Андрей Шевченко. Часть 2. «Пока все не посмотрю, спать не ложусь»

Предлагаем вашему вниманию вторую часть интервью с главным тренером национальной сборной Украины

Фото Ильи Хохлова

«За год мы пять раз собирались вместе»

 — Андрей Николаевич, вы существенно изменили саму игру команды, перестроили ее на новый лад. Положительных моментов в ней было больше, чем отрицательных?

— Конечно. Команда стала лучше контролировать мяч — это однозначно. Мы анализируем статистику, делаем выводы. В действиях футболистов присутствует определенная последовательность в рамках структуры нашей игры. В некоторых матчах мы делали это лучше, в некоторых — хуже. В общей сложности сборная за этот год собиралась вместе пять раз и провела не так много тренировок, как нам бы хотелось. У нас было всего две контрольные встречи, поэтому приходилось ставить игру непосредственно в официальных поединках, не забывая о достижении результата.

Мы так решили — и, несмотря на все риски, не свернем со своего пути. Сыграть от простоты всегда успеешь, но, создав правильную систему игры, можно получить больше шансов для достижения сколько-нибудь значимого результата. Подкупает то, что даже в тех матчах, в которых был отрицательный результат, команда делала то, что от нее требовалось, не сбиваясь на примитивный футбол. Рисунок игры у нас есть — это совершенно очевидно. Без ошибок не обходится, но это естественный процесс.

— Нет ли у вас претензий к быстроте работы с мячом, к большому количеству подготовительных передач? Порой складывается впечатление, что футболисты просто боятся рисковать…

— Напротив, мы не сковываем игроков в их действиях, а уж тем более не требуем от них долго готовить атаки. Все это больше исходит от их собственной неуверенности. Никто не просит, чтобы они тормозили атаки, медленно разыгрывали мяч. Мы постоянно требуем искать продолжение, говорим, чтобы мяч постоянно ходил, а футболисты все время двигались. Ритмичность и интенсивность для нас очень важны, и мы над этим работаем. Говорим, чтобы игроки открывали зоны, делали все, дабы сопернику было сложно обороняться. Просим атаковать пространство, хорошо его чувствовать.

«Не будем играть только вторым номером»

— Полгода назад на мой вопрос относительно того, достаточно ли в Украине квалифицированных исполнителей под такой стиль игры, исповедуемый лучшими командами мира, вы ответили утвердительно. Ваше мнение не изменилось?

— Нет, я по-прежнему так думаю. У нас есть шанс играть в такой футбол, который я считаю современным, и отказываться от него мы не будем. Мы построим такую систему, будем прививать навыки такой игры, и рано или поздно это сработает. Должен быть определенный рисунок, действуя только вторым номером, сегодня сложно на что-то рассчитывать. Да, иногда нужно отскакивать назад, проводить быстрые атаки, но надо уметь контролировать мяч, атаковать. Для того чтобы побеждать, необходимо владеть всеми этими навыками, а не только игрой от обороны с непониманием того, что тебе нужно делать, когда ты идешь вперед.

— Ваша основная задача — повысить линию контроля мяча?

— В общем-то да. Поймите, мы не просим футболистов делать по несколько передач, а потом отдавать мяч вратарю. С помощью голкипера можно развернуть направление, придержать мяч, но главное наше требование — развитие атаки.

— Для подобного футбола нужно, чтобы игроки выступали на самом высоком уровне, но весной сложилась такая ситуация, что многие из тех, на кого вы рассчитывали, должны были хотя бы просто где-то играть, не так ли?

— Так. Но, если вы заметили, на это я никогда не жаловался. Даже если у нас не будет хватать исполнителей, играющих, как вы говорите, на высоком уровне, мы обязаны их растить, давать им шанс, направлять их в нужное русло. В украинском футболе очень много игровой закрепощенности, а ее быть не должно…

«С помощниками мы не спорим, а дискутируем»

— Вы не стесняетесь отмечать своих ассистентов, сплоченность своего штаба. Вам часто приходится спорить с помощниками?

— Мы не спорим, а дискутируем. Я аккумулирую информацию. Каждый из них высказывает мне свое мнение, но окончательное решение только за мной. По тренировочному процессу у нас давно выработано общее понимание, а вот в кадровом отношении — выборе игроков, выборе основного состава, замен — бывали, конечно, нюансы. Однако в последний момент ответственность я беру на себя.

— Каким было ваше самое сложное решение?

— Таких решений пока особо и не было. У меня всегда было четкое понимание той ситуации, которая складывалась. Безусловно, были некоторые сомнения по поводу определения основного состава, но, как правило, касались они одной позиции.

— Насколько вы суеверны как тренер?

— Вообще без этого в спорте, наверное, никак. Но какой-то фанатичной веры в приметы у меня нет.

— Значит, тот галстук, в котором вы вышли на игру в Тампере, на поединок с турками вы не наденете?

— Нет (улыбается). Я уже и не помню, где он! Одна и та же одежда — это все ерунда. Можно повторять определенные вещи в тренировках, в процессе подготовки к матчам, но перегибать, повторюсь, не стоит.

«Кристиану всегда есть что сказать папе»

— Знаю, что футболисты после тяжелых поединков не могут уснуть до утра. После того как вы стали тренером, как обстоят дела с послематчевым сном у вас?

— Не очень (улыбается). Сразу после окончания игры мне готовят видео всего поединка, а также тех ключевых моментов, о которых я прошу. Пока все это дело не посмотрю, спать не ложусь.

— Кто ваши главные критики?

— Болельщики, разумеется.

— А как же ваш сын — Кристиан?

— У него, конечно, всегда есть что сказать папе (улыбается). Он серьезно занимается футболом. В 10 лет знает всех игроков со всего мира. Наверное, даже больше, чем я.

— Старший сын, Джордан, к футболу не так привязан?

— Почему, он тоже играет во дворе с друзьями, знает многих футболистов. Любит футбольный менеджер, меня иногда подключает. А еще — ходит на теннис. Но основное его увлечение — учеба. В школе он делает успехи.

— Четырехлетний Александер и трехлетний Райдер тянутся за старшими братьями?

— Мячей у нас дома много, так что они тоже любят подвижные игры.

— Мечтаете в будущем тренировать на высоком уровне своих детей?

— Я об этом, признаться, не задумывался.

— Но у вас есть тренерская мечта?

— Конечно. Но скажу я вам о ней только тогда, когда максимально приближусь к ее выполнению…

Евгений ГРЕСЬ

Андрей Шевченко: «Минувший год пролетел, как одно мгновение…» 

Вложения