Евгений Шахов рассказал, как отмечал победу в Кубке возле башни

Полузащитник национальной сборной Украины завоевал первый клубный трофей в своей карьере

Евгений

В победном финале Кубка Греции-2017 Евгений Шахов провел на поле 90 минут Фото paokfc.gr

В рейтинге лучших легионеров сборной Украины уходящего сезона полузащитник греческого ПАОКа Евгений ШАХОВ наверняка займет одно из первых мест. Мало того что он стабильно выходит в основном составе своего клуба и стабильно забивает, так еще и стал обладателем трофея — Кубка Греции! На следующий день после победного финала журналист КОМАНДЫ1 набрал номер телефона нашего греческого легионера, но он попросил перезвонить чуть позже — сказал, что сорвал голос …

«В Салоники вернулись в пять часов утра»

Евгений, охрип, небось, от холодного шампанского?

 — Нет, не от шампанского (улыбается). Тут так, как у нас, праздновать не принято, хотя радости было достаточно — все-таки ПАОК ничего не выигрывал с 2003 года, вот мы и дали себе волю. До утра песни кричали. Пока допинг-контроль, пока вернулись в Салоники ­— было уже пять утра. Вот голос за ночь и сорвал.

— Болельщики вас не дождались?

— Как это! Возле Белой башни было полно наших поклонников. Раньше я нечто подобное видел только по телевизору.

— Твой бывший одноклубник по Днепру Денис Кулаков так радовался победе в Кубке Украины с Ворсклой, что на эмоциях снял футболку и бросил ее болельщикам вместе с медалью. У тебя обошлось без приключений?

— Да (улыбается), все нормально. Медаль дома висит. Для меня это знаковое событие — все-таки первый титул в клубной карьере.

— Счет в финале был по игре?

— Думаю, все закономерно. Был типичный финальный матч, когда никто не хотел рисковать. Много борьбы, подборов — закрытая игра. Там, в Волосе, еще поле не самого лучшего качества. Моментов было создано не много, но мы ими лучше распорядились.

— Ты мог забить?

— Нет. Хотя один раз пробил головой…

«Первый тур Евро-2009 смотрел по телевизору»

Теперь у тебя два серьезных трофея. Или золото юниорского чемпионата Европы 2009 года — не тот уровень?

— Так считают многие, но я не знаю, когда Украина в следующий раз добьется такого успеха. Так что недооценивать ту победу не нужно. Хоть и переоценивать не имеет смысла.

— Ты тогда попал в сборную буквально в последний момент…

— Было дело. Прошел сборы перед финальным турниром, но меня отцепили. Первый матч Евро смотрел дома, по телевизору, однако после того, как несколько наших ребят получили травмы, тренеры успели меня заявить. Так, случайно, и попал на этот чемпионат.

Да, но голы в полуфинале случайно не забивают. Согласен?

— Во втором туре группового турнира я не играл, а в третьем поединке вышел минут на 10. Но когда наш тренер Юрий Калитвинцев доверил мне место в основе в полуфинале, у меня было столько эмоций, что я готов был горы свернуть, лишь бы зацепиться за свой шанс. Может, поэтому и забил уже на 1-й минуте (улыбается).

Почему после той победы многие ребята потерялись на футбольных просторах страны?

— У каждого своя история. Был момент, когда кому-то из этой команды нужно было просто почувствовать доверие в клубах, потом, наверное, надо было запастись терпением. Не знаю, почему так произошло, но как команда эта сборная была очень сильна.

«На футбол пошел в школу Маккаби из Петах-Тиквы»

— У тебя тоже не все сразу пошло как по маслу, но твоему терпению можно было по-хорошему позавидовать. Кто тебя этому научил?

— Думаю, отец, который в детстве дал мне столько уроков, что можно написать целую книгу.

— Ты в футбол сам пришел или папа настаивал?

— Сам. Отец никогда меня не заставлял, поначалу, можно сказать, даже оберегал от мяча.

