что было в чемпионате. А когда играют Динамо и Шахтер — тогда наоборот, нет отношений, нет дружбы. Во время игры так точно. Только после матчей можем пообщаться.

— Стойкан признавался, что ему особенно приятно было выигрывать у Динамо, ведь там выступали ты и Гиоане. Но ведь и ты забивал Шахтеру…

— Это когда 4:2 закончили. Я тогда четвертый забил, и мы в итоге чемпионами стали. Но против Шахтера всегда тяжелые игры были. Еще помню свой самый первый матч против Шахтера, в Киеве на Олимпийском, мы тогда 1:2 проиграли, еще чистый пенальти не поставили. Помню, что потом этот судья не судил полтора года.

«Для меня Луческу — лучший тренер Румынии»

— Что можешь скажешь о своем соотечественнике Луческу?

— Для меня это — самый лучший тренер Румынии. Он все показал в Шахтере. Раньше Шахтер не был известной в Европе командой, но Луческу все изменил. Привил новый менталитет, купили новых игроков, сделали хорошую команду.

— За сборную ты сыграл 14 матчей. Мог больше?

— Если бы был другой тренер, то сыграл бы больше. Конфликта у нас с Ангелом Йорданеску не было, просто он меня не видел и не вызывал в сборную.

— Ты много голов забил со штрафных и дальними ударами. Долго ставил удар? В чем секрет?

— Так получилось, что у меня маленькая нога, но очень сильный удар. И удар по мячу ложится лучше, если маленькая нога, особенно, если размер 38-39. Я отрабатывал штрафные после каждой тренировки, бил по 30—40 ударов. Но так делал не только я. Так же занимались дополнительно Белькевич и Пеев. Помню, была игра на кубок, играли против команды из первой или второй лиги, не помню уже. И шла 92-я минута матча. Штрафной удар, до ворот метров 25. Стою я и Хацкевич. Хац говорит, что хочет пробить. А я ставлю мяч и бью. И в итоге — забил.

«У Алиева удар сильнее, чем у меня. Я больше на технику бил»

— В Динамо был футболист, очень похожий на тебя — Александр Алиев. Тоже небольшого роста и с очень сильным ударом…

— У него тоже небольшая нога (смеется). У Алиева удар был сильнее, чем у меня. Я больше на технику бил.

— Почти тебе сразу доверили пробивать штрафные, уважали?

— Нет. Ситуация такая — новый игрок и нужно показать, что ему доверяют, и чтобы он быстрее адаптировался.

— Помнишь свой первый гол за Динамо?

— Это было в матче с Металлистом в Харькове. На эту игру Лобановский тоже дал особую установку. Я играл слева в полузащите, и все время помогал обороне. Посреди матча он мне сказал: еще раз вернешься в защиту — я тебя сразу на скамейку посажу. Мол, я нужен впереди, а в обороне пусть играют Несмачный, Ващук и Дмитрулин. Я сказал: хорошо, буду в атаке. И забил.

— Гиоане говорил, что как-то пошел на дискотеку, всю ночь танцевал. После этого пришел на тренировку и не мог бегать. С тобой подобное случалось?

— Были и такие моменты. Но пару раз, не постоянно. Как можно тренироваться, если постоянно по ночам гуляешь?

«Для меня голы в ворота Левски — самые важные за Динамо»

— Твои голы в ворота Левски вывели Динамо в Лигу чемпионов. Фаны полюбили после этих матчей?

— Для меня это — самые важные голы за Динамо. Мы попали в Лигу чемпионов. Я думаю, что все, кто любит Динамо, были счастливы.

— Премиальные тогда хорошие выписали?

— На то время мне было все равно, какие премиальные. Я был очень рад, что буду играть в Лиге чемпионов. Деньги — это важно, но радость от выхода в Лигу чемпионов была сильнее.

— Ты также забивал в ворота Стяуа. Этот гол особенный для тебя?

— Самый обычный гол. Мне все равно, забил я Стяуа или какой-то другой команде.

— В 2003 году Динамо играло с Интером. Последние минуты матча, у тебя был отличный шанс забить победный мяч, но ты не попал в ворота. В итоге Динамо вылетело. Долго вспоминал этот момент?

— Было дело. Очень хотелось забить. Все-таки это Интер, последний матч в группе. Мы все очень хотели пройти дальше, но жизнь такая… Пару дней я был очень расстроен. Вся команда была в таком состоянии. Все-таки хороший шанс был выйти в плей-офф…

— Год спустя появился еще один шанс выйти в плей-офф. На этот раз играли против Ромы, Байера и Реала…

— У нас в итоге 10 очков оказалось, и мы не вышли. Рома же почти все игры проиграла, поэтому так и получилось. А в последней туре играли в Леверкузене, и нас устраивала ничья. Но мы проиграли — 0:3.

— Но у тебя был еще один матч против Байера, в котором ты забил дважды… Лучший твой матч?

— Это очень важные голы, но два гола в ворота Левски — намного важнее лично для меня.

Никита ДМИТРУЛИН

Продолжение следует.

 

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения