Владимир Гоменюк: «За ничью в Киеве получил 300 долларов

Экс-нападающий сборной Украины вынужден был завершить карьеру в 30 лет

Принимать решение о завершении карьеры каждому футболисту непросто, а когда вешаешь бутсы на гвоздь, но при этом все еще испытываешь желание играть — непросто вдвойне.

Через подобное довелось пройти и нашему собеседнику, экс-нападающему сборной Украины Владимиру ГОМЕНЮКУ, который ушел из большого футбола в 30 лет. 

Владимир, еще год назад ты говорил, что смотришь футбол как игрок. Ничего не изменилось?

— Время берет свое. Склоняюсь к тому, что наблюдаю за действиями команд как специалист.

В большей степени следишь за игрой нападающих?

— Скажем так, вижу, когда форвард неправильно открывается, неправильно мыслит. Но вообще, поработав за свою карьеру со многими авторитетными тренерами, дававшими очень ценные уроки в плане тактики, стараюсь видеть полную картину на поле.  

Ты повесил бутсы на гвоздь из-за частых болей в колене. Вылечить нельзя было?

— Мне на одном колене сделали четыре операции. Когда я приехал в Германию ложиться под нож третий раз, мне сказали, что пора заканчивать, но я все равно продолжил играть. И когда приехал на четвертую операцию, то врачи были в шоке. Но и после этого в моей карьере были еще Арсенал, Металлист и Сталь. И участие в еврокубках. Хотя выступление в Стали, думаю, было лишним, поскольку там были неважные поля для тренировок, и колено уже давало мне постоянные сигналы, что пора заканчивать…

«Свой первый гол в элите провел на Олимпийском»

Не снятся твои результативные удары?

— Редко. А вообще я очень скучаю по футбольному полю. Особенно остро это ощущаю, когда еду смотреть вживую какой-то матч Премьер-лиги или первого дивизиона.

На симуляторе не играешь?

— Я к этому отношусь спокойно, даже во время футбольной карьеры этим не увлекался. Больше люблю поиграть в настольный теннис, в волейбол, чтобы вживую.

Свой первый гол в элите помнишь?

— Такое не забывается (улыбается). В 2005 году в составе Таврии я расписался в воротах Арсенала на Олимпийском. Мне удалось сравнять счет на 90+2-й минуте.

Наставник симферопольцев Олег Федорчук премию за этот гол выписал?

— Конечно, я получил, если не ошибаюсь, где-то 300 долларов.

Это за гол или за ничью?

— За ничью. Не считаю правильным платить нападающему за забитые мячи. Результата добивается вся команда, поэтому и премия должна делиться на всех. Хотя случаи, когда форвард получал бонусы за гол, встречались, так, к примеру, было с Селезневым, когда Евгений перешел в Днепр.

«За свою карьеру не забивал только Андрею Пятову»

В ворота какой команды ты забил больше всего мячей?

— (После паузы.) Я не вел подсчетов, но думаю, что это донецкий Металлург.

Какой вратарь для тебя был самым неудобным?

— Андрей Пятов. Стена (улыбается). До его прихода в Шахтер я забивал горнякам, а потом как-то не заладилось.

Не зря он сейчас первый номер сборной?

— Без сомнения. Раньше был Александр Шовковский, а нынче среди украинских вратарей нет равных Пятову.

Партнеры-голкиперы рассказывали тебе о тонкостях вратарской игры, чтобы легче было забивать?

— Да. Больше всего это делал Андрей Дикань, когда мы вместе выступали в Таврии. Он говорил, что нужно бить сильно и низом, чтобы кипер не успел сложиться. Также в этом вопросе помогали Николай Медин, Евгений Боровик.

«В Металлисте все было на топ-уровне»

Ты поиграл в пяти элитных коллективах. Какой период был самым счастливым?

— Если говорить о том, где я больше всего себя реализовал, то это Таврия. Там я начинал свой путь, набрался опыта, дорос до капитана… В Симферополе непросто было только играть в футбол. Город находится в таком месте, что летом там невыносимо жарко. Бывало такое, что матч начинался в восемь вечера, а на градуснике было 44 градуса.

Комфортно было и в Днепре, в котором на то время выступало много футболистов топ-уровня, классным был и коллектив. А в Металлисте, хоть и недолго это было, но я почувствовал, что такое солидный во всех отношениях клуб. А такому менеджеру, как Евгений Красников, думаю, у нас в стране просто нет равных.

В еврокубках Таврия лавров не снискала?

— В сезоне-2008/2009 у нас была, считаю, сильная команда, но пройти французский Ренн в Кубке Интертото нам не удалось. В футбольной лотерее от нас отвернулась удача.

С чьих передач ты забил больше всего голов?

— Я бы назвал троих. Это Желько Любенович, Денис Голайдо и Эдмар.

В ноябре 2015-го, выступая в Стали, ты понимал, что поединок против Зари станет для тебя последним в карьере?

— Нет. Я тогда пребывал в неплохой форме, но голландский тренер сталеваров Якоб Галл сказал, что будет делать ставку на молодежь. Не в моих правилах проситься… Потом предложений хватало, в частности Валерий Кривенцов звал в Мариуполь, но к тому времени я уже таки решил, что пора заканчивать. Нога все время напоминала о себе.

«Пробежать 15 километров для меня не проблема»

От кого из тренеров тебе больше всего доставалось?

— Чаще всего критиковал Михаил Фоменко, но не только меня — всю команду, и я понимал, что критика способствует прогрессу.

Михаил Иванович со своими командами не раз добивался результата, вот только Евро-2016 наша сборная, мягко говоря, провалила.

— Это единичный случай. В том, что Фоменко — высококлассный специалист, я даже не сомневаюсь. Может, где-то не хватило общения с наставником, поскольку у него было кредо, что есть тренер, а есть футболист. Я думаю, что он любил и уважал своих игроков, но держал это в себе.

На любительском уровне бегаешь?

— Разве что кроссы по 10—15 километров. Если поиграю в футбол, то нога несколько дней не сгибается, так что от этого удовольствия пришлось отказаться.

В родную Бокийму часто наведываешься?

— (Улыбается.) Я живу здесь. Ребенку нравится, и нам с супругой хорошо. Дом родителей жены рядом с большим прудом. Природа классная, так что все нормально.    

Сергей ДЕМЬЯНЧУК

Продолжение следует.

«В Греции могут дерзнуть. Пока шансы Олимпика — на 40 процентов»

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.

Вложения