— Как это?

— Дело было в Израиле. Я родился в Днепропетровске, но когда мне был год, мы уехали на Землю Обетованную, где играл мой отец. Там занимался футболом мой брат Сергей, который на пять лет меня старше. У него очень неплохо получалось, и однажды ему как лучшему игроку команды подарили бутсы. Я сразу к отцу. Говорю: «Тоже хочу — и бутсы, и мяч». Он мне ответил: «Пожалуйста, дело твое».

— Сколько тебе лет было?

— Пять или шесть, кажется. Я записался в школу Маккаби из Петах-Тиквы, там и занимался до 10-летнего возраста, после чего мы переехали в Киев.

— Как сложилась карьера у брата?

— Долгое время он был в структуре Динамо, выступал за молодежные команды клуба. Потом полгода был в аренде в Днепре, играл в ЦСКА и Александрии, затем выступал в Финляндии.

— После этого он стал агентом?

— Пробовал стать, но понял, что это не его.

«Дебютировал при судействе своего первого тренера»

— Евгений, ты видел, как играл за Днепр твой отец, который становился лучшим бомбардиром чемпионата СССР?

— Конечно. У нас есть несколько памятных дисков. Я смотрел матчи с московским Спартаком, с французским Бордо.

— Не было ощущения, что это замедленная съемка?

— Нет, скорости были хорошие. Я считаю, что и тогда, и сейчас люди одинаково бегают. Просто сама картинка нынче другая, антураж такой, что кажется — все быстрее. Раньше вратарю можно было брать мяч в руки после передач партнера, и это тоже тормозило игру. Те же мальчики, которые подавали мячи, искали их по всему стадиону. Другое время — другой футбол.

— С отцом никогда не спорили, когда было лучше?

— Нет. Папа с уважением относится к нынешнему поколению игроков. У каждого свое время.

— В детской школе в Киеве ты занимался под руководством еще одного бывшего футболиста, а потом и арбитра, — Олега Деревинского…

— Да, я тренировался у него в Евробисе и, по иронии судьбы, дебютировал в высшей лиге как раз в том матче, который он обслуживал. Мы с Днепром играли в Алчевске против Стали.

— Уважать арбитров твой первый тренер тебя, видимо, научил. С судьями у тебя нормальные отношения?

— Меня рефери особо не обижают, хотя бывает, конечно, не свистят нарушения правил (улыбается). Но я стараюсь с ними не спорить. Бесполезно, ведь своих решений они не меняют, а себе только хуже сделаешь.

«Протасов позвал в основу — меня будто током ударило»

— Какой эпизод из детского футбола врезался в память больше всего?

— Это было уже в то время, когда я выступал за юношескую сборную Украины. Мы выиграли какой-то турнир в Беларуси, мне удалось стать лучшим бомбардиром, а по приезде в Днепропетровск стало известно, что я буду тренироваться с первой командой. Тогда меня будто током ударило!

— Кто был наставником Днепра в тот момент?

— Олег Протасов.

— А как ты вообще из столицы в Днепропетровск попал?

— С моим папой связался Вадим Тищенко. Посидели, подумали — и решили попробовать. Приехал на просмотр, сыграл в двусторонке, подошел, а уже потом обговорили условия с Андреем Стеценко.

— Было время, когда в тренерский штаб Днепра входил твой отец, который помогал Владимиру Бессонову. Насколько это сложно — играть под руководством близкого человека?

— Очень сложно — ты даже представить себе не можешь! Мне кажется, что какие-то разговоры до сих пор ходят, люди никак не могут успокоиться. Столько пришлось из-за этого пережить! Я даже в аренду специально уходил, чтобы доказать очевидные вещи. Отец никогда не играл вместо меня в футбол и на тренировки не выходил!

— Сейчас на все это смотришь с иронией?

— Сейчас — да, а когда тебе 19 лет, на психику это давит. Обидно было до слез…

Евгений ГРЕСЬ

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.