Как футбольная Украина выходила из СССР: эксклюзив от очевидца

Евгений Котельников: «25 лет назад требовали, чтобы футбол показал, как разрывать с коммунистическим прошлым»

29 апреля 1992 года. Ужгород. Иван Гецко забивает в ворота Венгрии первый мяч сборной Украины        Фото пресс-службы ФФУ

Заслуженный тренер Украины Евгений Котельников — знаковая фигура для украинского футбола. О таких, как он, без преувеличения говорят «всю жизнь в футболе». Шутка ли, в юношеском возрасте он выступал в одной команде с Валерием Лобановским! И был капитаном в том коллективе! После окончания карьеры игрока Евгений Петрович много лет плодотворно трудился на благо украинского футбола в качестве функционера, тренера. К слову, считался одним из лучших специалистов по юношескому футболу во всем бывшем СССР.

25 лет назад Евгений Котельников был в числе тех, кто основывал Федерацию футбола Украины. Он также участвовал в организации первого матча национальной сборной — 29 апреля 1992 года в Ужгороде состоялся матч Украина — Венгрия, который стал отправной точкой для главной команды нашей страны. Сейчас 78-летний специалист продолжает в меру сил следить за футбольной жизнью нашей страны.

КОМАНДА1 попросила Евгения Петровича вспомнить те исторические первые шаги ФФУ и национальной команды.

— Евгений Петрович, почему именно Венгрия стала первым соперником Украины? И почему матч состоялся в Ужгороде?

— Признаться, многие детали уже стерлись из памяти, но что касается нашей национальной команды, то мы с самого начала понимали, что ей нужно как можно быстрее заявить о себе. Именно поэтому мы провели поединок с Венгрией, потом по приглашению украинской диаспоры отправились в США. Почему Венгрия? По-моему, эта страна одной из первой признала независимость Украины (третьей, вслед за Польшей и Канадой. — Прим. авт.). И на каком-то этапе переговоров о матче инициативу на себя взяли политики. Но в тот момент мы не придавали этому особого значения.

Эти первые матчи ничего не значили со спортивной точки зрения, но нам надо было показать, что есть такая команда — сборная Украины, с тем, чтобы нас как можно скорее признали равными среди прочих членов международной футбольной семьи. И когда мы получили право стартовать в официальном турнире — квалификации к Евро-1996, — мы были очень горды.

А почему матч игрался в Ужгороде? Планировали провести его в Киеве. Но, если честно, изменили свои планы из-за отсутствия денег на перелет и проживание сборной Венгрии. По этой же причине участие в первом матче сборной Украины не приняли легионеры – у нас просто не было валюты, чтобы оплатить им даже билеты.

— Тогда, когда вы организовывали первый чемпионат страны, первый матч сборной Украины, понимали, что со временем об этом будут вспоминать с трепетом? Первый матч, первый гол…

— Признаться, я просто не успевал об этом думать. Работы было невпроворот. Ведь как, к примеру, приходилось организовывать штат инспекторов на поединки первенства? Я буквально уговаривал известных футбольных людей, чтобы они согласились выполнять эти функции. Ведь это было практически на общественных началах. После игры инспектор шел на почту, поскольку далеко не на всех стадионах были междугородние телефоны, и звонил мне, сообщая результат матча. Порой из-за некачественной связи не всегда удавалось правильно расслышать счет, в таблицу вносились ошибки, а потом, получив протокол, мы их исправляли…

Сейчас многое из того времени вспоминается с улыбкой, а тогда, поверьте, было не до шуток. Те же полпреды Руха, например, настаивали, чтобы мы запретили представителям Украины выступать за сборную СНГ на Евро-1992. Говорили, мол, пусть москали проиграют без нас. Но я-то понимал, что для спортсмена такой турнир может быть единственным в жизни. И какое мы имели право лишать футболистов такого шанса? Политика политикой, а спорт спортом.

— Мы с вами не раз уже говорили о становлении федерации. И вы говорили, что ФФУ вполне могла праздновать день рождения раньше, чем 13 декабря 1991 года.

— Действительно, еще в августе 1991-го к нам в отдел футбола Спорткомитета, где тогда работал и я, и будущий первый президент  ФФУ Виктор Банников, обратились представители очень влиятельного в те годы Руха и в ультимативной форме потребовали выхода из состава союзной федерации. Особенно настаивал на этом Ярослав Кендзьор, который потом был народным депутатом. Мы попытались объяснить, что в августе это сделать невозможно, ведь в разгаре чемпионат СССР и первенство Украины, проводившееся в одной из зон второй лиги. Мы предложили другой вариант: доиграть сезон до конца, а затем уже поднимать вопрос о выходе.

Руховцы были настроены агрессивно, к тому же Кендзьор — в прошлом боксер (улыбается)… Аргументы, что футболисты и тренеры останутся на первых порах в буквальном смысле слова на улице, во внимание не принимались. Мы спросили, почему, мол, мы должны это делать в таком срочном порядке, ведь федерации других видов спорта даже не помышляют о выходе из союзных структур. Контраргумент был в духе того времени: «Футбол — это партийный и самый популярный вид спорта, и именно федерация футбола должна показать не только другим видам спорта, но и отраслям экономики, как нужно разрывать отношения с коммунистическим прошлым».

— И вы позволили себе не согласиться с новыми политическими лидерами?

— Так как наши доводы не были услышаны, нам пришлось в сентябре собирать футбольный актив страны — представителей клубов, ветеранов, известных функционеров, — и на этом собрании было принято решение о том, чтобы доиграть чемпионат, а по его окончании, в декабре, вернуться к вопросу о создании Федерации футбола Украины. Ох, и наслушались мы обвинений в непатриотизме от Кендзьора, который тоже присутствовал на встрече! Но решение это осталось без изменений. 13 декабря 1991 года состоялось новое собрание, и на нем было объявлено о создании общественной организации «Федерация футбола Украины» и выходе ее из состава союзной федерации. От нас тут же отказался Спорткомитет, где мы получали зарплату, и мы отправились в самостоятельное плавание, став первой независимой федерацией Украины.

Мы подготовили документы для вступления в УЕФА, нашли финансы и отправили делегацию в Швейцарию. В нее вошли Виктор Банников, Виктор Медведчук и Григорий Суркис. Грамотно оформленный пакет документов во многом поспособствовал тому, что нас без особых проволочек приняли в УЕФА.

Президент ФФУ Виктор Банников занимался отношениями с УЕФА и ФИФА, поиском помещения для федерации — ведь из Спорткомитета нас, таких самостоятельных, попросили удалиться.

А мне, как вице-президенту, нужно было в срочном порядке организовать первый независимый чемпионат. Кстати, тогда в штате ФФУ насчитывалось… 10 человек. Правда, нам очень помогали так называемые общественники — они в свободное время приходили и делали определенную часть работы. Просто так, из любви к футболу.

Валерий НОВОБРАНЕЦ

© Копирование контента разрешено только по согласованию с редакцией.